писанинки :)

Творчество не по сабжу.
Правила форума
Устали за день и хотите немного расслабиться и послушать какую-нибудь захватывающую историю? Или поделиться своей? Тогда милости просим вас на кухню к старине Рокфору - место всевозможных баек и рассказов, не связанных с м\с!
Аватара пользователя
Gazero
Свободный художник
Сообщения: 3007
Регистрация: Март 2014
В сети/Не в сети: Не в сети

писанинки :)

Сообщение Gazero » 24 дек 2017, 16:49

Rain s Fimm

Капелька за капелькой я рисую очертания, они дрожат как живые и сверкают в отблеске луны, спешат поведать прошептать свою историю, ведь они живут лишь миг...
В сущности, как и все там, где мои почти невидимые руки перелистывают страницы ночей, шагов, меняющихся и потопающих в занавесе капель...
Иногда мне кажется, что у меня есть крылья, где каждое пёрышко уносит чью-то грусть, мечту, а порой - что собираются они в лепестки волшебного цветка, переплетающегося с прохладой ночи и вместо аромата он источает сны или мысли...
И с каждой капелькой я переживаю новую жизнь, тишину и снова жизнь, как первые штришки тени падают на косые очертания моих кистей. Их давно никто не пожимает дружеским жестом, их отчужденно и равнодушно задевают надутые вороны зонтиков, иногда раскрашенные радугой, но неприветливые и быстрые; я забыл, что такое тепло объятий, устало то и дело касаясь дверей из стекла...
Старательно укрываю влагой капелек листок, затерявшийся в суете ночного города (он точно осиротевший причудливый зверёк, жмётся к скользящим моим ладоням, поддерживающим малыша), и, кажется, я ощущаю свет - я не один!..
Но это длится лишь миг - ветер уносит моего маленького друга, и я не знаю, увидимся ли мы вновь?.. Становится так грустно, что мои руки опускаются тяжёлыми, дрожащими ручейками, как слезы...
Все в сущности - лишь миг: свет и одиночество, ночь и тишина, и, быть может, даже я...

Аватара пользователя
Gazero
Свободный художник
Сообщения: 3007
Регистрация: Март 2014
В сети/Не в сети: Не в сети

писанинки :)

Сообщение Gazero » 24 дек 2017, 17:10

Новогодняя Миниатюра «Кошки»
:)

Роли:
Кошки
Рассказчик
Собака

ДЕЙСТВИЕ:
Рассказчик: когда хозяева и хозяйки на работе, их кошечки-зайки имеют свои заботы.
Выходят кошки, танцуют.
Рассказчик: Одни не унывают – молочко лакают.
Одна из кошек лакает молоко, говорит: Мяу, хочу еще!
Рассказчик: Другие молодцы – с мышками бойцы!
Другая кошка начинает шутливую борьбу с мышкой, в конце вертит ее за хвостик с гордым и смешным видом.
Рассказчик: У третьих вопрос стоит – что зеркало в себе таит?
Иная кошка глубокомысленно смотрит на зеркало, стучит по нему, как будто хочет войти туда.
Рассказчик: Остальные шалят чуток – вертят на всяк лад клубок!
Еще кошка играет с клубком, стараясь подражать движениям гимнастки.
Рассказчик: Но будем мы точно знать – кошечки не дадут скучать!
Кошки все вместе поют.
Это длится недолго.
Одна кошка говорит:Мур, Что-то народа через чур!
Вторая кошка: Не просто так собрался народ – вот-вот будет Новый год!
Третья кошка: По такому случаю, пожелаем, чтоб все были везучие!
Четвертая кошка – И процветание во всем, ой… Что-то слышу.. Отсюда поскорее уйдем!
Кошки уходят со сцены.
Собака: Эх, жаль, что кошки убежали. Косточку мне не пожелали!
Все кошки снова выходят. Дарят собаке косточку и все вместе танцуют, играют с собакой
Конец
:)

Аватара пользователя
Monty
Admirador de queso
Сообщения: 7695
Регистрация: Март 2014
В сети/Не в сети: Не в сети
Контактная информация:

писанинки :)

Сообщение Monty » 24 дек 2017, 18:37

Очень милая и забавная пьеска 023.gif
Si taayabuni waane Adanu, mambo yalio dumani(Не удивляйтесь, дети Людей, вещам, что происходят в этом мире) Поговорка суахили.

ИзображениеИзображение

Аватара пользователя
Gazero
Свободный художник
Сообщения: 3007
Регистрация: Март 2014
В сети/Не в сети: Не в сети

писанинки :)

Сообщение Gazero » 04 янв 2018, 14:00

Brighting Moonlight Sky

То, что произошло однажды, было слишком чудесно, чтобы назвать это простой сказкой, и слишком грустно, чтобы сказать - что это просто жизнь - в синей вышине, куда не долетает ни одна птица, в первом беззвучном "мяу" открыл розовый ротик крошечный котёнок, беленький с черными полосками. И тотчас же, как по волшебству, крупинками отлетел его ослепительный покрой, складываясь в крылья, тотчас обнявшие малыша. Он уснул в этом причудливом одеяльце, совсем не заметив, что белоснежные пёрышки поднялись на высоту причудливым роем, и остановились, как бы не желая покидать маленького друга насовсем.
А котёнок вырос в гигантскую пантеру, прогуливающуюся по бескрайним тёмным просторам вышины. Каждый след её сильных лап оставлял сияющие крошечные узоры, сверкающие как алмазы. Внимательно глаза её всматривались в них, стараясь придумать и промурлыкать каждому свою историю, отчего те сияли ещё тише и прелестнее... И, казалось, гул голоса чёрной пантеры вечно будет убаюкивать странную и вдумчивую темноту, но поглядела она вдруг как-то, вверх, почувствовав знакомое касание к шерстки, такое ласковое и родное...
Это белые-белые пушинки протягивали ниточки к ней, купая в лучах белоснежных, искристых струнах завораживающей музыки, пантера с замиранием сердца подбегала все ближе и ближе к ним, отчётливо вспоминая, как ещё крохой, такая же укрывала её огромными ослепительными крыльями (это было так хорошо, что теперь с каждым мигом пронзало её тоской); вернуть бы хоть на миг!
Она прыгнула, стараясь хоть кончиком усов дотронутся до высоких, манящих белых лучиков, не понимая, что падает сквозь синеву, откуда нет возврата (все чувства пантеры были овеяны только мягкими белями крыльями и их сиянием, дарившим сказку когда-то впервые, как сейчас, только ей, и желанием, чтобы эта сказка не кончалась). Падали мостики их звёзд, хрупкие и дрожащие, уносимые ветром, а она все протягивала лапу, чтобы погладить и отблагодарить, снова быть вместе с белоснежными лучиками, стараясь не смотреть, как где-то в вышине и в глубине растворяется её могучий хвост и могучее туловище; миг - и мягонькая лапка пантеры тихо коснулась белого перышка и...
Умиротворенная огромная пантера, с негой ощущая снова белый окрас с тёмными полосками, свернулась калачиком, не боясь ничего (белые крылья уносили её на высоту, навсегда укрыв тихим сиянием)...

Аватара пользователя
Gazero
Свободный художник
Сообщения: 3007
Регистрация: Март 2014
В сети/Не в сети: Не в сети

писанинки :)

Сообщение Gazero » 27 янв 2018, 13:03

Rigning embrace

Полумрак. Сначала красивый и такой привычный, родной своей молчаливой одинаковостью, а потом - загадочный силуэт, точно сотканный из лунного света... Она вспоминала, что же он в себе таил, кому принадлежал - и не могла.
Можно было б сказать, что это все - очередной сюжет новой книги её папы, если б не тихий-тихий писк, точно летучей мыши, раздавшийся рядом.
Дорис машинально выставила руки, чтобы отгородиться и - наткнулась на нечто, поразившее её - на соприкосновение с плечами мужчины, трепещущими и незримо притягивающие силой. На миг она забыла, как дышать, осознав, что тот, к кому она невольно прикоснулась, был тоже с кожей, мягкой, тёплой, чуть вздрагивающей от касания.
Она подняла и с усилием всмотрелась почти невидящими глазами в её владельца и встретилась с его глазами - удивительно красивыми, но немного обезображенными пятачком носа и складками ушей, сильно смахивающими на летучие. Это он тихонько нашептывал ей на своём языке не бояться того, он сейчас хочет обнять её так, без извечных сюртуков с рубашками.
"Я все ещё не знаю, что это значит, но люблю тебя!" - казалось, робко закрались нотки в этом шепоте.
Девушка не знала, как ответить, хотя за годы тайных встреч в заброшенном кинотеатре научилась понимать его (они смотрели на чёрный экран и представляли сотни фильмов, которые могли б посмотреть и в которых могли б оказаться; наверное, там было б лучше, чем в этом, скучном и холодном мире). Но сейчас её голос боялся сказать и звук - он волнующе-пугающе близко. И все же она никогда не ощущала такой близости с единственным существом, что было счастливо просто быть рядом; и ей хотелось подарить её, удержать это мгновение.
Миг - и, дрожа от волнения, открыв спину, она позволила ему обнять себя, ловя ночной воздух каждой клеточкой чувства; Дорис казалось, что руки у неё теперь были повсюду, особенно на спине, и они незримо искали его, тайком, понятными им одним, узорами, признаваясь друг другу, что смысл жизни их заключился в эту секунду, в их объятие...
Он наконец перестал был для неё далеким и волшебным "лунным человеком" (так виделось ей сослепу, когда его фигура заливалась светом луны с забытого окна), но даже сейчас её глаза находили тоненькие белоснежные искорки, что укрывали их переплетенные осторожные дыхания и лёгкие движения по коже друг друга в объятии; в полумраке точно смешивались воображаемые картинки представляемых ими историй, проплывали куклами, масками, человечками, замками, подземельями, красками и шумами...
Дорис закрыла глаза и тихо прижалась к нему ближе, её веки превратились в ворота в мир, чтобы сберечь это мгновение, когда их сердца сосчитали до бесконечности в едином кротком стуке в тишине полумрака....

Аватара пользователя
Gazero
Свободный художник
Сообщения: 3007
Регистрация: Март 2014
В сети/Не в сети: Не в сети

писанинки :)

Сообщение Gazero » 23 фев 2018, 21:12

Rhythm Of Snow

"В последний раз!" - подумал Вальди и попробовал усмехнуться самому себе - все повториться, непременно... Или это только в его сознании он ожидает повторения? "Что за вопросы ты себе задаёшь?" - одернул себя юноша и стал натягивать ткань на вены, чтобы скрыть от зрителей покусанные руки. Если они перестанут верить в то, что морской лев хороший и милый, они его разлюбят... Его самого или зверя? Он не стал уточнять, искренне снова пробуя вспомнить своё счастливое лицо на фотографии, где он держал ещё малыша, с испугом и доверием прижимавшегося к нему. Он сам верил тогда, что эти чёрные бусинки глаз, точно смазанные блеском, будут всегда милыми и тихими. "Всегда" - слово потерялось среди череды сна и еды, тренировок - сначала увлекательных, потом капризных после... Дрессировщик едва не задохнулся от боли, что приносит сама догадка - от раздражения, безразличия и, может быть, ненависти.
Вальди с поспешной запоздалостью затянул коньки и дал команду униформистам поднимать ледяную платформу, мысленно ругаясь с директором цирка - ему и так нелегко, а он ещё придумал такой сложный номер. "Я люблю своего льва, своих зрителей!" - когда-то вдохновляющая и успокаивающая мантра не работала больше. С громогласным рёвом огромное животное поехало пузом по снегу на встречу восторженным крикам детишек, юноша быстренько взялся за страховочной канат, чтобы эффектно описать пируэт возле ластоногого подопечного. "Может, я никогда тебя не знал! - все продолжал свои мучительные размышления Вальди, поспешно вытаскивая из изящного кармашка рыбу и засовывая в жадный рот морского льва. - И ты никогда не нуждался во мне, так, порой, ради развлечения и рыбы!.. Я ненавижу теперь суши, ты знаешь?" - мысленно объявил он питомцу, похлопывая по жирной спинке.
Юноша дал знак - и зверь повиновался, скорее потому, что шёл за запахом любимого лакомства, вынуждавшего его потешно пятиться и танцевать на передних, задних ластах, крутить головой и выгибать спину, поднимать хвост и, чихать и моргать, показывать язычок, закрывать носик, пока его тонущий в меланхолии напарник удерживал равновесие и думал параллельно - вернее заставлял себя думать - о том, как б не навернуться вновь с размаху на спину, коньки делали свою скверную точностью физику; а толпа восхищённо аплодировала "силачу", что немного "протащил" массивное животное.
Вальди с облегчением спрыгнул с высоты и сделал поворот на льду, пока лев купался в шуме и светомузыке, в который раз оторвавших его от сладкой дремы и рыбы. Ухо юноши, украшенное изящной серьгой с бриллиантом, казалось, ловило этот ворчливый монолог ловившего мыльные пузыри носом млекопитающего: "Ты знаешь, я тоже устал от твоих иллюзий! С чего ты взял, что мне интересно кувыркаться перед тобой, дай рыбы и отвяжись!". Чтоб не заплакать, дрессировщик погладил его по усатой надутой мордочке, притворяясь, что это не его зубы опять кусают ему руку даже сквозь ткань. "Молодец!" - иронически-с надеждой прошептал он и, напрягая все своё искусство стоять на коньках, стал пятиться в крошечном и забавном танце, после откинув руку и закинув чуть голову с приятно вздёрнутым прямым носиком (иначе он б не смог увидеть глаза любимца, тем временем лениво выжидавшего своей части выступления на специальном пуфике для морских зверушек).
Терпение его, очевидно, закончилось давно, и теперь не стеснялось прямой конфронтации с хозяином - он зарычал и откинул предложенные ему для номера игрушки, завалившись и катаясь по льду. "Опять ты, после всего...» - бросился в безнадежно-безмолвное выяснение отношений Вальди, притворно обхватив руками голову, стараясь не помять начёс кудрявой стрижки. "Надо выкручиваться!" - скомандовало ему артистическое чутьё. Проехав круг с учтивым выражением лица, юноша осторожно прилёг рядом с морским гигантом, не зная, какие силы помогут ему вернуться в положение стоя. По залу зато прошёл вздох и крик умиления, все бросились их фотографировать; что незамедлительно вызвало новую пытку размышлениями: были времена, когда...
Ему не надо было надевать на себя аркан привязанности, он кормил, чистил, лечил морского льва с рвением, всеми радостными и тревожными стремлениями возвращаясь к нему, просто вынужденно отправляясь за покупками или договариваться с очередным цирком о их участии, каждое воспоминание о чёрных, порой сердитых, шерстинках его вызывало отцовское снисхождение, но...
Сейчас он со стыдом и болью мечтал о сделке с зоопарком или дельфинарием (он не может больше быть с ним, если он не делает его счастливым!). Классически вращая обруч вместе с подопечным, он ужасался и проклинал это ожидание, с другой стороны молился на него - зверь может попадёт в более угодные ему руки, возможно, будет чувствовать себя наконец в довольствии, настоящем, с его позиции. "Когда это произойдёт?" - стенал про себя юноша, почёсывая ласту зверю, что катал его на специальном лыжном велосипеде. Лилась прелестная весёлая музыка, навевающая какой-то знакомый мотив чистого, нерушимого единства; но он не знал, верить ли ему...
Потом они позировали и играли в мячик, собирали паззл из цветных льдинок, рисовали на холсте, поливали друг друга и зрителей из шланга, ловили рыбку, "катались" друг на друге… не забывая делать перерыв на рыбу, ласковые слова и прикосновения, от их общения так и веяло и заряжало любовью. Так думали, смотря на происходящее, зрители; но дрессировщик чувствовал себя разбитым, если не убитым - он обещал себе любить этого дитя моря всю жизнь (и ему обещал)... Взгляд Вальди упал на ушки питомца, крошечные и мелькавшие в заученных движениях распутывания рыбки из сетей. Они... были пронизаны белыми, так скоро-грустно белыми волосками... Сердце юноши как пронзило. "Ты уже никогда не будешь тем малышом!" - сказал он ему одними глазами, но без упрёка... Погас свет - и музыка затихла, номер окончен, зрители захлопали, ожидая поклона артиста и эффектной позы животного, чтобы ещё сфотографировать. С притихлым трепетом он осторожно приподнял мордочку льва, и мягко поцеловал, быстро, чтобы на носик льва не успели упасть его слезы...

Аватара пользователя
LoneHackeer
Свободный художник
Сообщения: 960
Регистрация: Февраль 2015
В сети/Не в сети: В сети

писанинки :)

Сообщение LoneHackeer » 24 фев 2018, 17:18

Gazero писал(а): Rhythm Of Snow
Неплохо. Грустно, но жизненно.

Аватара пользователя
Gazero
Свободный художник
Сообщения: 3007
Регистрация: Март 2014
В сети/Не в сети: Не в сети

писанинки :)

Сообщение Gazero » 24 фев 2018, 18:00

спасибо, стараюсь
+
Новинка
-
Frozen Bubbles
(Посвящение)

"Да, это действительно «нечто» уже сейчас!" - думал молодой артист цирка, который, вдруг ощутил себя в незнакомом месте и в первый раз - вместо привычного условного сигнала от директора цирка за кулисами он сидел на сквозняке в одном из четырёх секторов. Отовсюду неслись разговоры, запахи и рыки заспанных животных. На нем была простенькая курточка, невероятно жаркая, несмотря на обстановку. "Что-то мне не нравится его затея!" - успел он отметить про себя; любопытство приказало сидеть и ждать, как зрители отреагируют на сюрприз новой программы.
Постепенно толпа собиралась и все погружались в заботы, связанные с гаджетами, разговорами по телефону и закупкой еды с сувенирами, на арене тотчас воцарился хаос - выкатили тележку с собаками для катания детей, поставили клетку с кроликом, извлекая оттуда кроху в костюмчике, за плату предлагая сфотографироваться с ним, дежурные дирижировали зрителями, показывая куда садиться.
Юношу поражало, что выдумщик директор ему запретил снимать до его номера сценическую серьгу в ухе и портить причёску курчавых волос. "А вдруг какой агрессивный мужик в соседях окажется?" - с тревогой подумал он. "Вот зачем я согласился?" - едва не плакал он в мыслях, судорожно наблюдая запуски причудливых механизмов, что раньше несомненно не приводились в действие. "Это ещё что такое?!" - только и мог он притихло наблюдать, привстав - обычная дорожка на манеж превратилась в стилизованную пещерку, причём из льда. Одно воспоминание уже хотело, плюнув на все, бросить своего владельца из зрительного зала. "Что с моим львом? Он не ожидал такого! Растеряется и не пройдёт к публике без подсказки, да и... Это издевательство!.. - воскликнул он внутренне в сердцах и, невольно оглянувшись на крепчавший запах рыбы, исходивший из кармашка с лакомствами для питомца, отметил - Над нами обоими!.. Все, мне точно набьют морду!" - страдальчески спрятал он на миг лицо в руки.
Второе воспоминание тотчас вынудило его отдернуть их. На ладонях остались едва замеченные следы пудры и теней. "Твоё мать! - горько хмыкнул без слов юный артист. - Хотя б не гримировали! Или они и вправду держат людей за глупцов? - он чувствовал, что философствования - это одно из немногих оставшихся радостей его жизни. - Хотя при наших нравах… да и мало ль кто пришёл в цирк?.. Быстрее б это кончилось! Хорошо, что я выступаю первым!". Секунды до начала представления превращались в бесконечность.
Внезапно скользнуло знакомое мягкое пространство из свернутой курточки, судорожно засунутой в рукав шапочки с потешными ушками, и сумки наперевес - ничто не могло отвлекать их хозяина от того, что вот-вот начнётся...
Он оглянулся и осознал - так вот почему это крошечная планетка одежды показалась ему знакомой - владелец его, перебирая ножками в узком пространстве, пропихивался на любимый третий ряд, опасаясь быть перевёрнутым на второй. Точнее, владелица - маленькая девушка с темными волосами и серыми глазами, которой улыбались провожающие работницы цирка, ведь она любит в него приходить. "Неужели?" - ахнуло сердце циркача, когда она взгромоздила на соседнее с ним кресло свой скарб из туалета, торопливо-робко извинившись.
Несомненно - это была она - когда он в последний раз был тут, эта девушка обалдело-стеснительно провожала его глазами весь номер, краснея щёчками и улыбаясь, вместе с этим она сияла глазами, наблюдая за трюками его огромного рокочущего черношерстного воспитанника.
Она, видно, тоже почувствовала, что сосед выпадет небанальный, кроме того, в зале, парфюмом которого обычно был запах чипсов, сухариков и прочих вредных вкусняшек, вдруг стояло густое амбре рыбы, причём она судорожно нащупывала, когда в последний раз её так обдало этим запахом.
"Не может быть!" - приказала она себе и, все ж, чтобы убедиться, что это кто-то просто перед походом в цирк объелся жительницы морей и океанов, мелькнула взглядом в бок и... Оторопела: плечом к плечу она сидела рядом с высоким человеком, с низкими бровями, носом с чуть вздёрнутым кончиком, поразительно напоминавшим ей понравившегося дрессировщика тюленей.
"Сплю я, что ли?" - смущённо-безуспешно искала алиби девушка, щипнув себя, а потом, на всякий случай исподтишка, как делают глупые влюблённые девочки, коснулась исподтишка возможного кумира пальцем (сквозь куртку нащупывались какие-то пряжки).
Словно очнувшись, незадачливая соседка звезды арены спохватилась, что этим могла оскорбить любимого артиста и... Не менее глупо стала надеяться, что он ничего не заметил, вдруг из неё, по причинам, понятным одной ей, вырвалось предательское: "Ой!".
С ужасом раскаяния и смущения она, не смев дыхнуть, подняла глаза и... Увидела ту самую добрую и ласковую улыбку, готовую просиять ей, ей одной, так долго она сдерживалась (ой, хоть б голову не повернул, она сказала себе, что не переживет этого и потому поспешно спряталась в недра куртки). И тут незадача - кончик ушек шапочки вновь притронулся к дрессировщику. "Ну это же слишком!" - обрушилась девушка на несчастный убор, яростно запихивая его обратно. Теперь он точно заметит!
Её опасения подтвердились - теперь он повернул к ней лицо - вроде б ничего особенного, но хочется смотреть на него и смотреть, особенно в обрамлении той причёски и серьги; но это было удовольствием, когда он был далеко, за цифровой гранью фотографии на компьютере или на в видео, или на арене... Кстати, почему он не там? Она же приходила ради его номера! Человеческое участие сразу любезно предоставило тысячу причин - от уток пиара до травмы; хотя какую травму мог нанести морской лев, один и дрессированный (он так его любит, как вспоминала она)? Девушка ещё раз взглянула в глаза дрессировщика, что собирался что-то сказать. Но вот...
Заиграл синтезатор и вышел извечный кордебалет цирка, статичный, как его купол, там даже были девушки, на которых она хотела быть похожей, ведь они красивые, грациозные и их иногда даже берут участвовать в номера, звукорежиссёр, которого она, в шутку, конечно, хотела убить за анонимность порой очень полюбившихся мелодий, фантазией на увертюре не отличался и танцовщицы, как марионетки, в сотый раз повторяли одни и те же движения и улыбки, под ту же музыку... Да она старалась привязаться сознанием к этой ерунде, иногда раздражающей, порою развлекающей красивыми костюмами и париками, чтоб не думать о ситуации, в которой она оказалась - она сидит рядом с тем, просто о совместной фотографии с которым могла только мечтать.
Девушки пригласили добровольца - им и оказался он. Стараясь изображать прохожего, он довольно неумело и смущённо пробовал двигаться в такт музыке (или ему лишь казалось, что он изображал смущение, ведь... У него не выходила из головы девушка, запомнившаяся ещё с того выступления, а теперь сидевшая с ним рядом). "Представляю, как она застеснялась!" - ещё шире улыбнулся юноша и тоже невольно чуть покраснел. "Задумка директора парадоксальна - и удалась, и не удалась: я смог почувствовать эмоции простого зрителя, а он, быть может, мои". Он обратился взором к залу, где теперь сосредоточился на своей чудной бывшей соседке. Она теперь снова следила за ним с тем восхищением и уважением, но теперь примешался оттенок благодарности за то, что он вновь далеко. И молодому человеку стало мимовольно смешно и грустно одновременно. "Ну вот чего она так? - размышлял он, оставшись в одиночестве, продолжая играть роль зрителя, забывшегося в танце и теперь искавшего глазами своё место в зале. - Я ведь не кусаюсь, в отличие от..."
Весь зал указал на пустое кресло рядом с девушкой, ожидая появления артиста, и он сделал вид что понял и направился было к ней, как вдруг... Заиграла мистическая музыка, предусмотренная для того, чтобы... Из-под сцены выдвинули платформу и створки ледяных ступеней распахнулись. Сцену огласил знакомый рёв. Он обернулся.
"В отличие вот от кого! - с облегчением заключил недавнюю мысль юноша, встречая своего питомца - огромного морского льва по кличке Цезарь. Самец с красными глазами и клыками выглядел внушительно и грозно, настолько, что зрители ахнули – уходи, мол, парень в курточке и с сережкой, зверь без контроля, куда-то запропастившегося, дрессировщика. - Как ж легко произвести на вас впечатление!" - улыбнулся ещё шире юноша и скинул курточку. Толпа тотчас зааплодировала.
Теперь на нем был привычный костюм с декоративными ремешками, высокими сапогами и сумочкой через плечо, сценическую рубашку украшал вырез. "Ап!" - поклонился он зрителям и стал заниматься Цезарем. Упитанное капризное животное сегодня было раздражённым как никогда. Все команды приходилось повторять, рыба из кармашка таяла по поводу и без, ему даже пришлось прибегнуть к ремешку и к тросточке, хотя это выдавали только укротителям хищников.
"Да что ж за несчастье?!" - выдохнул юноша, в какой-то момент еле увернувшись от ласт, больно отвешивающим подзатыльник. Публика сердито требовала еще зрелищ, повелительно выставив камеры и фотоаппараты. "И почему я не удивлён?" - примирительно ухитрился перевернуть льва в позу для фотографирования он и тоже приосанился для новоиспеченных папарацци. "Где-то там должен быть репортёр!" - проверил он глазами предполагаемый сектор и, наклонившись к Цезарю, прочитал ему нотацию, что, если и на этот раз на снимке попадётся укус, его просто выкинут в зоопарк. Конечно, усатого и бурчащего зверя перспектива сытого и счастливого безделья только радовала; но в таком случае циркач лишался квалификации. Нет, можно перепрофилироваться, но с бездушным инвентарем, вроде колец жонглера или лески эквилибриста, иль магического шара иллюзиониста ему было б скучно, хоть он и немного тренировался на всякий случай во всем этом - признавался он сам себе, натягивая ткань на руках, чтоб своенравный питомец опять не открыл частый результат их отношений (плохо заживающие и ноющие укусы).
"Ну дружочек, ну кто тебе еще будет рыбку давать?" - ласково общался с Цезарем он, помогая вращать ему кольцо. Он вправду хотел остаться с этим ластоногим порой тираном, на то любовь и сильное и противоречивое чувство, что чем логика сильнее её перечеркивает, тем отчаянней она воскресает.
Он вспомнил восторженный взгляд девушки, теперь выглядевшей расстроено. "Ой все! Можно увольняться, я больше не приношу радость!" - объявил себе приговор он, играя в большой яркий легкий мяч с зрителями и с любимцем одновременно. Старательно забросил он его на третий ряд, прямо в девушку, чтобы поднять ей настроение, как почувствовал резкую боль в руке. Отведя руку в сторону, жалея, что, скорее всего там, по извечному закону подлости, спрятался фотограф с сайта цирка, он быстро посмотрел на руку - ткань была порвана, рука тоже.
Не успел он охнуть, как морской лев наехал на него и ударил. "Ты что?!" - рассердился за свой позор от единственного четвероногого друга юноша и, пересилив себя, вспомнив, что он действительно хочет снова его попробовать любить опять, мягко-журя чуть хлопнул его по жирной спине, с извиняющейся досадой вновь натягивая ткань, кидая рыбку льву и успокаивая улыбкой зрителей.
"Как там она?" - вдруг устремился в мыслях к девушке дрессировщик, вновь взяв под контроль животное и давая ему играть с большим плюшевым тюленем в дочки-…папочки. Цезарь кормил и укрывал одеяльцем игрушку, чем вызвал умиление у публики, в которой затерялась слезинка девушки. "Как нелогично плакать в цирке!" - стыдливо быстро вытерла она её, заметив, что хозяин льва смотрит на неё. "Я ведь обижаю его!..".
После ещё нескольких трюков он дал знал униформистам, что пора как-то прикрыть эту богадельню, хотя б ширмой, иначе он грянет в обморок прямо перед публикой, а после такого его вообще не возьмут ни в один цирк даже уборщиком (наверное, почувствовавший его тайно крепнувшую симпатию к ней, заревновавший Цезарь, при миниатюре с танцем, стал бить его по плечам так, что едва не ломал кости, потом опять принялся за укусы и навалился. Инстинкт артиста и знания дрессуры каким-то чудом помогли выкрутиться и сделать вид, что это был элемент страстного танго, но долго так он явно не выдержит).
Музыка, казавшаяся вечной, наконец, прекратилась и занавес, преодолев внезапно расстояние до середины арены закрыл их кругом и сопровождал до выхода. Там обозлённый зверь забил последний гвоздь в гроб их дружбы (по крайней мере, на сегодня, пока не успокоят и не займутся исправительной временной его изоляцией) - он со всей силы толкнул кормильца в глыбу ступенек.
"Вот и убеждай самого себя, что животные любят выступать!" - невесело заключил про себя юноша, осторожно, не зная, спустя сколько секунд, открывая, что все ещё жив и с трудом карабкается по этой ледяной конструкции - вход в лабиринты цирка приподняли, какое "счастье"! В глазах медленно прояснялось и его мотало из стороны в сторону, рука саднила и по всему телу бегал озноб.
"Напророчил! - с чувством вины он с усилием отыскивал кабинет директора цирка, что тоже поменял местоположение. - Что теперь будет с Цезарем? Хоть б не усыпили!" - даже в такой ситуации самоотверженный артист думал о животном, но не потому, что этот морской лев - его хлеб, потому, что он в ответе за него… да и сердечно все же привязан к нему.
У самого входа к кабинету директора он вспомнил ещё одну мысль. И она очень просилась наружу.
- У меня предложение, если я все ещё числюсь в штате. - собрал он последнюю щепотку оптимизма и храбрости после приветствия перед директором.
- Как Вы себя чувствуете? - тот не отрываясь смотрел на его руку.
- Надо ставить барьеры, даже когда выступает собачка. - продолжал он, чувствуя себя отчаянным, бросающимся на амбразуру, но знающим, что хоть кого-то спасёт, жертвуя собой. - Я не знаю точно, почему Цезарь так себя повёл, но я едва с ним справился; так что прошу рассмотреть моё предложение - в первых рядах дети сидят!
Встретив спор, потом молчаливое "я подумаю", директор отпустил его, пообещав, что питомец останется жив и невредим. И все же переживая за него, юноша с трудом отыскал в потёмках комнату, подписанную: "Дрессировщик".
Разбрасывая нервно сценический реквизит в поисках аптечки, он с изумлением скользнул взглядом по двери, за которой мелькнула тень.
"Неужели это тот, о ком я думаю?" - приготовился к худшему юноша, перебравшись на крошечный диванчик, чтобы хоть не упасть от слов своего тренера, который сейчас будет крыть его последним орущим матом. Тень же нерешительно топталась - явно не он… но кто тогда? У него не было ни родичей, ни друзей, ни девушки. Неужели?..
Дверь с боязливо-смелым писком в духе: "Была-ни-была!" отворилась и закрылась, с ноги на ногу теперь переминался её владелец... Точнее владелица - та самая девушка, что ругала себя за то, что нечаянно коснулась его шапкой, пока они сидели рядом.
- Вальди - простите, не знаю Вашего настоящего имени - Вы простите, пожалуйста... - заплетающимся языком начала она свою тираду, умиляющую, вызывающую улыбку и... Изумляющую.
- Ой, малышка! Ты откуда знаешь мой псевдоним? - спросил он, с усердием обмотав руку, первым, что подвернулось под нее, и предложив ей присесть.
Конечно, возможно, за отдельную плату она покупала программку, или внимательно всмотрелась в мелкий шрифт афиши - с отрадой играл во внутреннего сыщика юноша, складывая подальше кармашек, опустевший, но разящий рыбой, чтобы хотя б он не смущал маленькую храбрышку.
Но, скорее всего, она посмотрела на сайте, когда судорожно трясла его после понравившегося шоу в поисках памятных фотографий, наверное, и с его выступлением. Вальди улыбнулся.
- В интернете подглядела? – чуть кокетливо поддержал он морально девушку, не смеющую признаться.
Она кивнула, пунцовая, как помидорка, чувствуя, что теперь он ещё даже ближе, чем когда он сидел с ней бок-о-бок.
- И можешь не стесняться! - попросил он, понимая, что невольно млеет от этого непосредственного смущения. –Зови меня просто Вальди, а тюленя - Цезарем (его так зовут).
- Ну Вы же артист и старше, а… я Вас уважаю! - девушка готова была себя ущипнуть за то, как далеко она зашла.
- Спасибо! - со смешком предложил ей конфет юноша. - Но я же не дедушка ещё!
"Это точно!" - выдавила она из себя, наблюдая, как он убирает снаряжения, звонит уборщику, готовит припасы рыбы для питомца, проверяя, все ли хорошо со львом, поминутно доставая расписание и читая его; им и вправду можно было залюбоваться, но больше она звука не скажет, это слишком стеснительно! Потому девушка была очень рада, что стоял грохот синтезатора и хохота, аплодисментов зрителей – если б они были одни в тишине, она б умерла от робости.
Представление шло своим чередом, наверняка открывая новые маленькие сказки, шутки, умилительные умения зверюшек; но теперь оно было отстранённым для неё, сейчас совершалась более важная минута - она была наедине с полюбившимся артистом (ради этого стоило вытерпеть толпу и бежать мимо униформистов, «чего-то не встречавших ее раньше»).
- Вы и вправду хороший! - решилась после паузы она сказать. - Поправляйтесь скорее!
Смиренно сделав вид, что он не слышал этого вежливого, но удручающего «Вы», дрессировщик обернулся - она смотрела на него с осторожным, понимающим, чистым теплом признанием, в глазах её ещё не высохли слезы.
- Чего ты плачешь, малышка? - подошел он и постарался пошутить. - Дядя дрессировщик старался, чтоб ты не плакала и была счастливой! - (он говорил правду, иначе б не работал в цирке).
- Давай-ка вытирай слезки и сфотографируемся, если хочешь, еще на память что-то дам, а потом беги быстрей смотреть представление! - учтиво сказал он, просительно касаясь её сумки.
- Фотографироваться, когда Вам больно? - Это как минимум невежливо ведь! - стеснительно сказала его собеседница, указывая на его фото на афише, что, по обычаю, висели и в гримерке артистов - Я приходила ради Вашего с Цезарем номера, его я посмотрела...
Вальди улыбался, всеми силами стараясь скрыть совестящийся залом бровей - человек пропускает оплаченное им представление, лишь потому, что его укусил его морской лев, будь он неладен!
- Я обязательно поправлюсь и Цезарь непременно снова будет хорошим, мы снова будем дружить и радовать тебя… Пожалуйста, иди досмотри шоу, прошу! - он не удержался и тихонько коснулся её плеча рукой.
- Спасибо! - прошептала она и убежала, оставив маленький пакетик, пылая щёчками, в которые он её поцеловал на прощание.
Он забыл о саднящей руке и что ему опять придётся отчитывать питомца, что он очень не любил; стараясь освободить мысли от лишнего и сохранить в них ее и этот миг, так же крепко, как и она (в пакетике лежал плюшевый моржонок)...

Аватара пользователя
LoneHackeer
Свободный художник
Сообщения: 960
Регистрация: Февраль 2015
В сети/Не в сети: В сети

писанинки :)

Сообщение LoneHackeer » 24 фев 2018, 21:12

О, уже готово продолжение рассказа о Вальди и Цезаре. :d-smile: Интересно.

Только почему у тебя ГГ все время называется юношей? Юноша - это мужчина лет до 20. Он своего питомца взял еще тюлененком, и наверное, уже в то время был совершеннолетним (вряд ли ребенку доверили бы такое крупное животное). А учитывая, что Цезарь уже старый, и примерную продолжительность жизни тюленей в неволе (лет 20), то Вальди по идее должно быть около 30.

Аватара пользователя
Gazero
Свободный художник
Сообщения: 3007
Регистрация: Март 2014
В сети/Не в сети: Не в сети

писанинки :)

Сообщение Gazero » 25 фев 2018, 14:04

LoneHackeer писал(а): О, уже готово продолжение рассказа о Вальди и Цезаре. :d-smile: Интересно.

Спасибо
+
:mrgreen:
"Главное, чтоб костюмчик сидел!.."

...Вы думаете, что это просто прибаутка? "Прибаутка" эта (то есть я), каждое утро протирает невидимой рукой незримые глаза и скучающе смотрит на один и тот же пейзаж, из-за решетчатых маленьких окон. Да-да, на зоне я, на ней, родимой, и уже столько, что нахожу прелесть в халтурно составленных фотороботах с кривыми улыбочками доброго медведя, в, постоянно кого-то выпытывающем, дежурном, в редкой прогулке по просторной комнате с голыми стенами, вот только...
У меня, сквозь теперь невидимое (какой каламбур!) время и пространство, по такому же кругу сменяют друг друга лишь два вопроса - сколько я ещё должен отсидеть и... Это извечное банальное - за что?!
На сколько я помню, я ничего особенного никогда не делал, ну может, когда от скуки за хвост попугая дёрнул, а он будил противной громкой реакцией хозяина; или там кину исподтишка кожуру от банана неприятному типу, что заденет меня в толпе (ну и что, что я невидим, этикет никто не давал права забывать!); иль пририсую усы тетеньке с плакатов на новомодном фильме, пусть прибавится ещё больше интриги и зрителей - словом, сплошные только такие, простительно-крошечные уголовные делишки.
А так у меня была не жизнь, а сплошной... Прекрасный... Инфракрасный.... Нет, это я сейчас такой тоже красный, ведь вспомнилось мне, как хотелось незаметно стянуть один хорошенький костюмчик, жёлтый, отливающий апельсиновым оттенком, что так шёл одному важному мужчине, а рядом была и красавица-девушка, и дорогое авто, и серьёзный ребёнок с псом ещё суровее; но, клянусь спектром, я не крал даже крошки у драчуна-воробья, не то, что костюм...
Да и куда мне, ну что я могу сделать? Максимум - вспомнить школьные годы и кнопку на стул положить... и ученику, и учителю, и директору; ну молотком треснуть по муравьям, спешащих по своим делам из соседней кучки листьев и веточек (жил я в заброшенном подвале на окраине города, дверцей служила паутина, одеялом - пустыня пыли).
А костюмчик действительно хорошо сидит (вижу-вижу Ваши улыбки на лицах, вам, наверное, нашептали, что мне авторитеты камеры такую кличку дали - Костюмчик); но я не про себя! И не про тот желто-апельсиновый безвкусный лоскут ткани (а как Вы хотели? - Я его теперь ненавижу! И вообще - имею право хранить молчание, и на адвоката, необязательно невидимого; а вот звонок мне не нужен - звонить некому)...
Может, разве что... Эскизику с одеждой и группке жёлтых ниток с иголкой, но ведь они не умеют брать трубку, не уверен, кроме того, что понимаю по-игольному. Да! Я сшил себе костюм! Не украл, а сшил! Или ваш слух невидимый при видимых ушах - Сшил!
И я доволен этим, даже если произошла ошибка и я - зэк, ведь пытался быть хоть в чем-то быть похожим на людей, потому, что восхищался ими, не только завидовал и вредил, верьте или нет! Да и... Это не главное! Главное, чтобы костюмчик сидел!

Аватара пользователя
Gazero
Свободный художник
Сообщения: 3007
Регистрация: Март 2014
В сети/Не в сети: Не в сети

писанинки :)

Сообщение Gazero » 17 мар 2018, 14:16

(Посвящение)
Moon-introsperctive s Magic

…Крошечные лучики попадают на меня, неся обрывки снов (да, я хоть и камера, но тоже могу их видеть!), и кажется, нет ничего чудеснее их... Хотя нет! Есть одно место и один человек, дела которого сказочнее любых снов. Вы, наверное, уже догадались, кто он и как его найти? Тогда спешим скорей со мной...
На тёмной-тёмной площадке... Не бойтесь, не происходит ничего страшного; а.... Что-то вообще тихо и пусто (ой, что же случилось с нашим любимцем - Человеком в маске?). Вдруг пах! - столб дыма и резкий свет! Ой! Прямо провода захватило! Сосредотачиваюсь линзами и... Да вот же они - наши любимые загадочно-черно-белые узоры, улыбающиеся одними глазами и приветствующие нас, чтобы снова провести в мир фокусов! Как будто из воздуха появился! Ух! Похоже, нас ждёт что-то незабываемое!..
Фокусник, неспешно прохаживаясь вокруг двух установок с факелами наверху, трогая их и показывая, что это абсолютно обычные два столба, вдруг... Падает; и магический свет с мистической музыкой снова вспыхивает, накаляя атмосферу так, что я готова выпрыгнуть из подставки, чтобы помочь нашему чародею и наказать хулигана. Им оказался выскочивший юноша-ассистент в длинном чёрным пальто с такими же волосами и в металлической полумаске с тёмным узором; он тоже встал между столбов с факелами, явно пробуя что-то наколдовать. Конечно, в старательности и талантах учеников Человека в маске я не сомневаюсь, но он, несомненно считает, что должен помочь и в случае чего, подстраховать, так что поднимается и, немного поощрив юношу кивками и указанием на него: "Смотрите, неплохо! Интересно, может, он хочет поднять в воздух факела или оторвать от них огонь?". Но тут происходит нечто неожиданное: пока мы вместе с ним гадали, какое чудо готовит юный помощник маэстро, ассистент - о нет! - вдруг, с новыми вспышками света и дыма с музыкой, оказывается заточенный между двумя стеклянными пластинами! Так вот отчего он толкнул нашего кудесника - он спас его! Этот молодой человек не только способен в искусстве иллюзиониста, но и умелый в науке храбрости, не находите? Но некогда рассуждать - спешу ловить встревоженным объективом его испуганное лицо и судорожные похлопывания и толчки по плотным прозрачным стенкам. Наш волшебник спешит на помощь, но, кажется, мало что можно сделать - вокруг не было ничего, чем можно было б разбить стекло. Запоздало выбегает группка молодцов тоже в плащах и в полумасках, неся разные артефакты и извечные ритуальные движения, умудряясь при этом переглядываться и тоже пытаться освободить товарища, которому становиться все хуже. Ого! Но вот Человек в маске берет панику под гипноз и, умело выставив на полу несколько нужных амулетов (рог единорога, клыки вампира, фигурку русалки) расставляет жестами юношей по площадке и начинает плавные и магические движения руками. Спустя несколько мгновений... Вы тоже это видите?! - от падающего бессильно юноши отделяется полупрозрачная сияющая белоснежная фигура! Такой же светящийся маг в чёрной плаще и полумаске спокойно, даже радостно поднимается, как будто даже парит в воздухе и, пройдя сквозь стекло, пропадает! Стекла пропадают и недогадливый юноша открывает глаза и глубоко захватывает воздух. Человек в маске помогает ему подняться и пожурив жестом: "Не балуй больше!", встаёт рядом с ним на безопасное от злополучных колон расстояние, в позу, на случай, если Вам захочется их сфотографировать или просто полюбоваться подольше. Не знаю, как насчёт последнего, но я просто... Плёнки не нахожу, мы увидели настоящее чудо!
Затем поворачиваюсь вынужденно, чтобы заснять крошечный ролик с клипом-заставкой; ведь надо дать успеть магу и его ученикам приготовиться к повторному показу этого невероятного трюка, и так, чтобы ни один, даже крошечный секретик, не ускользнул раньше времени (ох уж этот Человек в маске!). С такими примирительными философствованиями спокойно терплю рекламу и сгораю от любопытства вместе с вами! И вот меня поворачивают глазком к сцене, ура! Ну что, наш невероятный чудодей, как тебе это удалось? Ой, забыла, пока, следуя сценарию (а это порой очень важно, не забывайте!) его нет; чтобы мы могли окунуться в тайну его появления. Впрочем, особой тайны нет - убрав дым и свет, Человек в маске спокойно выезжает на подъемнике, эх! Но, согласитесь, все же впечатляет и главные моменты ещё впереди. Наш герой прохаживается вокруг установки с факелами, акцентируя мимолетно, что магия тут если и есть, то только в его харизме; а мы… все равно не разочаруемся в тебе, Человек в маске, даже не старайся, так что не отлынивай от фокусов, что мы ждём и все равно любим! Словно прочитав эти мысли, он кивает и, улыбнувшись так, что это заметно сквозь маску, даёт знак рукой заметнее, что пора выступать ассистенту. И вот, словно чёрный кот, из-за темноты угла выскакивает помощник, толкая мага, совсем легонько. И он напрягает все своё актерское мастерство, чтобы изобразить шок и ощутимый удар, потому далеко не сразу поднимается; ведь надо, чтобы ученик поизучал тот же сомнительный объект с факелами, что и он. Но, присмотревшись внимательнее, я замечаю, что наш хитрец не просто так бродит в лабиринтах яви и неяви, пытаясь понять, что происходит - он нащупал едва заметные провода, соединяющиеся и... Приводящие в движение таинственные стеклянные двери у колонн с факелами. Он несколько раз отсоединяет и подсоединяет их, стуча по ним и указывая то на них, то на дверь (тем временем помощник, когда появлялось стекло, тоже стучал по нему и подсвечивал фонариком). Вот в этом весь ужас заточения первого мага и заключался; но... Как они вызвали его привидение?! Да еще договорились с ним, чтоб оно вернулось в хозяина?! От нетерпения то приближаю, то отдаляю фокус, пока номер продолжает идти, только чуть медленнее, чтобы вы, дорогие телезрители, успели им ещё раз насладиться и понять; юноша в полумаске сначала "колдует" над колоннами, потом встаёт между ними в условленном месте и Человек в маске ещё раз соединяет провода - стекла возникают, и оба снова делят между собой "Оскар" (а что, мне кажется, они вполне его достойны, правда? - настолько все натурально с ними происходит) - первый панически пробует вырваться из заточения, второй - испуганно вскакивает и подбегает к нему в тщетных попытках помочь. Далее выбегает группка помощников, что похожа на того, что все бился об стекла, как две стороны маски нашего чародея. Аж в экран бьет, но уверена - это неспроста) Да, точно, так и знала! - пока стайка отвлекает нас с нашим главным фокусником продумыванием плана спасения соратника, один из них незаметно прокрадывается за колонны (пленник стеклянных дверей теперь приоткрывает их, предварительно нажав на кнопочку в полу - заднее стекло на миг быстро убирается, чтобы впустить второго жильца этого некомфортабельного специфичного жилья) и отходит в сторону - двойник смотрит на нас, потом пригибается вновь, ассистент старательно прикрывает его, пока тот... Что же он делает? В рое приспешников Человека в маске, вставших в круг и даже в такой ситуации не прекращающих приплясывать магические танцы, ничего не видно... Изрядно потрудившись зоркостью, наконец ловлю для вас, как... Дублёр мученика быстренько натягивает костюм, подозрительного цвета и, выдвинув ещё одну! стеклянную панель (видно, не так там тесно, как мы думали!) ещё больше пригибается, выжидая своей очереди. Тем временем Юноша в полумаске проверяет, все ли на месте, касаясь рукой дополнительной пластины стекла, делая вид, что падает без чувств, все ещё не забывая закрывать собой помощника. Теперь очередь погаснуть свету и направится определённым прожекторам на дублёра - он засиял; Человеку в маске остаётся только дать ему знак подняться и «пройти сквозь» дополнительную панель, нажав на устройство, спрятанное в полу (специальные световые эффекты прибавляют полупрозрачности его фигуре и не трогают первое стекло, чтобы иллюзия не нарушалась). Торжественно высвободившись, "призрак" «возвращается» во владельца, теперь помедленнее, чтобы мы восхитились, как надо было быстро все это сделать. В заключении двойник быстро снимает костюм с фосфором на молнии и, пригибаясь, покидает через вновь открывшиеся двери сцену (свет становится снова определённым образом, стекла убираются и «оживающие» движения юноши в маске не дают заметить этого).
Вот так можно вызвать привидений и вернуть к жизни тех, кто попался в стекло! Ух! Да, сколько с Человеком в маске и его помощниками не работаю, не успеваю поразиться их фантазии и мастерству! Но восторги подождут, впереди... Реклама с крошечной заставкой. Когда он заканчивается, чувствую себя... Уютно и как дома, в маленькой комнатке с красными шторками и столиком. Наш фокусник снова приветствует нас, сняв пиджак и оказавшись в одной из излюбленных чёрных рубашек с нашивкой красного дракона. Перед ним.... Колода обычных карт, перевёрнутых рубашкой. Чтобы убедить нас в отсутствии какого-либо обмана, Человек в маске постукивает по вееру колоды и даже быстренько пересчитывает их, "да, все в сборе, можно приступать!" - живые ласковые и добрые глаза беседуют с нами, чтобы он ни делал. Призадумавшись на миг, что бы такого ему придумать (а может, вспомнив одну вещь), он вдруг обеспокоенно снова пересчитывает карты и переворачивает их к нам рисунком, изящно указывая рукой в чёрной перчатке. Ого! У одной меня обман зрения или... Я не вижу дамы пик? Хотя все карты на месте (только одну он оставил перевёрнутой рубашкой). Фух, нашли! Но это не был б наш маг и его чары, если было б все так просто! Перевернув недостающий элемент, он показывает... Пустое окошко! "Куда она сбежала?!" - недоумевает вместе с нами юноша в причудливом черно-белом узоре на лице, даже пошарив под столом - ничего! "Не волнуйтесь! Найдём!" - предостерегающе-успокаивающе кивает он и ещё раз разложив веер карт, проводит руками над ними, очевидно, отыскивая энергетическое поле беглянки. Безрезультатно. Но ещё раз проведя рукой он... Задержал свой взгляд на даме червей. Не может быть! Хотя, зная его, не уверена, что это слово теперь нам знакомо - маг начинает буравить карту глазами и волшебными жестами и, желая проверить что-то, выбирает бубнового валета и кладёт рядом с ней. Чуть отодвинув даму, он наблюдает, как... Валет придвинулся за ней! "Эта красотка приглянется всякому!" - подмигивает нам фокусник и кладёт рядом ещё короля трефов. Червовая красавица, только пылавшая любовью к бубновому юноше (оттого тянувшаяся к нему), теперь изменнически поползла к трефовому владыке (и тот - к ней). "Непорядок!" - покачал головой, обнаруживший эту интригу мира карт, наш герой и попытался образумить корыстную даму, придвигая к ней валета. Но Вы только посмотрите! Она начала подпрыгивать, видно капризно колеблясь между чувствами и кавалерами! Человек в маске схватил обоих, чтобы придержать ее и... Изумлённо ещё шире открыл глаза - червовая девица зависла в воздухе, продолжая чуть качаться! "Я так и подумал!" - убедившись в догадке, понятной одному ему, он, отложив изнывающих от неразделенной любви валета и короля, с размаху приложил их объект воздыханий к ближайшей кучке карт. Когда он оторвал её, шокировано глядел, показал после нам.... Пиковую даму!
Какой все ж непростой народ женщины, даже если они - карта! Тут взрыв, бах! Что это?! А, крошечный ролик, к которому опять меня повернули и из-за которого я так и не увижу её разгадку, но это пока; всего несколько секунд - и я снова с Вами и с нашим фаворитом, что ждёт нас у столика. Перед нами та же колода и загадочная пустая карта в ней, на месте которой должна быть пиковая дама. Наверное, сейчас он снимет наклейку и покажет её, мастерски перед этим передвинутую за необычную червовую красавицу? Он улыбается, сняв перчатку и царапнув белое окошко - нет, это действительно такая карта! Но откуда тогда вернулась дама пик?! Все же он умеет читать мысли, иначе я не могу объяснить его предостерегающего ласкового жеста и теперь немного шутливых магических движений. Вот он берет валета и короля, кладет их, а рядом... Вытащенный из кармана рубашки магнитик, с чётко обозначенным положительным и отрицательным полюсами. Приложив каждую карту поочерёдно к ним, открываем для себя, что эти представители колоды покрыты тонким магнитиком одного заряда. Приблизив червовую даму, открываем то же самое, но и тут сюрприз (ведь наш волшебник так любит нам их делать!) - заряд другой! Вот почему она притягивалась то к одному, то к другому, а когда оказалась между ними даже задрожала и взлетела! Но не спешите огорчаться! Ведь нам некогда это делать - нужно узнать, куда делать пиковая дама из червовой. И вот, снова проделав все нужные для номера трюки, чародей берет наугад маленькую пачку карт, повторительно показав, что они самые простые, и чётко и помедленнее ударяет ею о даму. И мы видим, как тоненькая вырезанная картинка одной карты легко отрывается от краев и прилипает к пачке (это он, как и в прошлый раз, спрятал, перевернув и положив карты на место); оставаясь один-на-один с пиковой дамой.
И вновь - ролик, и на этот раз мне предстоит вернуться в тёмный зал; где ждут стоит он, снова в пиджаке, только теперь в бархатном черном свитере, с ... Простым воздушным белым шариком в руках. Но мы уже знаем, все, что держит Человек в маске, скоро станет волшебным. И вот так знакомые и любимые нами пасы его ловких рук, мгновение, лёгонький хлопок по шарику - и он сияет, как маленький месяц! Налюбовавшись на шедевр своего магического искусства, он еще раз чуть хлопает по нему, уже с другой стороны - и шарик распадается, точно лунный апельсин или цветок, скрывая в себе белого голубя. Фокусник гладит его и отпускает, ещё раз чуть хлопнув в ладоши - и снова лунная феерия возвращается переливающимися пузырьковыми и блёстками, улетающих ввысь...
Это было так красиво, что я на мимолётность забыла, как работать... Конечно, впереди было объяснение этой маленькой сказки и много других удивительных фокусов, например таких, как Человек в маске научил часы стирать и возвращать свои цифры или как он пронзил одной шпагой двоих ассистентов и они были как ни в чем не бывало, иль как он превращал лёд в камень, а оттуда родил магией маленькую ящерку,..
Но осознаю для себя, что все они, на самом деле - одно чудо его волшебного сердца, и никакие раскрытия фокусов не объяснят до конца его точно чудных лунных пузырьков, улетающих в вышину темноты...

Аватара пользователя
Gazero
Свободный художник
Сообщения: 3007
Регистрация: Март 2014
В сети/Не в сети: Не в сети

писанинки :)

Сообщение Gazero » 15 апр 2018, 12:35

Рысько :th_zipperwink:
(Посвящение)
Маленькое и пузатенькое существо катается на качельке. Оно болтает ножками и улыбается, радуя всех пухлыми щёчками и пышными усиками (и вообще - зовут его Рысько)!
И, кажется, что это солнышку наскучило целый день сиять на небе одному и оно придумало прогуляться по лесу, надев тёплую и мягонькую шкурку. Рысько стесняется её, но не унывает и дарит каждому другу интересные истории и весёлые шутки.
Глядишь на него и думаешь - какой счастливый малыш, не знает ни забот, ни трудов.
Но Вы подумаете неправильно: чуть заря малыш с торчащими ушками подтягивает штанишки и бежит помогать папе кормить ферму мышек, а потом идёт в город посмотреть кино и рассказать друзьям произошедшее; а когда приходят идеи, кроха спешит сохранить их в рассказиках и картинках. Но не только за это любят его - чуть беда, Рысько бежит утешить и помочь, прямо как герои его любимых историй; и как вспомнит о друге - пришлёт ему привет.
Вот такой он, и вообще зовут его Рысько!



Britihging moon sky
:f-embarrassed:
Тихонько признаюсь себе - я чуть ревную к лучам луны, что касаются твоего портрета; мне кажется, что настанет миг, и я навсегда потеряю то, что знала о тебе (или мне это лишь снится?)
Наверное, все это неправильно было сначала, и твой образ, наверняка завораживающий многих, должен был оставаться мне незнаком. Я осторожно трогаю кончиками пальцев драгоценные камни, складывающиеся в твоё изображение, стараясь радоваться самоуспокаивающей иллюзией, что так я могу гладить тебя, когда захочу.
Я знаю, у меня зависимость от твоих темно-фиолетовых тонких и благородных очертаний и я не знаю, с каким лучом луны смогу её победить (и вновь, как в первый раз, с благоговейным трепетом касаюсь высеченных в камне пронзительно зелёных глаз, подведённых по обычаю чёрным и ещё узором с темно-голубой краски, что спускается от бровей к низу скул, чуть задевая щеки и виски, за которыми прячутся маленькие кудряшки и острые тонкие уши)...
Останавливаю взгляд и повторяю себе, что, увидев это, я должна была подавить свои порывы обожать тебя - это ведь божественный знак (узнаваемый сквозь века, как изумительно-странно и мы пронеслись сквозь них, а он все тот же - кольцо с пирамидкой и черточкой между ними, твоя серьга; наверное, это она была предупреждением, что мне нельзя было любить тебя, Анубис.
Может, и ты находил во мне что-то интересное или привлекательное (телесно-(розовый мех и цвет глаз цвета хрупкого заката у меня в тон моим полосочками на щеках (наверное, ты так и не понял, что они посвящались тебе, чтобы быть к тебе ближе, иметь частичку тебя)...
Грустно подумать, оставшись с завершенным твоим портретом, я до сих пор боюсь потерять хоть частицу тебя (каждой ночью я прихожу в специальную комнатку, где на стене вырезана ниша с твоим изображением, я отодвигаю лёгкий полог и позволяю переливаться ему в лунном свете, ты достоин сиять).
И я купаюсь вместе с просиявшими чертами портрета, как будто ты радуешься, и мне хорошо, но это длится недолго - я вспоминаю, что теперь нельзя так делать и, словно преступница, быстро задвигаю маленький храм тебе и убегаю. На холодном ветру среди тишины пирамид приходит губительное (или спасительное, я уже не знаю) отрезвление - я живу в нашем мире, построенном мною одной, как портрет, что я, не жалея слабого зрения, так долго делала; это ведь в реальности ни для кого не имеет значение...
Значение имеют твои встречи с другом Минотавром, ваша поездка на Восток, где, благодаря современности, вы останавливаете мгновение нажатием кнопочки на экране и радуетесь этому умению, дурашливо прижмуриваясь и показывая язычки (нет, я не шпионю за тобой в ещё одной вселенной под названием "соц. сети"; ты прислал мне сам это фото). Смотрю на него и думаю: что проще было мне остановиться, получив его, ведь, может, это была такая милосердно-утешающая точка в наших отношениях "ты не переживай, а бери пример с меня".
Но я упиваюсь своей утягивающей в прошлое слепотой и забыла, как выглядит точка, может, она подобна той, что каждый день ставиться на тёмном небе, уставшего от дня...
И она потом открывает спустя пару движений сияния звёзд новый рассвет, новую маленькую жизнь, все радуются ей и ждут; будешь смеяться, я с боязнью щупаю её без тебя - нет тех незримых объятий нас, что я хранила каждую секунду, твоих редких слов, потом превращавшихся в моей памяти в алмазы для портрета тебя; только меняющаяся в однообразии реальность, пугающая шумом тишины; я рада, что стала плохо слышать её, ведь она бессмысленна для меня.
Она же обиделась на то, что я отвернулась от неё, считая игрушкой для того, чтобы порадовать тебя - и вот у меня теперь даже не хватает мыслей, чтобы рассказать песнь (а ведь когда-то я покровительствовала искусствам), все сердце заполонило удаляющееся эхо о тебе...
"Я занят" - были последние его слова, и, по причине глупого каприза тоски по нам, я больше не стала их прощать, ведь прекрасно видела, что для другого любого ты свободен; "мы порой слабы и не выносим то, что больше не любит нас в нашем понимании" - патетически что-то внутри превращает мою с болью воскресшую опять для тебя запятую в точку; и сознание увидело, как образы нас разъединяют руки (я отпускаю твою руку, ты все равно отвернулся, даже не заметишь); и в то же время моё воображение ждёт, что ты обернёшься, и я вспомню, какие тёплые и мягкие у тебя глаза, не на картинке, а вживую, какое хрупкое и дышащее каждое мгновение твоей каждой ниточки (я просто теряла голову, прикасаясь к ней и мне не представлялось, что это не навсегда).
И больше я не услышу твоё сердце, оно спряталось в лучик луны, что уходит с портрета тебя...

Аватара пользователя
Gazero
Свободный художник
Сообщения: 3007
Регистрация: Март 2014
В сети/Не в сети: Не в сети

писанинки :)

Сообщение Gazero » 30 апр 2018, 20:47

Звездные войны: Эпизод Х



…Заснеженные равнины планеты обещали тишину, покой и царство согревающих снов, но всюду стояла канонада перестрелки: атака дроидов не прекращалась. Испуганно шарахнувшись об глыбу, переживая, что мог смять несколько, по его мнению, живых существ, огромный пушистый рогатый таунтаун, поскользнулся в сотый раз, извиняюще-жалобно вскрикнув вновь.

"Джю!" - гневно дёрнул за поводья его хозяин, терпя бурю густой тёмной шерстью с проседью, активируя оранжевый лазерный клинок, чтоб отражать лазерные иглы бластеров. Спартак никогда, кажется, не забывал родную колону заключённых на этом ледяном хаосе соплеменников и теперь представлял себе что они перед ним (это придавало ему храбрости).

Вдали клокотал взбесившийся штурман горилла, мутировавший до исполинских размеров, сцепившийся в схватке с вампой (ужасным рогатым клыкастым снежным приматом), а железные с глупыми конусообразными почти мордами дроиды не разбирали, кто свой, кто чужой - им важно было стрелять и идти вперёд. "Ржавые болваны!" - озлобленно обратился к ним в мыслях суровый обезьянообразный джедай и предпринял ещё одну попытку стоптать их своим робким питомцем.

Джю помчался через горы, с сожалением оставляя следы смятых дроидов; эхо поверженного чудища и ликующие вопли гориллы возвестили об окончании миссии. Спартак спешился, но клинок не выключил (любимей завёл в тёмные пещеры с генетически модифицированными сталактитами, раскачивающимися подобно маятнику; расслабляться и гордиться победой было рано. Сквозь них виднелся распластанный чёрный силуэт.

С шипением меч прорубил ледяной занавес, без слов подталкивая владельца к глупым, но, возможно, необходимым вопросам, вроде: "Кто тут?", "За кого воюешь?". Но гуманоид задумчиво и молча поправлял портупею, понимая, что лежащий был без сознания и разумно будет его хотя б перевернуть, а потом решать, что с ним делать.

И он воплотил задуманное, потом судорожно анализируя счастлив ли он этим: перед ним была девушка, по видимому, принцесса или даже Королева, сжимавшая в руках ещё не потухший алый лазер.

"Руби её, сейчас же - ситх же!" - скомандовало новоиспечённое сознание джедая, но Спартак не шибко прислушивался к нему (он не проходил этапы юнинга и падавана в Храме, не завоевывал титул Мастера... Учителем его был малоизвестный рыцарь Светлой стороны, почуявший скорую гибель от Силы и передавший ему свой клинок перед смертью). Он отвернулся, сдерживая уколы совести (он так и не сумел спасти анонима); и теперь чувствовал к идее убить кого-то, лишь потому, что он ситх. "Лежачую женщину тем более не бьют!" - эта мысль придала ему умиротворение и он пошёл было прочь.

Но при выходе попался труп дроида со следами лазера; неужели это она? "Ситх-предатель?". Девушка встала и со слезами стала умолять принять её (звали её Саи, по наивности она влюбилась в ситха и с радостью стала его ассасин, смутно понимая что это и думая, что это просто слуга или даже рабыня; но когда он стал принуждать её убивать джедаев, их союзников, что защищали мирный и простой народ, прокралась к нему и задушила. Он все-таки привил к ней жажду убивать, и теперь Саи страдала и хотела избавиться от неё.)

Выслушав её исповедь и глядя в незагрязненные тёмные глаза бледного кукольного лица девушки, Спартак опять опустил глаза, может, потому, что устыдился своего стареющего и исполосованного обезьяньего лица, или потому, что он тоже убивал, чувствовал жажду жестокости, пусть и во имя справедливости и добра, что странно уживается с философией джедаев, каким его нарекали уповавшие на него соратники с планеты Ио, попавшие сюда из-за продажности космических пиратов.

"Грум-пах!" - не успокаивался пульс сражения снаружи и их крошечный рай вот-вот мог быть разрушен надвигающимися полчищами дроидов (об этом предостерегающе голосил привязанный таунтаун и чутьё тактика гуманоида, памятующая о правиле: прижмут - прибьют!

И миг спустя бывший ситх и мистикафиционный джедай умчались в неизвестном направлении, мечами рисуя в воздухе отражающие узоры.

Никто не знает, чем закончилась та война, но странный, но возможно необходимый их союз давал надежду, что утраченная гармония вернётся в космическую бесконечность…

Аватара пользователя
Gazero
Свободный художник
Сообщения: 3007
Регистрация: Март 2014
В сети/Не в сети: Не в сети

писанинки :)

Сообщение Gazero » 12 июн 2018, 23:11

Xerxes

После утомительного дня в попытках найти красоту и радость, я прихожу в твои покои и осторожно превкушаю восторг, мы останемся вместе во всем мире одни (Я понимаю что мне так кажется, но порой и правда может только казаться) они обычные, просто росписи с иероглифами и богами Египта, вокруг драгоценности и сладости.
Ты смотришься в зеркало, и я не хочу мешать, но не могу противиться желанию налюбоваться тобой и тихонько подглядываю в отражение тебя
И мне кажется что все эти драгоценности и сладости просто скучные игрушки по сравнению с возможностью посмотреть на тебя, на твою кожу чуть просвечивающую сквозь темную ткань одеяния
Ошеломленно-завороженно наблюдаю собственную руку, что просится снять с твоего одеяния золотые цепочки, что ревностно укрывают самые притягивающие изгибы плеча, груди и живота с поясом
На минутку меня пронизывает тишина секунды страха, но ее уколы как пеленой взгляд с наслаждением самой тонкой власти наблюдающий руку на твоей ключице; меня просто вводит в экстаз ощущение касания к тебе
Мною овладевает любопытство, как отражение превращается в нашего свидетеля, но немого и которого легко заставить молчать накрыванием ткани; он знает это словно подмигивая бликами от свечей, потому никому ничего не скажет
Ощущаю на тебе тяжёлые цепи украшений и полумаску, что... вызывают противоречивые желание снять их с тебя и... оставить - в зеркале они настолько прекрасны, что кажутся неприкосновенно-хрупкими
Чистыми, священными; потому чуть трогаю ногтями себе лицо чтобы привести себя в чувство и, погасив свечи, остаюсь в темноте чтоб не видеть тебя
Но мне кажется что даже когда мы можем ощущать друг друга только слухом дыхания и следами скользящих теней, мне упоительно касаться тебя так, осторожно и невидимо
"Скажи, я правильно делаю что люблю только тебя?" - прокручиваю вопрос, что не смею тебе задать; осторожно укрывая тебя мягоньким нежарким одеялом и поправляя подушку; пусть они тихо целую твою гладкую голову, касаются ресниц и подведенных век, желаю сладких снов; и все ж осталось притронуться к тяжелым кольцом на твоей шее (время сбросить все тяжести)
Но одна тяжесть изнутри сковывает нас одной цепью, не красивой как те, что представляют своеобразную корону, а черной, затягивающей, впивающейся все глубже и ноюще болью в самый потаенный уголок сознания - кого мы будем любить, если нас не станет; ведь в погоне за сокровищами и славой бога-царя всего мира я не встречал никого, кто поселился б во мне так сильно, как ты?
Тебя тешило все, что меня, все боялись и чтили тебя вместе со мной, но после, что станет после? Вот отчего этот лирический вопрос стал суровым и не дает нам уснуть; встаю и немного поправляю полумаску местного бога потустороннего мира в виде черной морды шакала (да, я не стесняюсь ни услышать ни сказать - я безумец, что втайне оставляет престол ради службы ему ради надежды снова встретить тебя в многозначительном и приближающемся, несмотря на полу божественную молодость, "там").
Ведь не будет тогда ни греков, ни персов, ни моих подвигов, ни моих сумасбродных затей, только ты, может, в таком виде, как сейчас - прекрасной статной фигуры, только чуть призрачной и светящейся, а, возможно, в виде красивой птицы с огромными крыльями и твоей головой... Я отдам не только свое сердце но и свое имя, чтобы снова иметь возможность коснуться тебя, пусть и чуть шелохнув дымку вечной силы Шакала; раскинуть руки вместе с тобой и утопать в твоих мягких и успокаивающих навек крыльях; даже если перед этим мне придется прошагать вечность в темноте и холоде.
Даже если будет как-то по-другому я постараюсь навсегда сохранить момент, когда я вижу тебя, мы останемся вместе во всем мире одни

Аватара пользователя
Gazero
Свободный художник
Сообщения: 3007
Регистрация: Март 2014
В сети/Не в сети: Не в сети

писанинки :)

Сообщение Gazero » 13 июн 2018, 13:06

Walkman

Один за другим переплетаются белоснежные ниточки с тенями и сиянием, и это мгновение соприкоснулось в лице, открывающем глаза... Они глубокомысленно осмотрелись по сторонам, отметив рой то вспыхивающих, то гаснущих искорок, старательно думая, что все это просто сон или придуманная их владельцем сказка... Но это лишь вспышки камер, старающихся поймать момент, когда он снимет маску и покажет свое лицо вновь. "Снова" - подумал Валентино и прислушался к нарастающим внутри звукам мелодии, что росла с фантазией для нового маленького мирка магии, просто сейчас, когда он идет по оживленному ночному проспекту.
Его шаги оттеняли эхо отдаленных машин и гул спешащих прохожих, он шел и ощущал за спиной тень... Точно пробывшая в одиночестве во вселенной чар, теперь она спешила найти нового друга с черно-белыми красивыми чертами, сквозь которые темные задумчивые глаза осторожно ловили исподтишка ее движения; или все то лишь казалось... "Казалось ли?" - еще раз спросил себя юноша, чуть потрогав маску, чтобы радостно ощутить реальность. Нет, кто-то преследовал его прогулку собственной, и огни сменяющих друг друга кварталов не нарушали эту странную игру.
Фокусник из любопытства решил придать ей новый узор и, изящно сделав фирменные пассы руками (вдруг это новый и необычный трюк), обернулся. Перед ним был... Такой же Человек в маске!
Двойник улыбнулся одними глазами так, что у Валентино дух захватило - они были похожи как две реальности - отражение и то, что перед ним; и кажется, даже искорки на масках играли друг с другом в повторяшки. "Кто ты и откуда?" - тихо спросил внутри себя он, боясь что банальность вопроса смутит необычного собеседника. Молчащая копия только шире улыбнулась взглядом и показала газету с фотографией с рассеянной полупрозрачной фигурой, держащей знаменитые черно-белые узоры, с самим собой печатающимся текстом интервью "разоблаченного не-того мага". Все это подсвечивалось туманом с белым сиянием, мистически окутывающим эту чудную встречу.
Как только юноша из любопытства прикоснулся к газете, плавными жестами двойник стал... стирать их и одновременно отходить назад, как будто его притягивал в себя туман и... плавно падать, как лист бумаги... Валентино осторожно тронул его, безмолвного, плоского как тень и сияющего.
Один за другим переплетаются белоснежные ниточки с тенями и сиянием, и это мгновение соприкоснулось в лице, открывающем глаза...

Аватара пользователя
Gazero
Свободный художник
Сообщения: 3007
Регистрация: Март 2014
В сети/Не в сети: Не в сети

писанинки :)

Сообщение Gazero » 19 авг 2018, 12:02

(Посвящение)
"Б" значит Бася :th_zipperwink:

Слышу откуда-то приятный мягонький звук: "Мр-р-р". Откуда-то внутри. Ой, неужели это я умею так! Как здорово проснуться и открыть это! Интересно, сколько я еще обнаружу интересного и что из этого главное? Ох, некогда философствовать - высокий и усатый двуногий, приятный и смешной субъект, с добрыми глазами и щечками с челкой зовет. "Бася!". Это я! Бегу-бегу, старательно перебирая пушистыми подушечками на ножках, ведь когда он так говорит, начинается столько приятного и интересного!
Например, круглая формочка, волшебным образом пополняющаяся чем-то ароматным и аппетитным, как только я захочу покушать; или мягонькое теплое место о двух подушечках с какими-то неясными рисунками, на которые хорошо смотреть и смотреть, смотреть да смотреть, не забывая при этом тщательно отлеживать...
То, что несомненно он также любит во мне - нечто обширное, легонько колышущееся и покрытое гладкими и ароматными ворсинками: с этим местом на мне им любят затеваться бесконечные игры - то просто проводят рукой, то перебирают пальчиками по нему, словно человечками или паучками, то чешут приятной штукой с рядом не болючих иголок, приводящих ворсинки в порядок. Это называется "пузиться" (судорожно записываю новое слово в мысленный словарик), притихло-изумленно наблюдая за белым экраном, за которым он сидит.
На нем рождается что-то постепенно, ярко и с сердечком, и буковкой "Б". Где-то то я уже слышала эту буковку. Неужели... Напрягают все тренировки в умении настигать то, что нужно, путем догонялок за бумажной бабочкой и возней с мышкой-пищалкой; и стремглав, как взрослая и сильная, бросаюсь вслед за этим воспоминанием. Сегодня утром, после того как он произнёс "Бася".
Так вот оно! Там тоже есть эта буковку. "Б" - значит Бася! Спасибо это приятному и доброму субъекту об смешных усах и улыбающихся щечках... Не только за это открытие, просто за все, я... Осознаю с каждым днем - я рада, что мы есть друг у друга, пусть так и будет всегда! Мур-р!
:th_zipperwink:

Аватара пользователя
Gazero
Свободный художник
Сообщения: 3007
Регистрация: Март 2014
В сети/Не в сети: Не в сети

писанинки :)

Сообщение Gazero » 31 авг 2018, 20:01

Di-A-Log

Она смотрела на окошко компьютера, где он онлайн и слова: "привет". Или это картинка или тупой вопрос из разряда "как дела". Ей уже не надо было ничего этого, и морально, возможно, они оба устали от моральных войнушек и самообмана, просто не разобрались, правда это или нет.
"Кто это?" - решилась она написать в последней тактике попыток понять а было ли между ними что-то и нужно ли было это "что-то" ему.
"Оо" (ну кто б сомневался - с раздражением раздалось в ее мыслях, и уже нет охоты копаться в примеривании ему алиби, которые потом опровергались одним махом).
"Мы знакомы?" (но нет, решила она, я ему покажу еще (злорадство от неожиданности опять окрашивалось во враждебное, но ее уже почти не огорчало это).
"Да". (И все?! Вот трус! - пронеслось в голове, под аккомпанемент грустного мысленного смайлика).
"Разве?" ("Получай, гад :)" - с облегчением воскликнул ее азарт.
"Лин, кончай!" - буркнул собеседник, конечно же слишком умный для таких игр, но не умный, чтобы понять их причину.
"Лин нету" - гордо держит тонус она, с наслаждением уже предвкушая хоть мало-мальскую тревогу, если она вообще что-то значила когда-либо для него.
"Тогда с кем общаюсь?" - однако хмыкнуло в ответ.
"Неважно." - отрезала она.
Что-то набиралось в ответ и стиралось. Ее глаза косили на телефон, вот сейчас он позвонит и она проигнорит, как это делал он. Или скажет тираду про отсутствие смысла и необходимости жить дальше, за которой он холил свою совесть с ответственностью. Но экран безмолвно темнел.
На мониторе что-то мелькнуло. Забанил, нифига не так ничего и поняв - безнадежно пискнуло в ней. Взгляд подтвердил. Ну и наплевать.
Девушка тоже в очередной раз кинула его в черный список. Нет, он ее не любил, раз даже не задал себе труда разобраться. Она больше не пустит его в свою жизнь, и может наконец снова сможет стать счастливой

Аватара пользователя
Gazero
Свободный художник
Сообщения: 3007
Регистрация: Март 2014
В сети/Не в сети: Не в сети

писанинки :)

Сообщение Gazero » 04 окт 2018, 20:33

Привидюськин... Блог :)

Зеркало стояло пыльным и скучным, пока пару лучиков луны и чьи-то круглые и сообразительные полупрозрачные и чуть светящиеся глазки не превратили его в волшебную презанятную вещь - если дунуть на него призрачной искоркой оно будет передавать сигнал всем привидюськам о тебе и о них, только надо выбирать канал-паутинку понравившегося потустороннего товарища. И кто-то очень удивился этому открытию, что еще есть ночные создания, желающие поделиться своей жизнью.
И сколько поразительных речей, оказывается, можно посвятить луне и тучкам, сундучкам и доспехам, картинам и всяким старинным вещам, которые, конечно, в сути похожи, но у каждой привидюськи - свои, и как интересно от этого вроде бы прикоснуться и проникнуться друг к другу.
Можно познакомиться и с друзьями - вяфьками, Совенком, Маленькой летучей мышью и многими другими, ведь путем манипуляций с волшебным зеркалом можно создавать и передавать друг другу ролик, в которых они обсуждают привычки и поступки себя, летучих и других. И кто-то, чуть парящий складочками над землей, смотрел, смотрел, и смотрел, и смотрел, смотрел да смотрел на это и... Тоже загорелся завести такой блог, вот зря он боялся зеркал, оказывается, сколько всего интересного и сказочного можно узнать; и неважно в какой замок он попадет на этот раз - тем только интереснее.
И его робкий писк тоже радостно по приветствует всех, кто живет с белоснежными лучиками луны

Аватара пользователя
Gazero
Свободный художник
Сообщения: 3007
Регистрация: Март 2014
В сети/Не в сети: Не в сети

писанинки :)

Сообщение Gazero » 28 окт 2018, 17:47

Заводной апельсин2

Привычно отмечаю за окном наступающий вечер, надо приниматься за типичные приличные (ну теперь то, относительно) дела - с саркастическим приободрением духа отпетого бродяги точу свой фирменный ножик и засовываю в ножны-трость. Она тоже делает со своим кинжалом-крохой-зеркальцем, и что за неведомая сила толкает ее во всем походить на меня (или я сам, подобно божествам неосознанно хочу себе свое живое отражение?).
И выдрессированная часть меня твердит - никаких грубостей (даже мягко выражая) - а то будешь помирать в самом прямом смысле выражения (помните, как Вашего покорного слугу тошнило и било тяжестью с ознобом, когда он видел одни кадры со всем таким, а это мерзкое удушение?).
Но, привычно выясняя отношения с бывшими конкурентами-бандами или просто незаметно воруя у них награбленное и относя назад, всю дорогу от заката до рассвета и наоборот рефлексирую над одной и той же задачей - искоренить в себе плохое, и можно ли это даже после всех этих пыточных лечений и исправительных заведений? Ведь, может, с меня просто счистили апельсиновую верхнюю шкурку (условностей, норм, открыли путь бессознательному, если хотите). Но, оглядываясь на себя понимаю, что, скорее всего - подставили ту черную ткань, на которой лучше видно мое пролитое молоко (я грубил и не ценил родителей, использовал товарищей, не умел отдавать и поступиться чем-то). И это мы берем только одну сторону! Алекс (ну, как Вы помните) я - с его, оставленными из чувства ностальгии и жажды нового самоощущения, накладными ресницами на один глаз, белой комбинации из рубашки и галифе, черных котелка, ботинок и трости - это лишь средний образ, что болтается между этими своеобразными максимами (придумал их я сам, или общество, или правительство, или кто-то неведомый). Все это можно воспринимать или как протест, или дань моде, но... Им, не самому себе - или мне все это лишь снится и я только и делаю, что думаю о себе, хотя пытаюсь доказать обратное?
Отсчитывая на прощание проценты маленькой банде в виде бургеров и сока, еще раз внимательно смотрю на них - они такие приятные на глаз и доступные, вкусные и сытные, а в итоге просто хочешь еще или забудешь - вот так и у меня ведь, честное слово! - после того, как я отказался от служения предателям и богатым дядям, хотел призвать все свое снисхождение для папы и мамы и... после нескольких попыток это удалось - в итоге - я и в правду с точки зрения норм плохой сын, с новым им будет лучше; потом мне стало скучно и, чтобы не скатиться к размышлениям о легкой и сытой жизни принципом старого уклада, бросился жадно - к новой цели- мне самому надо остепениться и иметь семью (так то я с ней и захотел познакомиться - с простой бездомной девушкой, так похожей на меня и поразительно отличающейся в то же время); казалось бы - радуйся любви, увы... Это все не только эмоционально но и материально (ох как материально!)... И быстро-быстро бросаюсь в новую миссию – добыть деньги, еду и работу, так чтоб было удобно, но и честно и безопасно, и никто ни внешне, ни внутренне на меня не ополчился - так и придуман мною этот тривиальный хороший путь. Вот! – апельсин проявил свою кислоту и даже горечь, а молоко ослепило – вот где фальшь то – я снова все подстраиваю под свое эго. Получается, живой, светлый, настоящий смысл… Может, только в звездах (смотрю сейчас на них) – такие улетающие и чистые, эти брызги Млечного пути, где, может, каждого ждут более питательные дольки, но и за более стоящие дела…
Вдруг, все мое тело пронизывает страшное ощущение онемения и темноты, краем глаза отмечаю тихие красные капельки… ну конечно, я падаю на тротуар, и может, завтра меня уже не будет, а я так и не понял, как найти эти свои звезды…

Аватара пользователя
Gazero
Свободный художник
Сообщения: 3007
Регистрация: Март 2014
В сети/Не в сети: Не в сети

писанинки :)

Сообщение Gazero » 01 ноя 2018, 19:27

Anonym s Tale


…Как потешное и куцее облачко на обширном черепе, обтянутой сухой и древней кожей, еле-едва держится шапочка для душа (Хранитель Склепа принимает ванну, тщательно зачерпывая куцым ершиком паутинку и натирая ею крошащиеся скудные зубы и кривые неопрятные ногти). Эту продуктивно-гигиеническую процедуру прерывает настойчивый стук двери его вечных покоев. Потом еще, и опять, и снова, и вновь.
- Валите ко всем гробам! - повернулась было вокруг своей оси развеселая нетленная голова Хранителя всяких жутких, чудных и поучительных историй, готовившаяся высказать все ругательства.
- Ой, это вы - милая детвора? - машет ручкой с ершиком и паутинками. - В таком случае, прошу простить ... Видите ли, вы застали меня в такой ситуации... Совсем, как героя из байки, которую я приготовил для вас сегодня - шлепает культяпками по захолустным плитам, спеша открыть пыльный и шумный огромный том, перелистывая на картинку с юношей, задумчиво смотревшим на пыль, по являющуюся из его красивых щек, вокруг него опадали листья при луне.
- Эту, не менее поэтичную, чем ее обложка, байку я назвал бы...Пепел луны –

Пепел луны

Кристофер осторожно подвел щеки и поставил мушку у уголка красивых губ, обеспокоенно глядя в зеркало - в нем отражалось окно, а в том - вот-вот глянет луна. Вдохновляющая и красивая белоснежная жемчужинка неба не предвещала ему ничего хорошего. Ни в воображаемом, ни в реальном плане - ведь это означало, что... Ему пора на сьемки клипа, ведь юноша был модным и оригинальным певцом (но он предпочел б остаться анонимным). Анонимность - это было то, чего он жаждал и что приветствовал больше всего; потому... Даже в клипе его приятное лицо всегда было полускрыто стилизованными тенями и бликами, а голос оттеняло мелодичное эхо синтезатора, все, чтобы завоевать еще больше поклонников и поклонниц...
Сначала Кристофер, как и любая творческая и бедствующая натура, был очень рад этому, во-первых, ведь они приносили доход покупкой дисков, постеров, количеством прослушиваний и скачиваний, во-вторых, утоляли потребность признания, общения и даже любви
Заиграли аккорды и вентиляторами стала осыпаться луна, а он пел и смотрел в темную и тихую пустоту в выси, которой можно надежно довериться без слов, и сказать, что он устал и от славы, и от чувств; и, впрочем, что есть чувства, рассуждал он, старательно вытягивая мягонькие нотки - самоутешение, самообман? Или бегство от утешения или обмана? Скорее, это… как конфетти, что рассыпается дождем и погружает в другую реальность. Песня казалось бесконечной и, несмотря на усталость от творчества, он хотел, чтобы она не кончалась - она точно уносила с него пепел тревоги и запутанности в самом себе
В самом деле, как он мог принять за любовь то, что на него просто посмотрели? Да, возвращаясь в бедную съемную комнатку и готовясь отдохнуть в мире снов, он представлял себе, как с завистью или насмешкой, восхищением и желанием, смотрят на него сотни и сотни поклонниц; и даже эти анонимные похожие по содержанию записки с выражением комплиментов его красоте - их было столько, что их содержание утратило всякий смысл. Но этот взгляд он запомнил - кроткий и просящий о чем-то, без нотки лести или коварства, как красивое порхание мотылька. И, уже оканчивая песню, он понял, что пустил эти глаза в свое сердце, не понимая зачем и чем это обернется.
На выходе из зала он снова столкнулся с почитательницей, что принялась с почтением расспрашивать его о вкусах, творческих планах, таким приятным и певчим голоском, что Кристофер почувствовал, что готов был говорить с ней часами, сочинить о себе то, чего нет, но лишь бы ей понравилось (этот кроткий анонимной чистотой при этом еще больше пленял его). О себе же новоиспеченная подруга отвечала вежливо, но скудно, потом и вовсе поторопилась уйти, не попрощавшись.
Юноша же только улыбнулся и с упоением подумал: "Несомненно, это она боится показаться слишком влюбленной в меня... Но пусть не боится, ведь... похоже, я уже влюблен в нее". И, едва это осознание коснулось его души, как в его воображении нарисовались новые, дивные и сказочные звуки и картинки, слова и дыхание - это все он немедленно запишет, и наплевать на поздний час – это все посвятит ей, ведь она придет, обязательно...
Пока он настраивал инструмент, он представлял, что осторожно держит ее за руку, а микрофон нарочно поправил на подставке, как будто придвигал к себе плавно ближе объятие с ней - он хотел полностью окунутся в навеваемые чувством частички белоснежного пепла фантазии, полнее вложить в сам процесс творчества ее, ведь тогда она поймет все, он верил, что поймет.
Но завтра ее не было, и потом, и после, его надежда по противоречивым законам все крепла, с вкраплением боязни, что он чем-то ей не понравился. Кристофер еще раз подошел к зеркалу. Родинка у губы, красивые дуги бровей, тонкое вытянутое лицо, теперь казавшееся еще более уточенным из-за влюбленности хозяина; на миг это его обрадовало. Однако он присмотрелся внимательней: теперь оно показалось сладким до неприятного - слишком открыто отражавшее его эмоции, доступное, забывшее одну вещь... "Анонимность - вот - что самое интересное в мире, а теперь это кончено!" - вдруг прошептал рассудок парню.
«Точно - продолжала безжалостно заострять выводы логика - Я проболтался своим блеском глаз или улыбкой, стал неинтересен... Зачем теперь мне мой секрет!" - сказал он и взялся за нож...
Отчаявшийся влюбленный и не заметил, как в этот момент внезапно вернулась девушка, что несла ему подарок, быть может, и новые встречи... Но замерла и вскрикнув, убежала, уже не планируя возврщаться - на нее обернулось лицо, снимавшее толстый слой пылеобразной пудры-кожи, теперь выглядевшее до искусственного пригожим, гладким и чистым, как декорация...
Кристофер с размаху ударил по стеклу и взялся за голову, опускаясь на пол, погружаясь в привычную темноту, проклиная свою редкую и неизлечимую болезнь, которая и привносила такой шарм и одновременно пытку в его жизнь, белые, как сахарные, пылинки отрывались от его лица и улетали к луне... –

- Вот так, деточки! - со вздохом закрыл том Хранитель. - Иногда вы зацепитесь в себе или в мире за что-то загадочное - а оно то покроется пылью, то пыль слетит в ненужный момент! - сочувствующий смешок, он сдунул пыль со сборника рассказов и уморительным образом снова побежал принимать специфический душ, помахав на прощание ершиком (до новых баек)...








Secret s Tale


…Хранитель Склепа, это смешное чудо из костяшек и глазок с жиденькими волосиками, задумчиво перебирает маленькие фотокарточки с девушками взрослого характера, он так увлекся, что не заметил камеру.
- Ой, так и знал, что я не один - лукаво подмигивает - Ну что ж, детишки, хоть время позднее, мы проведем его по-взрослому. Уединяйтесь у голубых экранов тщательнее и удобней, ведь сегодня мы погрузимся с вами в мир взрослых фантазий, настолько ярких, что ослепительных (во всех смыслах) - чуть хихикает, открывая старый толстый фирменный том с древними историями, останавливаясь на картинке с девушкой в крошечном светлом чуть розовом платье, изумленно смотревшей в зеркало на висящие фото. - Байку которая поведает вам об этом, я назвал - "Синяя клубничка"..

- Синяя клубничка

Моника была изумлена и счастлива одновременно - в первую брачную ночь ее жених Чарльз пообещал сделать ей "самое романтичное и запоминающееся". Он вообще очень любил романтику и запоминающееся - чуть только невеста вошла в его дом, как увидела странные готические махонькие кованные замки-клетки с изумительно как живым манекеном женской головы в диадеме, белоснежную статую как будто девушки-ангела, падавшую в море лепестков, что-то вроде сфинкса в натуральную величину льва и человека одновременно в окружении маленьких пирамид, и многое-многое другое. И конечно, же там были фотографии, женские фото. Моника сконфузилась - нет, ревность тут не причём, да и ее возлюбленный был немногословен в других темах, потому его жизнь и прошлое были малоизвестны ей для такого чувства... Однако... Все эти образы были до неприличия откровенны, прямо (порой жестко и натурно) эротичны.
Чего стоила та фотография девушки, что отвернулась от зеркала, она была полностью обнажена и на корточках смотрела с каким-то непонятным взглядом дикарки на умирающего голубя, к ним подбирались языки пламени.
Или другая, где героиня в, до того намокшей сорочке, что ее было почти не отличить от тела, гримасничала, играя рыболовной сетью, внутри кокона которой она была.
Третья вообще вызывала чувство омерзения - девушка полулежа кушала - снимала с себя то, что служило ей одеждой - всякие роллы, печеньки, дольки фруктов и ягоды, среди которых рябила клубника.
"Что за мерзкая "клубничка"! - вздохнула новобрачная, со страхом отмечая закат, раскладывая вещи. "Может, это такое самовыражение, и я ничего не понимаю в искусстве?" - постаралась подыскать она алиби супругу, и тут же вздрогнула вспомнив о его обещании. "Даже если ему или кому-то еще такое нравится, я так не снимусь, даже для него!".
С таким выводом она отправилась ужинать с Чарльзом. Все было спокойно, царила идиллия, но что-то ее пугало все больше с каждой минутой - ощущение, что она не одна, и он - опасный тип. "В конце концов, не надо быть ханжой!" - постаралась дать себе опять внутренний нагоняй она, отмечая, что сейчас "что-то" будет (ужин закончился, и молодые пошли в спальню). "У каждого свои фантазии, а моя просто разыгралась".
Похоже, что фантазия разыгралась и у ее мужа - он у кровати завязал ей глаза и попросил расставить руки шире.
А после - принялся чертить своими пальцами (она ощущала это мягкое, и даже вправду невинное и нежное касание) некий узор по ее тыльной стороне рук - до самых плеч. "Ой, что-то течет" - с мурашками блаженства подумала она, с интересом ловя каждое новое мгновение этого странного но действительно незабываемого уединения - по ее всей коже наступил холод.
"Что же ты делаешь, шалун?" - чуть смущенно улыбнулась Моника, ловя руками воздух, и поминутно касаясь чего-то мягкого и прямо-таки воздушного, щекочущего и ласкающего.
Она готова была вся утонуть в этом мгновении и этом веществе или существе, понимая, что ей так же мягко говоря нравится их игра, еще...
Это мягкое точечками быстро-быстро опускалось от шеи до живота, от ног и выше, перебирало ее спину, и, казалось, закрадывалось во всю нее, дышло внутри все сильней вместе с ней...
"Чарльз" - прошептала она в изнеможении, готовая невольно вскрикнуть... Как тут... Чик!-Чик-Чик!.. Она медленно опомнилась, ее глаза с трудом видели сквозь постоянные вспышки и белоснежные искорки...
Вдруг нега уступила... пронзительному холоду, смешанному с удушением и точно падением в бездну. "Чарльз!" - снова закричала Моника, забившись...
"Потерпи милая! Еще пару фото!" - ответил ей до боли знакомый голос, находившийся далеко. Снег, невесть откуда нанесенный в то, что оказалось бассейном огромной фото-студией, спрятанной за спальней, таял медленно, а вспышки фотоаппарата мелькали так быстро, как будто он спешил; это все было освещением, тенями, чтобы были красивые искорки и изморозь на замерзающих линиях девушки. Она не имела сил даже пошевелиться, хотя бассейн был неглубокий и она скорее парила в облака зимы, такая хрупкая принцесса, с бусинками снега на ресницах, губах, волосах, с россыпью льдинок на красивом теле, переодетом в полупрозрачное коротенькое платье на двух завязках, маняще прикрывающими только самое сокровенное, и оставляя к тому же еще пищи для глаз своей конструкцией, открывающей бока девушки, ткань грациозно чуть вздрагивала от дрожи и попыток повернуться.
"Чем ты меня накурил во время ужина, ублюдок?!" - сквозь запинку процедила несчастная, вообще-то любившая и романтику снежков-коньков влюбленных, и мечты под Новогодний снег; а сейчас осознавшей, что быть может, только закрыв навек глаза, снова увидит солнце, но перед этим ей отчаянно хотелось выползти и придушить предателя, этого извращенного маньяка, наблюдавшего за ней с возбужденным прихрапыванием и потом, от удовольствия раздевшись по одни брюки и цокая и облизываясь, мурча всякую романтическо-как ей казалось-клиническо-издевательскую чушь.
Тут ее обожгла страшная и верная догадка - все эти статуи, композиции из больного эротического творчества мужа - его предыдущие жертвы, а сами картины несли в себе посыл, ну не даром же ради них он на такое шел. "Хоть узнаю" - судорожно соображала девушка, бочком пробираясь к бортику (к его восторгу) так как он находил это очень "сладким", прося повторить и мучив фотоаппарат). "Если выживу, будет хоть что сказать копам, чтоб упекли в дурдом для зэков, и чтоб навсегда! - всхлипывала в мыслях она, впервые понимая, какой жестокой бывает игра (ноги как не ее не слушались), она долго не протянет... Надо, надо действовать, совершить возмездие не только для себя но и тех несчастных, которых он видно тоже дурил голову романтикой да сюсюканьями.
"Чарльз" - ты не смотри что я дрожу - призвала внутри себя на помощь все актерское мастерство она. - Чем бы ты меня не угостил - это было вкусно! Мне нравится, только... - она флиртуя улыбнулась.
"Да? - он осклабился и принялся за поцелуи и поглаживания, только не просто как романтика, а, как если бы ювелир спятил и влюбился в вытачиваемый им алмаз - он методично и жадно осторожно впивался губами и пальчиками в каждую застывшую капельку льда на ее шее, плечах, животе и спине, тыкался носом в бок и щеки, чтобы уловить этот недолгий блеск радуги зимней сказки.
- У тебя такие интересные фантазии, и такие разные. А о чем эта вся твоя клубничка? Хочу потом пробовать... - интимно прошептала ему Моника, спрятав осколок льда за руку.
- Ну это все - когда просто животность, когда - изощренная похожесть, когда мы путаемся в ней, ищем экзотики и романтики... Но... кажется только ты напомнила мне что это такое на самом деле - это чистота, белая, сверкающая и воздушная, зазывающая и все же... непостижимая - плел он, продолжая свои бесконечные проделки с ее кожей и снегом и льдом на ней (царапая еще узоры на уже имеющихся, или пробуя отколупать или прибавить новых) - Как снег, как ты...
- И как это! - заключила она и ткнула изо всех сил ему осколком в глаз и в сердце, оттолкнув и, обессилив, поскользнувшись перед тем как упасть в бассейн, и уснуть навек... –

Хранитель отрывает взгляд от тома и поспешно прячет выпавшую оттуда фото девушки во взрослой манере. -Ой! - сконфуженно-озорно чуть мотнул он головой.
- После такой "Синей Клубнички", детки, думаю, теперь вам следует фантазировать осторожней, а то вдруг греза оживет, и устроит вам снежок на вечный новый год! - смеется, на расстоянии незримо закрывая двери Склепа (до новых баек)…






Mystery s Tale


…Вжик - и куцый кусок старой-престарой ткани упал с балахона не менее древнего Хранителя Склепа и баек.
- О, приветствую, детишки! Я тут занимаюсь обновлением гардероба. - хихикает. - Он меня полнит. - щелк ножницами. - А теперь худит. - более тщательный взмах лезвиями. - А теперь... И то - и то! - чаще щелкает ножницами и откладывает их, открывая тяжеленный том на картинке с малышом с короткой стрижкой, в коротеньком нарядике, что отскаивает от зловеще поблескивающих больших ножниц, - Но мы ведь собрались не для дизайна моего гардероба, а затем, чтобы послушать интересную и поучительную историю про то, с помощью чего его меняют - про ножницы и про ребенка, что слишком любил их "Вжик-Вжик" –

Вжик-Вжик" –

Маленькая Мишель считала правильным избавляться от того, что мешает, будь это волосики, что непослушно постоянно стремились расти и подчеркивать то, что она девочка, при этом причиняя неудобства запутыванием при расчесывании и разглядывании всяких разных интересностей в мире. Или - ноготки, что пачкались при поедании любимых сладостей или царапали при игре с любимым плюшевым мишкой и просто смотрелись глупо длинными. Иль - платьица, штанишек, ленточек, всех этих больших и путающихся под ногами штук, что так мешают резвиться и убегать от мамы, надоедающей со своими охами и поучениями. И потому ее лучшим другом были... ножницы.
Большая блестящая штучка о двух острых лезвиях и двух колечках-рычажках, была украдена из комода дедушки, как только крохой обнаружились ее полезные свойства на старой ненужной барби (Мишель слышала, что этот предмет опасен, и потому помнила, что надо провести опыт на ком-то, кому опасность не страшна). Вжик - и спутанные небрежной и давней игрой кудри куклы были отброшены, а она похорошела и посвежела в глазах маленькой хозяйки, с ней снова захотелось играть и делать еще красивее. "Какая я была раньше маленькая и глупая, что не пользовалась нож-ни-ца-ми!" - с потешно-важным "взрослым видом наставительно сказала она игрушке и быстро-быстро спрятала трофей.
На следующий день первой мыслью девочки было не пойти посмотреть на солнышко или выпить сока, а достать ножницы и еще что-то придумать с помощью них. И она, не раздумывая, защелкала себе по, безвкусному и ненужному, с ее точки зрения кармашку на пижамке, который ей подарили друзья. И вот нарисованный щенок остался без мешочка с прошитым гостинцем, а Мишель - без тени сомнения, что орудие портного не только полезно, но и весело; и даже после того, как ее отругали, она не вернула его на место, а спрятала тщательней.
Ей быстро стали скучны привычные развивающие занятия с игрушечными буковками и счетами, с книжками и даже мультиками, она, бродя по улочкам, оценивала не бабочек и букашек, а кустики и цветочки, делая пальчиками форму ножниц и представляя, что подстригает их.
И, конечно, же, придя домой, она опять взялась за ножницы. Она задумала подстричь себе... Да все - и волосики, и ноготки, и ленточки. Хорошенько подведя к лобику ножницы, она закрыла глаза от упоения моментом и...
Она расплакалась, отдернув злополучную новую любимую вещицу, попав кончиком лезвий в бровь, что тоже немного успела подстричься. Закапала кровь, прежде чем, она поклялась себе: "Ножницы - это гадость, никогда о них даже вспоминать не буду!".
С тех пор она только давала себя стричь или что-то обрезать другим, и вправду не брала ножницы в руки. Но каждый раз ее пальчики, как тогда, складывались в их миниатюрное подобие и делали - вжик-вжик! –

- Что ж, детки - протягивает было глубокомысленно Хранитель, откладывая том в сторону, вдруг щелкнув по торчавшей из него ножницами. - Ой! - сконфуженно встрепенулся он и многозначительно указывает на этот миг поднятым иссохшим пальчиком - Как видите, дурой пример заразителен! - смешок. - И потому, лучше семь раз отмерить, чем один раз отрезать! - он снова щелкнул ножницами, и, словно по волшебству, двери Склепа закрываются (до новых баек)...

Аватара пользователя
Gazero
Свободный художник
Сообщения: 3007
Регистрация: Март 2014
В сети/Не в сети: Не в сети

писанинки :)

Сообщение Gazero » 16 дек 2018, 13:54

47 min

(Посвящение Lon Chaney)

Миг за мигом переплетаются ниточки черного и белого, и все быстрее и быстрее проносятся мгновения, как в пленке. И кажется, что она прочно разделяет нас, но мы оба понимаем, что это не так. Кажется, ты знаешь обо мне все, как я о тебе, однако... Почему-то я немного отвлекаюсь от текста и продуманных жестов (волнение, точно мы встречаемся в первый раз).
Ты видишь меня в гриме и без, веселым и грустным, я падаю ради тебя с высоты и сражаюсь с дикими зверями, ношу неудобные костюмы и... старательно молчу, хотя мне так много есть что тебе сказать
Мне немного неловко, что ты так переживаешь за меня, ведь это всего лишь придуманные истории, которые, чтобы не потеряться в веках, переплетаются в черно-белые ниточки. Но вместе с этим... Я так одинок в них, и иногда начинаю думать, что нужен только собственным иллюзиям, но появляешься ты...
И мы теряем счет минутам, разговаривая о чести и долге, о жертве и обстоятельствах, о времени и любви.... На последнем слове снова теряюсь...
Так мало времени узнать, что это такое (пару раз в моей жизни появлялась надежда на счастье, что дарит это сложное и противоречивое чувство, но терялась каждый раз, ужели навсегда?).
Ты скажешь: "Не грусти! Ведь тебя любят даже сквозь время".
"Меня или мои образы?" - притихло спрошу я, и отведу взгляд, которого так с нетерпением ты ждешь.
И ты... тоже на миг задумаешься, стараясь этим просить прощение за моменты сомнения и разочарования, и... знаешь, я прощу тебя, ведь сам испытывал их не раз.
47 минут все идут неумолимо, так хочется удержать их, обнять тебя и чуть провести рукой по плечам, совсем рядом, чтоб даже мое дыхание обнимало тебя и сказало: "Я ведь тоже как ты".
Не плачь, пусть твои чувства прольются дождем на пленке, пусть моими слезами, быть может, именно в этом и было мое счастье - принимать боль других на себя, любить их тоже?

Аватара пользователя
Gazero
Свободный художник
Сообщения: 3007
Регистрация: Март 2014
В сети/Не в сети: Не в сети

писанинки :)

Сообщение Gazero » 02 янв 2019, 17:06

Щенячий... Прямо Кабуки! :)

Одна за другой падают снежинки, унося с собой частички прошлого года, и тихонько складывая узор из наступающего, чуть переливаясь розовым, ведь... Закат далекой Японии окрасил широкие ступеньки низенького отеля, и один за другим...
Отрывались в беззвучном скучающе-зевающем "ав" пять розовых крошечных ротиков: все взрослые люди и собаки были заняты приготовлению к празднику, вроде приготовления вкусняшек, украшения комнат и покупки подарков; а команда малышей золотистого ретвивера грустила от этого на татами, усыпанного игрушками и угощениями.
- Вечер только наступает, какая тоскища! - с вечно набитым ртом промолвил самый пухленький щенок с подводками под бусинками глаз и в любимой спортивной одежке, торопливо-тщательно набивая рот новой порцией суши-роллов, неуклюже-потешно орудуя палочками для них (Бутуз, как всегда считал, что лучшее средство от всех бед - покушать :).
- Ой-ей! Как не культурно! Ты не даешь попробовать другим и брызгаешься соусом, а еще бросаешь куски куда попало! Как неприлично! - не заставила себя ждать нотация от... Того, от кого меньше всего, на первый взгляд, ее ждешь - хорошенькой малышки Розабеллы, с заколкой с гроздью лепестков сакуры, чистенькой и свеженькой, и такой на вид нежненькой, но внутри не хуже матерого пса ;).
- Сейчас такой час, что совсем не стоит засорять карму ссорой! - пустился в любимые философствования их братик - покачивающийся в легком трансе, умилительно-тщательно зажмурившись, так, как показывают это на картинках и статуях того, в честь кого его назвали (Будда любовно потрогал лапкой маленький шлем самурая, подаренный смотрителем отеля) и внутри себя улетел снова далеко за астралы)))
- Йо! Я вмиг вас развеселю! У меня настолько классная шапочка с пандой, что я посвящу ей новый рэп! - закрутился во все стороны света хвостик их шебутного товарища по кличке Би-Дог, от радости новой покупки не знавшего, в какое зеркало и отражение еще на нее налюбоваться, и, не успели все сжаться в комок (крохи очень не любили творческие экспромты развесёлого собрата), тот начал жечь:
Мы в Японии на Новый год.
И у меня шапка-панда, вот.
Это круто, Йо!
Единственный, у кого от этого нескладно-необычного куплета не полезли ушки на самую макушку, был Замараш, погруженный в разговор с управляемым голосом компьютером-шлемом, сквозь который чуть просвечивала его всегда чуть испачканная мордочка, погруженный в виртуальный мирок и что-снова а нем творивший (и так - с момента прибытия пятерки щенят в Страну Восходящего Солнца!).И даже грязевые ванны с водорослями и моллюсками ему стали не милы, совсем никуда не годится! - к такому выводу приходили его друзья один за другим и, не откладывая Педигри в долгую кормушку), окружили его, старательно то дергая за ушки, то - за хвостик, то облизывая, то щекоча язычком. Увы! Замараш как если бы не просто врос в шлем, а... Провалился вовнутрь его!
- Ах! - Розабелла, в глубине души, все ж была сентиментальной и тонкой натурой, и потому... быстро-быстро, с усилием оттащила Бутуза за край едва-еле натянутого костюмчика от очередной атаки со всех концов палочками грудки роллов; легонько кусьнула за носик Будду, чтоб на время вернуть его с затусторонних Вселенных; и чуть негодующе пискнула на Би-Дога, открывшего было ротик для свежего куплета.
- Мальчики! - жеманно-решительно чуть тряхнула она лепестками заколки - Никто не будет заниматься своими делами, пока мы не узнаем, почему Замараш так дорог стал этот шлем.
И, пошептавшись за ширмой, щенки принялись действовать, первый, как и положено самураю, выступил махонький шлемовладелец, примеряясь и взвешивая все варианты; а потом... Как налетевший и схвативший за провода электронную игрушку брата, со всех лапок убегая к ближайшему водоему, чтобы по кодексу чести раз и навсегда покончить с врагом. Уговаривая сердце не слушать оханий и мольбы, эхо преследовавших его, Будда, как истинный воин, сносил тяжесть и ослепительные панели шлема-компьютера (а тот еще что-то и говорил!). И тут дёрнул щенячий бабайка его послушать, а что именно он говорил; и, не заметив мелкой припольной грозди китайских фонариков, маленький самурай распластался, перекувырнувшись через нее и выронив цифрового пленника (он же был судорожно подобран Замарашем и скрылся с ним в неизвестном направлении).
Выслушав этот рассказ и утирая сожалеющие всхлипывания Будды язычком, сердечная сестричка сама пошла в разведку, на всякий случай поправив заколку (любое приключение, по ее убеждению, надо встречать не только подготовленной, но и красивой). Взяв след мокреньким черным носиком и, приметив проигрыватель и крошечные ленточки с веерами, она... Попробовала быть гейшей, что так всем нравились утонченностью и красотой, аккуратненько выводя пассы веером ротиком и ленточкой в лапке, рисуя то журавля, то лису, то солнце, то ветер, и изо всех сил стараясь, чтобы ему понравилось; любитель технологий оторвался было от шлема, но увидев хорошенькую собачку, кружившую в поражающие танце, уткнулся сильнее и даже отвернулся; чем... ну совсем сконфузил эстетическую сущность девочки ("какая бестактность!" - не долго изумляясь и горюя, фыркнула она и... все же огорченным манером за перебирала лапками к другим деткам их славного папы-чемпиона).
"Против еды еще никто не устоял!" - признался в девизе всей своей жизни Бутуз и, пыхтя, задвигал в сторону уединившегося с компьютером члена семьи баррикаду из припасов роллов, размером, наверное, со сложенную в высоту Великую Китайскую Стену!!! Разнообразие форм и начинок, запах и цвета искушали непреодолимым соблазном, и потому передвижная съестная пагода потихоньку таяла, но упитанный щенок уверял себя каждый раз - "ну я ж совсем чуть-чуть, он и не заметит, еще много, и он точно отвлечется, да навсегда"; так идет себе Бутуз и отщипывает роллы, отщипывает роллы да идет; но тут... когда он дошёл до Замараша, вдруг резко захотел посидеть, а лучше отлежаться, а совсем хорошо - хорошо поспать (и со страхом поймал себя на мысли, что такое с ним случается, когда он ооочень хорошо покушал). Оглянувшись и убедившись, что так и есть, и от стратегического (во всех смыслах) запаса ничего не осталось; щенок тоже ушел куда глаза глядят, но - чтобы забыться сном.
Не было его так долго, что Би-Дог решил: ну что, как не рэп спасет не только его брата, но и вообще - мир; и сжав в кулак тактически верные многостишья, браво засеменил в сторону Замараша; обнаружил его, открыл ротик, и... Понесло - и забрала его муза и не отпускала, и закрылись глазки от приступов вдохновения, и ушки - от волны увлеченность, ничего не знал и не хотел Би-Дог, кроме рэпа, и забыл даже, для чего он, главное, чтоб был; а потенциальному слушателю... будто и ничего, словно и не лились мощные речитативчики старательного четвероногого творца!
- Что тут происходит?! - присел на задние лапки... Малыш хина с короной-заколками возле ушек в форме крошечных венцов императора, округлив еще больше глазки на разбросанные повсюду крошки роллов, на звяканье крошечного шлема самурая (Будда упражнялся в покаянной йоге), на коллекцию вееров и ленточек, что рассматривала Розабелла, и на венец этого холста чернилами - не смолкавшего точно барабаны на церемониях первого песика и молчавшего, как колокольчик в безветренную погоду второго.
- Ой! - робко, как один, только отозвались все щенята.
- Я - Тао-Тинь, Первый Любимец Императора! - гордо приосанился маленький хин. - Я, конечно, почту за честь наблюдать обычаи иноземных гостей, но не могли бы Вы объяснить, в честь чего они? - Тао-Тинь был поистине по-императорски поэтичен и почтенен.
- Я - Розабелла! - красиво чуть поклонилась малышка, галантно склонив головку с россыпью лепестков заколки. - А это мои братья - Будда, Би-Дог, Бутуз и... Тот, которого мы все никак не можем отвлечь от шлема - Замараш.
- Так вот в чем дело! - добродушно усмехнулся Первый Любимец Императора и, быстренько проведал, в чем дело (щенок сам аж выпрыгнул из шлема, увидев необычного нового друга, что согласился поведать ему, почему люди даже встречают Год Собаки; ведь именно это он столь долго и безуспешно-упорно искал по компьютеру).
- Давным-давно... - начал Тао-Тинь, когда его новых пять друзей, виляя хвостиками, окружили его. - Когда Великий Каменный Дракон, охраняющий нашего нас с севера, еще не спал, жила Королева Кошек. Это была пригожая и добрая правительница, в замке которой люди могли стать кошками, а кошки - людьми, и ждали их там вкусные яства, мягкие татами и различные церемонии. И было им там так хорошо, что почти никто не хотел возвращаться домой. И даже котенок Первого Императора Японии стал питомцем Королевы Кошек; вот была она неплохая, да имела один недостаток - она очень привязывалась к своим новым подданным и не хотела их отпускать и отдавать обратно. Так сколько уговоров, даров и даже военных походов не преподнес Первый Император Японии ей - а все напрасно, не желала она отдавать его котенка! А он совсем загрустил - не пил и не ел, на красных девушек не смотрел, на пирах не сидел, и даже не спал, все грустил и грустил, грустил да грустил о любимом котенке. Но однажды при его дворе оказался заморский зверек о двух ушках и глазках, о четырёх ножках и хвостике, и был он совсем такой как мы; он подошел к Первому Императору Японии и лизнул его руку. Оглянулся он и увидел - насколько ко мягкий, добрый, хороший малыш, полюбил он его всем сердцем и издал указ, чтобы всем грустящим и одиноким дарили щенят. А его собачку, что и играла с правителем, и утешала, и защищала, и спасала, и помогала в разных делах, была с ним всю жизнь и даже в последние мгновения была с ним, мудрые боги вознесли на небесную пагоду двенадцати зверей, и шепнули мудрецам, что неплохо было бы чтить память о нем, празднуя порой и Год Собаки, и вообще хранить и любить его потомков, то есть нас - заключил он.
Щенки, приятно-утомленные, уже спали, мягким облачком обняв малыша, он понимающе-радостно лизнул каждого в лобик и... уснул сам, сквозь сон чувствуя, как...
Закат далекой Японии окрасил широкие ступеньки низенького отеля, и один за другим... Одна за другой падают снежинки, унося с собой частички прошлого года, и тихонько складывая узор из наступающего, чуть переливаясь розовым…



Замок Короля Затерянного

Под Рождество... даже звездочки обещают сказку, и буковками-снежинками выводят ее историю, сквозь которую, под бегущий круговорот часов, проносится эхо копыт, вздымаются лестницы и уносится ввысь вершины замка...
- Вот так книжку подарил нам Санта-Лапус! - изумленно-восхищено услышала знакомый голос Розабелла - прекрасный щенок золотистого ретвивера, вдруг обнаружив себя внутри заснеженного и заброшенного самого настоящего замка, еще в хорошенькой короне с ушками и вуалью, хотя она только, казалось, миг назад открыла том с сияющими непонятными письменами на обложке, подаренный им ее другом - белоснежным четвероногим помощником Санта-Клауса; она еще подумала, где она могла видеть эти письмена, но не успела охнуть, как...
Она помнила только искристые белые сияния, вот такие, как сейчас, что исходили, тая, и от Би-Дога, теперь забавно потряхивающего бубенчиками шутовского колпака.
- Ух ты! Всегда хотел побывать в замке! - он, как ни в чем не бывало, стал бегать, дрыгать лапками и трясти колпаком, чтобы он звенел. "Наверное, он еще не понял, что это не игра!" - вздохнула Розабелла и со вздохом отправилась исследовать лабиринты коридоров и поворотов, среди стоявших доспехов и запылившихся картин с потухшими канделябрами, массивных дверей и сундуков, ветхих украшений и паутины раздавался гул - не то грохот железа, не то топот ножек, не то... тоненький лай.
И тройка крошечных теней поспешила навстречу приготовившимся было щенятам - Будда в алой крохе-шапочке кардинала, Замараш в непривычно-чистеньком головном уборе валета, гремящий забралом рыцарского шлема Бутуз, пыхтевший с непривычки.
"Ну хорошо, что мы все снова вместе!" - умиротворенно подумал щенок в шутовском колпаке, радостно обнюхивая и облизывая сестричку и братиков, как-то позабыв, что ему чудилась еще одна тень и еще один отголосок. Но, кроме них в замке не было никого; и только гул ветра и цокот чудом работающих часов нарушали тишину. Или нет: из-за угла раздалось отдаленное "бух-бух-бух".
Крохи гурьбой бросились искать укрытия, но как на зло в замке было так мало вещей, за которые можно было спрятаться.
- Я есть хочу! - вторил ей Бутуз, завозившийся со шлемом, который так захотелось снять.
"Сейчас точно грянет Грим!" - с усмешкой подумал храбрый кроха, наблюдая, как Замараш плюхнулся в ближайшее корытце с водой то ли спрятаться, то ли помыться, а Будда схватил крошечную алебарду и ринулся в атаку в сторону угрожающего "бух-бух-бух", хотя скорее согласился б съесть кошачий корм, чем брать оружие, пусть и в защиту.
- Я хочу к папе! - запищала Розабелла, вдруг уставшая и напуганная, зацарапавшая пол, в попытках найти потайной ход.
- Я уже здесь! - ответила им темнота... Приятным мужским рыком, так напоминающим отцовский, и из темноты выступил... Молодой пес золотистого ретвивера, как две капли похожий на папу щенят, только был он одет в броню и какой-то блеклый ремешок-ошейник и, казалось, чуть полупрозрачно светился.
- Папа? - тихо спросила маленькая принцесса с хвостиком (ее братья столпились возле нее, не придумав ничего лучшего, хотя до этого было столько дел, столько идей!).
- Конечно, Всякий Король - папа и всякий папа - король! - радостно ответил пес и осторожно нежно языком прошелся по макушке каждого щенка, гладя их хвостом и прижимаясь своим лобиком к их. - С возвращением домой, мои любимые!
Собачки снова радостно залаяли и закружились по просторной зале, теперь с интересом нюхая и пробуя зубками всякие старинные штучки и кушая мяско, придвигаемое им юношей-псом. "Какой хороший, хоть и необычный папа у нас тут!" - размышлял про себя Би-Дог. И все же что-то не давало ему расслабиться и играть вместе с причудливым хозяином замка и остальными крошками в догонялки. Эти те самые письмена, что он тоже запомнил и что так похожи на махонькие буковки на ошейнике владельца этого средневекового мирка.
- Пойдем со мной, мои хорошие, надо многое успеть! - любя потрепав их за холку, повел щенков за собой их странный обладатель, с усилием отодвигая потайную статую за шнур и входя в проход. Пятерка замерла - один за другими зажигались в темном коридоре факелы, сами собой распахнулись ворота - впереди ждал тронный зал, где в центре на махонькой лестнице был... Скромный пуфик серого цвета с мечом в нем, по бокам от него - пуфики в одну сторону и миски в другую, меньше и богаче, на стенах висели портреты суровых незнакомых дядек в латах, сама собой играла музыка и где-то внизу топтались невидимые кони!
- Все это так мне напоминает двор Короля Артура! - шепнул Би-Дог Бутузу, опять запихивал еду за обе пухленькие щечки.
- Точно, малыш! - мягко тронул животик щенка юный пес в броне. - Король Артур - мой хозяин. И он послал мне Рыцарей Круглой Миски.
"Наверное, это псы рыцарей! - догадался его собеседник, для острастки кивнув звенящими бубенцами. - Только каким мы боком к ним? И кто это такой? Что-то я не понимаю или не помню...".
Но тут его память грянула молнией воспоминаний - совсем малышом Би-Дог с хозяином был в Музее Средневековья, и он заметил неприметного скромного пса у ног Артура (каменную, как и Король), и слабыми-слабыми буковками была написана его кличка, поражающая настолько, что)...
- Братцы! - Шепнул он, когда пес Короля чинно пошел занимать свой необычный, на удивление скромный трон. - Так это Замок Короля Затерянного! Тот, кто разгадает его загадку, вернется домой.
- В книжке не было никакой загадки! - заспорил Будда.
- Нет, была! - вмешалась Розабелла.
- Точно! - поддержал, облизываясь, Бутуз.
- Ты сам, едва это прочитав, в книжку полез! - прибавил Замараш.
- Вот теперь и выпутывай нас! - понеслось опять.
- Он хоть и хороший, но не совсем наш папа!
- Пора б домой!
- Рождество вот-вот будет!
- Тс! - шикнул на друзей Би-Дог и утешающе кусьнул за ушко каждого из них - обязательно все придумается и получится!
Щенки немного приободрились и пропустили вперед брата, исполненные надежды, веры и... любопытства, что же будет дальше.
А дальше… девочка-щенок, как и всякая принцесса, училась, под руководством молодого пса, как танцевать и вести себя с кавалерами; Замараш пыхтел над грамотами, помогая Королю понять и подписывать те и иные решения, как истинный валет; Бутуз тренировался быть рыцарем, пуляя копьем в игрушечного противника и штудируя правила чести, Будда читал Книгу Книг и понимал, насколько сложен, но полезен духовный мир, а последний щенок шутил и пробовал делать разные трюки, ведь недаром ж на нем колпак шута; и так длилось, пока...
Король Затерянный в один момент осторожно не вытащил из пуфика меч и... Все вокруг наполнилось красками звуками, сиянием, и рой событий подхватил его и малышей, в котором мелькали то битвы, то балы, то приемы, то скачущие рыцари, то глядевшим вдаль Король... Как только сияние прояснилось, они... Оказались в том же заснеженном и заброшенном замке, точно ничего и не происходило.
От изумления Замараш опять плюхнулся в воду, Бутуз бросил жевать, Розабелла... оторвала взгляд от зеркала, в котором отражалась ее корона, Будда выронил алебастру, а Би-Дог... чуть не уронил колпак шута.
- Наверное, правильно, что даже сквозь события все будет как прежде - только и нашелся он.
- Вот я все ем и ем, а рыцари и так были сильными, надо б похудеть! - упитанный щенок стыдливо спрятал недоеденное.
- Какие балы были интересные тогда! Думаю, я была б там вполне красивой в такой короне - сделала свой вывод девочка-щеночек.
- Не, война, в любое время - это плохо! Я - за мир во все времена! - заключил Будда.
- Сколько всего надо успеть, часы то тикают! - прибавил Замараш.
И как только пятерка сказала эти слова - перед ними образовалась миска с выгравированными теми самыми символами, что были на ошейнике Короля Затерянного.
- Только потомки Рыцарей Круглой Миски могли сделать такие выводы! - расторгнуто всплакнул странный пес-юноша, обняв лапой каждого щенка.
Они же... Не смели и дыхнуть, наблюдая, как из каждого портрета вылезал чуть светящийся и полупрозрачный рыцарь, всего их было тоже пять, они... Превратились в щенят, не отличимых от бравых малышей, что радостно запищали и устремились к юноше-псу.
Король Затерянный кинулся их обнимать и вылизывать.
- И все-таки он отличный папа! - шепнул новым друзьям Би-Дог, тоже растрогано, после того, как один из призрачных крох раздал каждому медальон с символами Короля. После этого прозрачные щенки встали вокруг меча в пуфике. Образовалась икристая лестница из сияния и снежинок, что, под эхо невидимого цокота копыт, боя часов и гула ветра, уходила за облака.
Молодой пес, шепнув: "Спасибо", еще раз лизнул на прощание забавного Бутуза, обаятельную Розабеллу, простодушного Замараша, оригинального Будду и сообразительного Би-Дога, и ушел, к Королю Артуру, Рыцарям Круглого Стола и ко всему Вечному и Светлому, со своими щенками, в небо...
И его мягонькие касание точно ласковыми снежинками чуть тронуло носики щенят, ведь... под Рождество... даже звездочки обещают сказку, и буковками-снежинками выводят ее историю, сквозь которую, под бегущий круговорот часов, проносится эхо копыт, вздымаются лестницы и уносится ввысь вершины замка...

Аватара пользователя
Gazero
Свободный художник
Сообщения: 3007
Регистрация: Март 2014
В сети/Не в сети: Не в сети

писанинки :)

Сообщение Gazero » 03 янв 2019, 11:03

Притча "Цирк Дю-Щенят :)

Как только вкусняшки на праздники были съедены, а подарки разобраны, все вдруг снова почувствовали ожидание чуда сказки, хотели всё вернуть, но не знали, как, и это удивительно потому что за окном всё ещё... шёл снежок и всё ещё просились маленькие сердца какие-то приятные мгновения - такие философские мысли одолевали малыша Пьера, что был соседским щенком шарпея бравой пятёрки - Розабеллы, Бутуза, Замараша, Будды и Би-Дога.
Пьер смотрел в окно на соседей и ждал что, когда-то познакомиться с ними, и они станут лучшими друзьями (он был питомцем хозяина цирка).
Однажды сам случай помог собачкам подружиться: пошёл к ним в гости кроха-шарпей, в один из деньков, когда шёл снежок и неприятно заходила в гости каждой души тоска, малыши столпились у телевизора, где показывали цирк.
Каждый из щенят хотел быть на арене и представлял в любимом роде артиста себя любимого: Замараш - хозяином куклы чревовещателя или марионетки, которую можно было бы заставить танцевать и делать трюки на радость детишкам; Будда хотел овладеть не только трансом, но и воздухом, потому воображал себя воздушным гимнастом, что параллельно жонглировал лакомством из косточек; а настоящий любитель покушать - Бутуз - попробовал представить себе, как это - потратить свои силы не только на еду, но и на то, чтобы удержать гири на канате; Би-Дог был бы таким стильным необычным фокусником с картами и розами, а Розабелла - такой милой и крохотной Укротительницей ещё более милых и более крохотных созданий.
Крохи поняли было со вздохом, что это все лишь мечты и готовились грустить, пока их хозяева вернуться домой со своих дел. Но мимо этого не мог пойти шарпей и, приветливо тявкнув умилительно-сморщенной мордочкой, спросил:
- Ребята вы правда любите цирк?
- Да - ответили они. - Но мы боимся, что мы маленькие и слишком многого не знаем для него!
- Не беда, я вам помогу! – ответил их новый друг.
И щенки отправились в цирк, где каждый действительно стал тем, кем воображал и давали потрясающие представления, что радовали их хозяев и всех-всех-всех. И вообще… - надо очень сильно захотеть и всё получится (щенята подтвердят).

Аватара пользователя
Gazero
Свободный художник
Сообщения: 3007
Регистрация: Март 2014
В сети/Не в сети: Не в сети

писанинки :)

Сообщение Gazero » 06 янв 2019, 18:54

Enigma (Сказка-Мистерия для Взрослых)

В некую старую эпоху, которую принимают за сказку, люди хотели знать все на свете, но только в каком-нибудь красивом свете. И потому он пришел из долин не то неба, не то лишь его отражения и породил... Маленькое королевство, считай, из одного замка, но где было много дверей, одна за другой, и все там было темно и отдавало звездной синевой.
Жил там в одиночестве юноша, что владел красивой короной в форме полудуги, что так часто показывалась на небе и заливалась по ночам приятным белым светом. Он сам даже не заметил, как она наполнилась им и пронзило его сиянием все его одежды, тоже ставшими белыми, как снег.
Он остановился в задумчивости:
- До этой ночи я был никто, и блеклым и тусклым... Кто же дал мне такой красивый и чистый свет, что делать мне с ним?
Как только он задал этот вопрос, его единственный замок разложился, как карточный домик в роскошные покои из сотни дворцов, и все там было заполнено красивыми цветами, драгоценностями, все переливалось тем белым светом, как только он подходил к ним.
Голос на миг окликнул юношу:
- Я даю тебе это за твое желание понять себя, исполнить свое предназначение, но только ты сам должен понять, в чем оно, скажу лишь, что отныне ты - Король Месяца; вперед!..
Затем таинственный незнакомец пропал, одарив на прощание юношу очертанием силуэта белого ворона.
Люди же... сначала жили, как жили - ходили, ели, говорили и искали, как бы украсить такое безликое понятие, как время и себя в нем. Обнаружив замок Короля Месяца, они... Начали подходить к нему, сначала с опаской, потом – с почтением, потом – с насмешками, что там всего лишь один обитатель, и тот не понятно что может предложить (хотя они и не видели никогда великолепного юного хозяина).
Рассердило такое непочтение к себе Короля Месяца, и он прогнал гостей, сказав себе:
- Ничто не может быть лучше меня и моего замка, я дам понять это, и очень скоро!..
Но потом он пожалел было о своей запальчивости, глядясь на свой безупречный белый свет, ореолом окружающий его, и погруженный в полное одиночество, играясь с падающими звездами, каплями алмазов и совсем забывая про великолепные цветы, все больше и больше, а замок все больше погружался в снег, пока он пел в тоске:

Белый свет – что же ты такое?
Каким мне надо быть судьбою?
Снег и луна – одного света…

Все – лишь свет, просто белый свет…

Белый свет – зачем же ты мне?
Раз я лью из-за тебя слезы в тишине?
Тишина и грусть – одного света…

Все – лишь свет, просто белый свет…

Но тут, откуда не возьмись, взмахнуло алое крыло ворона – и, прокравшись в его покои, фигура в темном облачении и маске с ало-черным узором, сняв ее, дотронулась губами до грустивших по теплу и солнцу, цветам – они тотчас распустились, ожили и, переливаясь росой, вознесли к небу радостную неслышную песню ароматов… Столь прекрасных, уносивших все горести и проблемы людей, утомленных и скучавших. И тогда все вновь обратили взор на великолепные дворцы Короля Месяца, отчего-то засиявшие еще более волшебно и маняще; огромные залы наполнились балами, в один и тот же час, когда все дела были сделаны, а души требовали сказки.
И тогда, по мановению лучиков из короны юноши, создавались образы - сны, такие живые и приятные, что с ними не хотелось расставаться: детишек ждали море игрушек, сластей и игрушек, взрослых – то, кто чего больше всего хотел… Мечтающий о богатстве – купался в деньгах, кто хотел славы – становился по могуществу похожим на молодого короля, а кто хотел любви – для тех изображал на волшебном холсте лучиками короны он пригожих юношей или девушек.
И только одну он не хотел отдавать в краткие мгновения счастья по ночам для чужих мыслей – это был портрет, что назвал Король Месяца «Адели». То был единственный друг юноши, безмолвный, но всегда понимающий. Как бы он хотел, чтобы однажды сбылось его тихое признание самому себе:
- Хотел бы я, чтобы ты могла заплакать, как и я, и тогда бы я мог б почувствовать радость утешения тебя!
- Адели благодарит Вас, мой Король! – вдруг однажды ответил портрет, мгновение назад странно объятый темно-алым туманом, и из него вышла маленькая хрупкая девушка.
В образовавшийся портал на месте портрета спешил тот самый тип в маске, которого успел приметить юноша.
- Постой! - остановил он его. – И сними маску перед Королем!
- Прости, что боюсь за тебя! – вдруг загадочно отозвался тот. И юноша узнал этот голос, ведь именно он подарил ему власть над белым светом. Хотел он тоже сказать «прости», но незнакомца, как его и след простыл.
Люди тоже видели его, но приписали все чудеса не ему, тому, кто действительно создал их, а Королю Месяца, доводя его своими угождениями до слепоты от убеждения в своей исключительности. Как ни странно было пророчество его безликого покровителя, а оно сбывалось все страшнее с каждой ночью: все больше и больше стремился поразить воображение и стремление развлечься людей юноша, что порой сны превращались в кошмары, а промежуток от ночи до ночи был совсем пустым, и никто не обращал на него внимание.
Хотя… Тогда бродил по земле тот самый таинственный помощник, и так, чтобы никто не видел, снимал маску, и плакал над стареющими покинутыми зверюшками, отчего они снова превращались в малышей и уходили в его замок, мягким касанием он убавлял лениво-жадную воду, что не давала деревьям расти ввысь, а сухие ветки наполнялись жаром его поцелуя и согревали путников, указывали им путь и защищали (конечно, он делал все так быстро, как если бы… алый ворон только взмахнул крылом и скрылся в темном тумане).
Не забывал он и о душах людей: и где недобрый человек надумал у другого украсть что или как еще обидеть, молодой незнакомец в темном – тут как тут, он только снимет маску, и от него идет такой свет, что сразу смущается злодей и бежит от него. А если кто потеряет дорогой ему предмет, каким хотел принести радость близкому или всем людям – тоже встретится ему в нужный момент он и отбросит маску – и от его глаз прольется свет на все скрытое или незаметное. И, наверное, только он понимал, как нелегко быть Королем Солнца.
Наверное, потому, что он, как и всякий король, не был свободен так, как думают все – хотелось ему почаще видеться с маленькой хрупкой девушкой по имени Адели, которая так любила возвращаться в его замок и играть со спасенными зверушками, радоваться цветам и чуть ловить пальчиками крошечных солнечных зайчиков. С каждым и каждым днем (таким кратким, когда она была рядом, и таким долгим, когда она возвращалась к Королю Месяца) он все больше и больше впитывал в себя такое тонкое и упоительное чувство привязанности, и боялся, что нашел в ней собственный свет, что точно так же смущает и обжигает, но противиться он ему не мог.
Король Месяца чувствовал это и уверял себя, что ничто не запятнало его белоснежного облика, хотя он белыми крыльями ворона хищно-незаметно следил за ними и ревновал, и злился на своего покровителя, и на нее, и на себя, и не знал, как ему поступить, ведь он привык быть хозяином ее портрета, он привык ощущать ее в своих покоях. А они, все молчали, и холодно требовали ухода за собой, покрываясь новыми снегами, темнотой и плодами ярости короля – жуткими тенями, что напускали страдания и болезни, даже несчастья и смерть.
- А ведь у нее тоже белый свет – свет моей власти, и не будет ее сильнее! – злорадно-ядовито отметил юноша, не отпуская привидений погибших из замка и заставляя их пугать оставшихся в живых.
- Что ты делаешь? – с горечью положил ему руку на плечо Король Солнца, что, устав исправлять его ошибки и мстительные игры, покинул свое крошечное королевство, совсем бедное (ведь все силы отдавал лунным покоям).
- Тебе не нравится? Смотри, сколько белого! Не ты ли хотел, чтоб я сеял его? – отпрянул Король Месяца и прибавил:

А ты придумал радугу,
Чтобы отнять у меня Адели,

Так отныне нам с тобой не по пути

Ты лезешь в мои дела, я устал!
И скажу тебе… Хоть б ты пропал!

Так отныне нам с тобой не по пути

- Я не могу оставить тебя! И ее… Если б ты только это понимал! – грустно ответил его собеседник и продолжил:

- Я не хотел ничего отнимать
И нарушать твой покой

Но мы связаны с тобой!

Оставь свои проделки, дитя!
Иначе придется поступать мне не шутя!

(Но мы ведь связаны с тобой!)

Он умоляюще и долго протягивает ему руку, освободив ее от черной перчатки, само теплое и светлое сияние просится в руку другого, чтобы исцелить все страдания растревоженной души, но неожиданно отдергивает ее: на ней порез от кинжала. И каждая капелька крови оборачивается алым перышком. Отчаянное воронье эхо – и алая птица улетает, оставив впопыхах маску.
Король Месяца оглядывается опустошенно-недоверчиво на улетающего ворона, все еще не ощущая, что его белоснежный облик может что-то испачкать и победоносно поднимает трофей.
С тех пор сила целебных слез и прикосновения Короля Солнца потеряла защиту от самой себя, настолько она была велика, что стали расти среди приятных цветов сами собой гадкие сорняки в его саду, что люди и звери росли очень быстро и не успевали понимать мир и себя в нем, и зачастую торопились попробовать все, ведь уставали от дня и груза его бремени: надо было видеть все, как есть, ухаживать за этим и принимать таким; и так... Люди отвернулись от молодого короля, совсем забыв все добро, которое он им сделал, спеша к ночи и ее повелителю: ведь у него все легко и просто, и такой ласковый и открытый белый свет; вот только скоро перестал он дарить им сны…
- Почему ты не исправишь это, мой Король? – спросила как-то Адели.
- Он захотел полной власти и свободы, так что выбор все так же остается за ним! – ответил Король Солнца, что стал в последнее время пытаться отдалиться от нее (он также пускал ее в свой крошечный замок и смотрел неподалеку, как она играет со зверушками и гладит цветы).

Адели:
Помогите ему вспомнить настоящий белый свет!
Помогите себе вспомнить настоящий покой!
Если б я могла знать, что все это из-за меня…
Что делать мне?

Король Солнца:
Если б я мог знать, что все сложится так!
Не раз подавала судьба нам знак...
Видать, нельзя быть вместе...
Никому из нас!

Адели:
Я помню, как давно во тьме
кто-то подошел ко мне

(Невольно Король Солнца подходит к ней, так же как подходил к ее портрету это «давно во тьме»)

Адели: я помню руку, что коснулась моего платья...
и сердце мое забилось с дыханьем

(Король Солнца, как тогда осторожно проводит по поясу платья девушки)

Адели вздрагивает, но, робко оглядываясь на него, продолжает:

И его глаза так близко, так близко,
что коснулась моей шеи слеза.

(Король Солнца тихонько взял капельку росы с розы и, выбрав момент, когда она закрыла глаза, спустил капельку на ее шею)

Адели:
Кто же это?
Кто же?

(Король Солнца хочет поцеловать ее так, как сильно охватило его чувство к ней, но вспомнил о крошечной метке месяца, что украшал ее кулон и… Все же порывисто обнял ее и, склонился к ее плечу).

Адели ахнула, ощутив на своей коже пронзительно жаркое касание, нежное и казалось, уволакивающее сиянием…
И эхо, уносимое роем алых перьев в темном тумане, казалось, доносило его голос: «То был я!».
Когда она очнулась, его уже не было, а сама она была укрыта самыми чистыми и теплыми занавесами солнечных капелек, разрушить укрывающие чары которых мог только он.
Так он думал. Как только он ушел, прилетел белый ворон. Он резко отдернул занавес при помощи похищенной маски с черно-алым узором. Как только он пропал, Король Месяца принял свой настоящий облик. Вид его был все так же белоснежным и чистым, но теперь сквозили какие-то точно темные и кровавые тени в его лице, искажение сквозило сквозь его прищур и легкую улыбку, каким не одаривают и предателя.
И он вынул из-за пазухи ее портрет, до сих пор поблескивающий золотыми лучами в чертах, от куда она вышла из картины. Внизу все так же сиял тот же знак месяца, что был на ее цепочке. И между ними словно возникла связь, пробирающаяся под душу Адели. «Ты забыла, кто создал тебя» - словно шептали они. «Просто создал и сам забывал о тебе долгими снежными ночами, стараясь угодить толпе жадных до впечатления людей» - возражало что-то внутри ее.
«Сны, призраки, белый снег и месяц, покой и тишина – вот твое настоящее богатство, все, что он дарит тебе, а ты сбегаешь в суету дня, в меняющиеся краски забот, бегущего времени, где все так прямо и грубо!» - продолжал точно убеждать коварный знак. «Но не он ли все это создал, забыв об ответственности перед своим замком и народом, о том, как старается для него, тот… Кто оживил тебя?» - возражало нечто в сердце девушки.
И она отступила на шаг от Короля Месяца. Его поразило это. «Только не ты, я берег тебя от всех, кто хотел тебя в свои сны!» - говорили его протянутые к ней руки. Она не нашла в себе силы дать в ответ свои, не отрываясь, глядя на знакомую маску…
Юный Король рассердится, как никогда в жизни, и, достав кинжал, хочет ранить ее портрет, по которому бегут золотистые лучи жизни, еще миг… И…
Он падает, оборачиваясь – Адели заслоняют собой огромные алые крылья, подставив кинжалу маску. Он с ужасом раскаяния хочет остановить пронзающую руку, но поздно – маска падает и разбивается, кинжал тает.
Король Солнца, слабея, помогает ему подняться, и в последних пассах отдает светлые и теплые лучи… ему, девушке и всем, вдруг замершим в изумлении и страхе людям.

Король Солнца:
Разбиваются маски,
Заканчиваются сказки…
Но никогда еще я
Не переставал жалеть,
Что свет запереть
Ужель навсегда? ради...

Того, кому шепну: "Не подвели себя»
Прости
Той, что молю: "Помни меня"
Адели

Крылья устают летать,
Люди перестают мечтать…
О делах, о часах,
Но покинул страх
Меня моей судьбы
Что свершится, Ради...

Того, что молю: "Береги себя"
Прости
Той, кому шепну: "Люблю тебя»
Адели

Он падает навзничь и рассыпается алыми перьями. Тотчас белые одежды и корона Короля Месяца теряют свою силу, красоту и свет, Все погружается в темноту, запираются все двери, возносятся обратно в небо с ало-бледные лучи света Короля Солнца…
Они, проведя в небе очертания полукруга и лица, соединяются в крылья и разливаются с новой силой, снова даря краски, время и свет…

В некую старую эпоху, которую принимают за сказку…

Аватара пользователя
Gazero
Свободный художник
Сообщения: 3007
Регистрация: Март 2014
В сети/Не в сети: Не в сети

писанинки :)

Сообщение Gazero » 07 янв 2019, 22:17

Интерлюдия-Феерия (Мюзикл «Кошки»1981)


Как-то только запрыгали шторки неба,
луна стала играть с нами в прятки,
и эту игру так любят котятки
Давай-ка поиграем!
Давай-ка узнаем…

(Напевающий это молодой юноша-кот, с огромным белым пятнышком на груди, а так весь черный и чуть украшенный звездочками, смотрится в маленькие зеркала, что он рисует в форме маленьких кошачьих мордочек и лапок, танцующими шажками спускается по канату на небольшую арену).
Его зовут Мистер Мистофелис, и он очень хотел как-то быть полезным не только для себя, показывая фокусы в небольшом цирке; что, с этих фокусов, которые еще можно и разоблачить, если он отвлечется, или напротив, увлечется (и такое бывает)? Мистеру Мистофелису хотелось сделать настоящее чудо, и так сильно, что, казалось, он совсем захандрил; и, казалось, только шаловливая жемчужинка луны была самой верной его наперсницей.
Собственно, это он придумал прыжки во времени, раздвоение тел группки людей-кошек, что обитали в этом странном месте, и никому не казались странными сами (люди думали, что это артисты, что имеют такие необычные костюмы и грим, и так искусно прыгают и кувыркаются, делают сальто и кульбиты; а это были самые настоящие люди-кошки.) И открыл для них он в праздник Джелли, вроде бы все – и высоту, и удобство, и новые привычки, и новых друзей за счет такого превращения… Да не все!
Эта мысль не давала покоя Мистеру Мистофелису и он… Ну совсем запутался, кто же они, люди или кошки, и правильно ли он сделал, в забывчивости выгибаясь и вылизываясь, стараясь поймать языком перешептывающиеся искорки звезд.
- Ап! – вдруг послышалось позади него, и с трапеции, с аристократически-порывистым выпадом, приземлился второй юноша-кот, повыше и постатнее обликом, весь рыжий, едва не огненный, на мордочке выделялась мохнатые кисточки бровей и белые пушки губ. И то был, конечно, же - Рам Там Тайгер.
- Скучаете, любезный? – подмигнул он, поводя в воздухе пальчиками лапок, как если бы трогал незримые стрелки лунных часов.
- Р-Мяу! – тихо-робко старательно вывел тот.
- Оставьте! Пора попробовать нам чувствовать по-новому! – горделиво отметил Рам Там Тайгер и, тотчас вскочив с подмостков арены, вытащив марионеток, стал играть ими, запевая:

Давай-ка поиграем!
Давай-ка узнаем…
Как бы всласть со всем играться,
И перемен не пугаться,
А только вильнуть им хвостом!

(Черный юноша-кот почуял неладное в настроении этой песенки, в жонглировании нитями деловитого собеседника нитями от марионеток - нет, что-то явно нехорошее он задумал, и наколдовал ему исподтишка маленький салют).
От неожиданности тот выронил кукол, сконфуженно отметив эхо испуганных «Мяу!» за кулисами.
- Вы играетесь все! А я не шучу! – рывкнул Рам Там Тайгер и больновато чуть кусьнул того за ушко, спрятанное в черных волосах, приподняв за жабо белой шерстки. Потом он откинул его и ушел.
«Эх!» - только и хотел было сказать самому себе несчастный наш герой, снова оставшийся в одиночестве и, чтобы отвлечься, снова стал думать: чего это его друг впервые так серьезно рассердился, еще будучи настоящим котиком, он купался в ласке и лакомствах, это был очень избалованный рыжий котенок, что, как только дали ему отборного молочка, чуть лизнет, и тотчас опрокинет, потянувшись за колбаской, чуть подойдешь к нему погладить, он капризно мяукнет и царапнет. И повзрослев, остался он все таким же пригожим, но характером - вредный-превредный, но хозяева не переставали его любить, а ему и это надоело, и убежал Рам Там Тайгер…
«Прибежал сюда и снова что-то хочет!» - едва не с испугом отметил Мистер Мистофелис, терпеливо-умиротворяюще колдуя крошечные сахарные бантики-мышки, что кружились по воздуху, забавляя его перепуганных друзей и утешали их, прислушиваясь к тишине, в которой осторожно мелькнул… Самый мягкий и прелестный пух для его носика и усиков в мире…
И осторожное «мурлык» - коснулось его дыхание, от чего его сердце забилось чаще (ведь этот мурлык принадлежал Виктории – белоснежному созданию с таким же белым и тихим нравом, да и от него, и от мордочки и шерстки которой юноша кот просто с ума сходил.
Виктория кончиком хвоста погладила его по грудке, и, чуть спрятавшись за его спину, мягонько коснулась когтем ушка, и от каждого его прикосновения так и веяло: «мур-мур». Может, оно и было самым прекрасным и волшебным чудом?
- Вы ранены! Ах! – пискнула девушка-кошечка, обнаружив капельку крови на коготке. Ее мордочка вытянулась было то ли что-то шепнуть ему, то ли… соприкоснуться носиками (ох, как мечтал об этом молодой парень-кот!). Вот- еще миг, ее светлые, как пару перышек сияния ночью так близко к нему, и…

Давай-ка поиграем!
И как вернуть ход капельки назад,
Как вернуть добро на старый лад
Давай-ка узнаем…

(Откуда ни возьмись, раздается знакомый ему мотив, и гигантские стрелки часом в воздухе образуются сами собой из передвигающейся словно невидимой кошки, два огромных кошачьих глаза возникают в их центре, вспышка (сквозь которую он успевает заметить две не то человечьи, не то кошачьи фигурки, мелькающие то в одном, то в другом глазу), и потом еще вспышка – темного и глубокого мерцания, такого, что как туман.).
Бах! – он тает и… Мистер Мистофелис узнает эти глаза – они были на мордочке объявившегося Манкустрапа – еще одного юноши-кота, серого с белым, с мордочкой белоснежной, как маска, с черными черточками на ней. Но не стоит их бояться – они принадлежали хранителю Джелли – такого волшебного измерения, тайны которого известны только людям-кошкам – и, стало быть, он не просто так пришел!..
Манкустрап смочил в слюне лапки и провел по мордочке потешно-тихонько сжавшегося в комок приятеля, со смешком потом проверяя, что его ушко зажило и помогая ему вставать.
- Все прошло!.. Мяу, говорю! (он подмигнул и повторил жест с таинственными часами, чтобы исчезнуть).
«Прошло ли?» - не переставал играть с самим с собой в спросонок Мистер Мистофелис, возвращаясь за кулисы к собратьям – время было репетировать новые трюки, фокусы и пляски с мышами, собаками и, конечно же, друг с другом, с минуты на минуту на представление прибудут люди, и некогда уже думать, задумал ли что-то Рам Там Тайгер, хотела ли признаться ему в чувствах Виктория…
«Наверное, - подумал он, выходя к зрителям (к нам), и играя плащом перед началом нового фокуса, обращаясь мысленно - решать только вам!» ;)


Вернуться в «Кухня Рокфора»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 4 гостя