писанинки :)

Творчество не по сабжу.
Правила форума
Устали за день и хотите немного расслабиться и послушать какую-нибудь захватывающую историю? Или поделиться своей? Тогда милости просим вас на кухню к старине Рокфору - место всевозможных баек и рассказов, не связанных с м\с!
Аватара пользователя
Gazero
Свободный художник
Сообщения: 3015
Регистрация: Март 2014
В сети/Не в сети: Не в сети

писанинки :)

Сообщение Gazero » 26 фев 2017, 21:31

Angrboda

…Две высокие горы у Леса Асов, что возвышались, напоминая две половинки причудливой полукруглой короны, разломанных ущельем. Сказывают, по ночам они срастаются, и огромная грозная девушка поднимается из темноты, иногда сжимая в сильных руках замешкавшихся путников.
Это и есть Ангрбода - великанша, прекрасная, как переливы звёзд сквозь грани льда, но с сердцем, не знающим жалости... Так говорят про неё, но всегда ли была она такой?
Когда-то давно, в Лесу Паутины жила безобидная великанша, что умела сильными руками ломать камень, давая родникам свободно бежать и питать жителей леса; а своим волшебным дыханием она могла раздвигать скалы. Жила она в полном одиночестве, совсем не зная асов, которым почтительно кланялись при встрече её дальние родичи - ледяные великаны.
Однажды забрёл в эту чащу озорной красивый юноша по имени Локи.
Понравились ему глубокие синие глаза Ангрбоды и её приветливая улыбка, приглянусь ему её тихий голос и незлобивый нрав. Стали они жить вместе и любить друг друга, хотя порою она вздыхала - "Какой неусидчивый и невнимательный порою Локи!.. Но он дарит мне столько подарков и так любезен со мной! Он никогда не сделает мне плохого!".
И она продолжала гулять с ним по долинам своего крошечного королевства, заключённого между двух гор, напоминающих формой её корону; угощая любимого редкими снежными ягодами и хваля его шутки с огненными колечками и флейтами (Локи умел владеть огнём). Жили они три года, и родилось у них трое детей.
Дочь - Хель - была такой некрасивой, если не сказать - страшной, такой когтистой и почти безликой, с острыми лезвиями маски на все лицо, что ужаснулся сам Один; первый сын - Ермунганд - был змеем, сильным и изворотливым, норовившим ужалить богов, спуститься к людям и погубить их; особенно неприятны были дети брату её мужа, Тору-громовержцу.
"Одни несчастья ты принес, Локи, женившись на Ангрбоде! Чего ждать от таких детей, если они пугают нас, асов?!" - говорил он не раз брату, отмахиваясь могучим молотом от верткого змея и недобро косясь в сторону Хель.
Слышала эти слова девушка и сердце её обливалось кровью - какими б ни были её дети, но она их любит, и сможет воспитать так, чтоб от них не было вреда. Много раз склоняла корону перед Одином она с такими мыслями, надеясь, что он помилует её и их с Локи детей.
"Что ж, змея я отправлю в бездну, и приставлю к нему стражу; Хель пусть отправляется в загробный мир, оттуда не будет от неё вреда, больше, однако, не плоди детей, Ангборда!". С этим решением унёсся Отец асов в свой дворец, тот, что за радужным мостом.
Не было больше слышно в Лесу милого её душе шипения Ермунганда - томился он в океане, окружавшего Миргард, а верный защитник Асгарда - Тор - следил, чтобы он не покинул убежища; не царапала больше Хель скрижалей на камнях их пещеры - повелевала теперь духами павших. Скучала по детям великанша, так сильно, что перестала следить за ручьями в лесу, и разрастающимися скалами у его окраин; и охватил все это ледяной туман, несущий эхо её грусти.
И только Локи беспечно все играл с огненной флейтой и цепями, все звал свою подругу погулять и поесть сладких ягод. Молча слушалась Ангборда своего супруга, пока... в одну ночь не обнаружила себя в его объятиях, чувствуя, что он, лукавый, хитростью заманил её в сон (припоминала она, что перед этим пили они вино из волчьих ягод).
"Погубил ты меня!" - воскликнула она, рыдая и ища, куда б спрятать себя и будущее дитя. А он, вспомнив все по утру, стиснул зубы от стыда и, с минуту потупив взгляд в сожалении, стремглав кинулся в противоположную сторону от следов Ангборды (прочь из Леса)...
Так Локи предстал перед Одином и, снискав его благосклонность, присоединился к асам; а у ледяной девушки немного погодя родился сын - огромный волк Фенрир.
Она каждый день кормила его самыми вкусными яствами и напевала песни о своей жизни, о его сестре и брате, об отце-беглеце, невольно вкладывая в его сердце ненависть к ним и всему, что они сделали; но Фенрир и вида не показывал, что готов в любой миг отомстить за мать и её детей, ведь с ней он был ласковым и тихим волчонком. Рос он не по дням, а по лунным часам, и скоро стал мощным и устрашающим зверем.
Ахнули асы, увидев его с высоты заподозрив недоброе в его мыслях, решили забрать у великанши и его, её последнюю отраду.
Для этого они подослали хитрого Локи, надеясь, что в душе её не угасла совсем любовь и доверие к озорному и красивому повелителю огня. Так и случилось - она радушно, как если б ничего не произошло, впустила бывшего мужа обратно и со счастливым взглядом отвела к сыну.
А коварному Локи только это и надо было. Едва Ангрбода отошла за угощением супругу, он с силой схватил Фенрира и потащил, заковав волшебной цепью, в место, указанное Одином, боясь ослушаться своего Грозного владыку.
Не успела подбежать девушка, услышав жалобно-испуганный визг сына, как... оказалась она заточена в бездну, между двумя скалами, что напоминали полукружия её короны.
Как ни силилась несчастная Ангборда вырваться, чтобы спасти волка, как ни плакала она и ни умоляла вернуться Локи, как ни молила она асов - молчал неприступный Асгард, и лишь где-то вдали слышен был, тоскующий по матери, вой Фенрира.
Потемнели от слез её прекрасные глаза, и пропала ласка в её сильных руках. Нарочно затаилась великанша в своём заточении, лелея обиду. "Как вы отняли моих детей, асы, так и буду отнимать я ваших, и ныне, и впредь!" - прокричала она, и её зловещее эхо прокатилось по долине Леса Паутины.
Но все же... Чаще по ночам... Капают слезы ручейка из тех дивных скал (то грустит сердце Ангборды)...

Аватара пользователя
Gazero
Свободный художник
Сообщения: 3015
Регистрация: Март 2014
В сети/Не в сети: Не в сети

писанинки :)

Сообщение Gazero » 27 фев 2017, 14:40

Тю-Лень :)

Жил да был зверек - огромные милые глазки, черный носик и умилительная белая шубка. Ползал он по огромной ледяной долине и урчал на солнышке, поводя усиками.
Проходил однажды мимо снежный лисенок, видит дивного малыша и говорит:
- Давай играть в снежки!
А тот лишь перевернулся на другой бочок и сонно пискнул:
- Тю! Лень!
Так и убежал лисенок ни с чем; а зверьку и горя было мало - лежит себе, старательно грея холеное пузико в теплой ямке, вырытой в снегу.
Немного погодя пробегает возле него белый медвежонок, такой озорной и давно искавший друга. Он говорит ему:
- Давай лепить снеговика!
А тот лишь сладко вздохнул и, потянувшись ластами чуть, пробормотал сквозь дрему:
- Тю! Лень!
Так и ушел медвежонок; а зверек все лежит и лежит, лежит да лежит. И, кажется, никто не мешает его покою...
Но вдруг он перестал спать, с тревогой подумав: "Вот зайку называют зайкой, мишку - мишкой; а я? А как меня зовут?".
И видит, несколько мгновений спустя: идут медвежонок и лисенок, весело катаясь наперегонки по ледяным склонам.
И вдруг... Стало завидно зверьку, что они так весело играют без него, это отвлекло его от вопроса, что он задал сам себе. Захотелось ему подружиться с ними.
- Возьмите и меня играть! - проурчал он им.
- Тю! Лень! - только и подмигнули ему малыши, спеша продолжить свои забавы за горизонтом.
"Тю-Лень!" - мысленно повторила, взгрустнувшая было кроха, уставившись на свои белоснежные ласты. И тут...
Она, что-то вспомнив, счастливо устроилась поудобнее в ямку из снега с мыслью: "Так вот, как меня зовут - Тю-лень! Ура! Я - тюлень!".
С тех пор и мы, когда видим зверека - огромные милые глазки, черный носик и умилительная белая шубка - улыбаясь, повторяем его имя: "Тю-Лень!"

Аватара пользователя
Vlad pavlovich
Чумарозец
Сообщения: 9500
Регистрация: Март 2014
В сети/Не в сети: Не в сети

писанинки :)

Сообщение Vlad pavlovich » 28 фев 2017, 09:54

"Рок-Пьеро". Как я понял, Пьеро - готик-рокер. :th_dalewink:

"Ангрбода". Какая печальная история... :d-sad:

"Тю-Лень". Замечательно! 023.gif

Эх, когда же я напишу что-нибудь этакое?.. :th_dalewink:
Плашки и награды
Изображение
Изображение
Изображение
Изображение
Изображение
Изображение
Изображение
Изображение

Аватара пользователя
LoneHackeer
Свободный художник
Сообщения: 1065
Регистрация: Февраль 2015
В сети/Не в сети: Не в сети

писанинки :)

Сообщение LoneHackeer » 28 фев 2017, 12:35

Про Тю-Леня понравилось :d-smile:

Аватара пользователя
Monty
Admirador de queso
Сообщения: 7851
Регистрация: Март 2014
В сети/Не в сети: Не в сети
Контактная информация:

писанинки :)

Сообщение Monty » 28 фев 2017, 14:51

Тю-Лень очень милый :gad-smile:

зверека
зверька :th_gadgetwink:
Si taayabuni waane Adanu, mambo yalio dumani(Не удивляйтесь, дети Людей, вещам, что происходят в этом мире) Поговорка суахили.

ИзображениеИзображение

Аватара пользователя
Gazero
Свободный художник
Сообщения: 3015
Регистрация: Март 2014
В сети/Не в сети: Не в сети

писанинки :)

Сообщение Gazero » 01 мар 2017, 13:30

Monty писал(а): Тю-Лень очень милый :gad-smile:
зверека
зверька :th_gadgetwink:


Опять эти очепятки)))))))) пардон

ПС Новая
Миниатюрка :th_gadgetcry:


Lonely sorrow

Ты неслышно постучала ко мне в дверь, я тебя слышу; но не могу открыть... Пока не могу... Я знаю, тебе хочется меня увидеть. Знаешь, я стану таким, каким тебе захочется - хоть кудрявым, хоть рыжим, хоть брюнетом; и можешь придумать мне любой костюм (чувствую, с трепетом сердца, как ты касаешься своими мысленными глазами окна в мой дом и приподымаешься про себя на цыпочки, чтобы увидеть меня).
Не торопись! Я буду рядом, пока ты этого захочешь (шелестит дождик незримого ветра сквозь мгновения страниц, обычно это тревожило меня, но теперь мне интересно его послушать, ведь с ним в моей жизни появилась ты).
Давай... Просто помолчим, наблюдая складывающиеся в деревья и облака узоры чернил, что постепенно наполняют мой мир, я счастлив, что хотя бы на короткое время могу посвятить его тебе. С каждой секундой ощущаю, что моё дыхание укрывает тепло твоей улыбки, как сон сквозь лучи округляющейся надо мною луны просятся в глубины души её тихие черты.
Ты проводишь время со мной, перелистывая книгу, час за часом, и мимо меня проносятся вихри чернил, как другие герои её что-то говорят, делают, радуются и скучают по мановению слов; а я...
Думаю о тебе и тонком, все крепнувшем чувстве блаженства быть с тобою единым в той тишине, в которой твоя рука касается моей сквозь обложку и страницу, твои глаза смотрят на меня и пытаются понять, зачем я живу, а стук твоего сердца дрожит от моих переживаний. Впрочем, быть может, мне так лишь кажется?
Оглядываюсь - окружён марионеточными тенями из чернил, из которых потом ты придумываешь героев, капли чёрных звёзд стучат эхом в тумане шелестящих предложений; ты... Несомненно, где-то там, я точно чувствую тебя рядом!.. Но...
Ты... О, как далеко ты от меня! Мы были одни в миге впечатлений и тишины, но нас разделяет книга (настанет момент, и ты закроешь её). И, возможно... Больше не вспомнишь обо всех тех забавных куколках слов, что играли для тебя в шатком и меняющемся мирке; я...
Останусь один... Слушая утихающие шаги тебя в грусти тающего занавеса искристых чернил....

Аватара пользователя
Gazero
Свободный художник
Сообщения: 3015
Регистрация: Март 2014
В сети/Не в сети: Не в сети

писанинки :)

Сообщение Gazero » 24 мар 2017, 15:33

Backing to... Entrance-...

Откуда-то из темноты доносятся переливы спокойной загадочной мелодии, и один за другим медленно зажигаются огни... темной просторной залы и маленькой комнатки с алыми шторками; значит, пора...
Мне снова поприветствовать вас, любители магии и таинственного Человека в маске, и скромно шаркнуть невидимой ножкой (если б она у меня только была!), представившись - его надежный спутник - ...камера, и снова я готова проводить вас в мир фокусов...
И в этот вечер вновь я сонно приоткрываю цифровой глазик, чтобы обнаружить ролик заставки и... двигавшегося с другой стороны юноши, так любящего прятать свои добрые и внимательные глаза за гримом и причудливой маской с узором из черно-белых полос. Сегодня он явно волнуется, видно, выпуск предстоит не из лёгких (но только смею догадываться, какие насыщенные и сложные трюки он приготовил, ведь что новое будет, до последнего момента, не знаю даже я).
Он облачается в традиционный чёрный пиджак в тон бархатному свитеру, и такого же цвета перчатки, спеша навстречу зрителям в большую залу.
Там стоит низенький ящик, и наш герой привычно обходит его и проводит руками над ним и вдоль его стенок, чтобы доказать - никаких уловок нет; но мы ведь уже догадываемся, что это начало увлекательного номера со своими секретами. И, как и чувствовала, спустя несколько мгновений Человек в маске, в такт музыке, совершает плавные пассы руками - ящик начинает... Наклоняться из стороны в сторону, точно стремящийся показать головку из яйца динозаврик! Ух ты!
Едва успеваю восхищённо проследить за этим объективом, как наш чародей артистично откидывает жест и фигуру в интересном па в сторону... Внезапно вспыхнувшей стенки позади и потолка; миг - и верхняя точка на высоте заиграла танцующими на ней звёздочками, что послушно, казалось, улавливали каждое движение рук искусного фокусника.
На мгновение он прекращает это волшебство и озорно-многообещающе смотрит на нас. "Сейчас чудеса вернутся, и новые, дорогие!" - подсказывает нам его мягкая аккуратная улыбка, заметная даже сквозь маску и жест выставленной ладошки.
Он вскидывает резко руки вверх-в сторону и... Я точно слышу - "Бж-б-бум!" - громче откуда ни возьмись, вспыхнули аккорды музыки и... Смотрите! - Тень юноши-мага, до этого спокойно следовавшая его ритуальному танцу рук,.. Оторвалась от контуров его тела и пошла в противоположную сторону (сам чародей отходил к маленьким кулисам, неподалёку от ящика)!
Не могу в это поверить вместе с вами, но... Она продолжает идти даже после того, как он исчез со сцены, дальше-дальше, ой!.. Вот это да! - Да она пошла по потолку!
Нет, тут явно произошло волшебство, иначе как объяснить, что лишь тёмные очертания мага стали потихоньку наливаться светом и цветом... Неужели это то, о чем мы подумали?..
Через минуту танца сорвавшихся с потолка звёзд и мелодии, вспыхивает свет и все гаснет, кроме... Спокойно стоявшего на сцене Человека в маске.
Но как ему это удалось?!
Присмотревшись к моему другу, замечаю, что он тяжело дышит, но старается не терять бравого взгляда и позы, что всегда принимает в конце своей магической сценки, если вам захочется снять его или просто посмотреть подольше на него и мысленно повосторгаться и поблагодарить.
Не знаю, как вы, но я не устаю это делать, даже во время краткого монолога конферансье, маг тем временем отбегает выпить воды и готовиться выйти снова раскрыть для нас рецепт этого захватывающего зрелища.
Вот он выходит и показывает банальность ящика, но показывает теперь одну деталь, что мы раньше не замечали - у реквизита у основания есть подкладка и резиновая подушка. Более заметно нажав ногой на кнопочку, спрятанную в полу, фокусник наблюдает, как механизм вызывает дивные раскачивания ящика. Затем он повторяет процедуру ещё более плавно, присовокупив магические пассы.
Далее он встаёт в условленную точку и... Приподымает за край полупрозрачную навесную тоненькую стенку, тёмную пока, а потому и незаметную для нас, и глядите, кто там машет рукой? Нет, не наш необычный приятель, кто-то ещё, ну не может ж быть у техники, вроде меня, обмана зрения!
Прищуриваясь, ловлю тёмную перчатку, чёрный свитер и маску... дублёра нашего фокусника, похоже подмигнувшего нам, как и оригинал, и спрятавшегося вновь за чёрным занавесом.
Наш же хитрец, следуя сюжету фокуса, плавно водит руками в магических пассах, в то время как лазер рисует на потолке звёздочки. Вспыхивает свет и появилась тень – силуэт двойника, мастерски повторявший все за нашим героем, на миг он отошёл, чтобы мы убедились, никакого волшебства на самом деле с тенью не было; и, выждав определенную паузу, стали расходиться с каскадёром в разные стороны сцены, он - за кулисы. Но там нас все же ждёт сюрприз.
Занавес специально убирают, и видим, как... Продолжавший имитировать аккуратные шажочки тени дублёр, закрывал собой... Человека в маске, прицепившего страховочный пояс и тоже продолжавшего идти (а впереди стены и потолок)!
Двойник быстро хватается за трос и, приняв лежачее положение так, чтоб это было незаметно, моментально исчезает из поля зрения, поднявшись ещё выше подсвечиваемого занавеса.
А наш кудесник продолжает идти, осторожно пробуя каждый шаг, вниз головой!
Занавес и все гаснет, в секунду, когда он уже достаточно прошел, успев показать " наливающуюся цветом тень". И тогда из пола резко выдвигается приличная подушка, маг, отстегнув страховочный, пояс быстро-аккуратно падает на неё, едва успев встать и принять позу.
Вот отчего он так тяжело дышал!
Пока обдумываю, насколько ему все же приходится часто нелегко, рассеяно просматриваю краем глазка кадры заставки, а юноша быстро вытирает пот с лица, благодарит каскадёра, одевает вновь маску и, переодевшись мигом в чёрную, с красным драконом, просторную рубашку, идёт в маленькую комнатку, готовя для нас новое маленькое чудо...
На столе ждут две, ничем не примечательные бутылочки из-под напитка. Он поочередно берет в руки каждую из них и легонько постукивает (металлические, закрытые, без отверстий). Рядом лежит цепочка, что на минуту тоже становится предметом усердного изучения со стороны нашего фокусника (металл, совершенно обыкновенный). Но только на первый взгляд, ведь у нашего приятеля не может быть что-то обычное!
Он ещё раз взвешивает то баночку, то цепочку, на руках, ухватив одной из них подбородок, явно что-то задумав. Что же ты натворишь в этот раз, Человек в маске?
Сделав магические пассы, он начинает медленно, но уверенно приближать одну руку к баночке, так, словно желает продеть сквозь неё ладонь. Ой-ей! Осторожнее, руку сломаешь! Ещё мимолётность и... Что это? Он вправду просунул руку сквозь закрытую банку. Довольный собой маг демонстрирует новоиспеченный оригинальный браслет со всех ракурсов и постукивает (вне сомнения, это та же банка, бывшая).
Он плавно проводит рукой с нанизанным на неё аксессуаром над цепочкой, помогая волшебными жестами другой и... Хлоп! - цепочка прирастает к банке.
Наш герой изумлённо-задумчиво рассматривает со всех сторон свой необычный туалет руки. "Чего-то не хватает?" - будто так и хочется сказать и мне, и вам, и ему.
Он, не забывая колдовать руками, приближает вторую банку к другой руке, а у меня рождается и усиливается дурное предчувствие...
Он спокойно и гордо продевает её сквозь металл, а мне не по себе, что-то явно случится... Вот чародей любуется вторым браслетом, рассеянно приближая его к первому. Как вдруг ситуация выходит из-под контроля - цепочка сама собой, без магических движений моего товарища, пристает к другой банке на руке, зловеще щёлкнув.
Бедный Человек в маске только спустя миг осознал, что что-то пошло не так, и судорожно задергал руками, которые не отпускала эта железная змейка из звеньев, тщетно пытаясь порвать образовавшиеся наручники. Эх, а мы ведь предупреждали! Он понимающе-разочарованно кивает головой и разводит закованными руками: "Ну... Что поделаешь!" (И даже в такие критические минуты его ласковый прищур глаз и улыбка не покидают нас).
Голос конферансье на миг отвлекает от размышлений о судьбе нашего чародея (как он освободиться?), он же... как-то незаметно исчезает... И появляется вновь! С освобождёнными руками и подозрительно знакомыми банками с цепочкой (нет, я не буду после шоу спать сегодня, если не узнаю разгадку этого номера!). Он, следуя сценарию, просто показывает нам предметы.
Потом поворачивает одной стороной одну из баночек и пальцем указывает на дно ("Обратите внимание!"). Гляжу во все стекла, кудесник наш бесценный! И лёгким движением он... Вытаскивает ниточку, что цепляет к крючкам, спрятанным за подкладку рукава рубашки. Завершив это, он осторожно тянет рукав по направлению такому, словно желает просунуть руку сквозь баночку - ниточка тянет дно вовнутрь, и открывается дыра! И вот он просовывает руку и демонстрирует "браслет".
Цепочка оказалась тоже со секретиком. На её концах есть магнитик. И Человек в маске продемонстрировал нам это, несколько раз присоединив цепочку к банке оставшейся на столе и отсоединив. Так вот оно что! Ловкость рук и... немного магнитика! Ну и, чтобы продолжить ход иллюзии, он как бы волшебными пассами проводит рукой с браслетом над цепочкой (она пристает к нему) и, повертев с притворно-изумленным видом, рукой с ними, одевает на руку вторую банку, предварительно натянув в нужно направлении пристегнутые к костюму ниточки.
Осталось только приблизить обе банки друг к другу, защелкнуть второй конец цепочки (ведь он тоже с магнитиком) и сыграть внезапно пойманного в наручники. Очень увлекательно, маг, молодец!
Одним движением руки он «разрывает цепь», пока я провожаю взглядом ролик, и снимает аккуратно банки с рук, устремившись в огромную залу; там его уже ждали юноши в одинаковых масках на пол-лица, черных плащах и о длинных черных волосах, танцем приветствовавшие своего хозяина и подносившие ему с поклоном магические артефакты вроде черепа ворона, карты таро или ловца снов.
Но только Человек в маске не обращал внимания на их преданную службу и попытки помочь в колдовстве (сверкали молнии и шумел гром), он задумчиво-непритворно смотрел на крошечный медальончик с портретом погибшей любимой, прогуливаясь по зале, словно в одиночестве. Это оскорбило самолюбие фокусника ассистентов и они, о чем-то зловеще пошептавшись, устремились опять к нашему герою, настойчивее требуя реакции на своё присутствие.
И тот, спрятав за пазухой медальон, обернулся к ним. Группа в одинаковых темных убранствах любезно подвела его к неясному трону с колоннами по бокам, все кружась в танце и поднося магические принадлежности. Он сел. И тут... (Если б я могла, я б проучила этих коварных юнцов!) - стайка помощников набросилась на Человека в маске, как хищник, яростно-торопливо пристегивая его одной ногой к трону и одной рукой к спине. Тот сопротивлялся мстящим свободными конечностями, но и их потом привязали к колоннам. После чего злодеи в полумасках скрылись в той же хаотичной пляске, оставив только одного, явно знавшего, как помучить ещё изощреннее экс-кормильца.
Никогда ещё Человеку в маске не приходилось сражаться с магом, тем более, когда-то приходившимся ему напарником, и от этого он выглядел растерянными и даже чуть испуганным. Пользуясь этим, парень незамедлительно приступил к пытке, на разный лад взмахивая руками (от чего молнии вспыхивали ярче), а нашего героя выворачивало помимо его воли, точно невидимые руки грубо толкали его привязанное тело в разные стороны.
Не могу на это смотреть! Но не теряю надежды, что мой друг победит этого зазнавшегося факира и ещё раз докажет своё могущество. С усилием противник ассистента двигает кистями рук, не только пробуя сбросить цепи, но и колдовать.
Ура! Это принесло плоды - неприятель отлетел, выронив кинжал, хотя хотел уже совершить ещё что-то ужасное.
Нож летел прямо в сердце нашего чародея, но он, очевидно повторив заклинание неприятеля, увернулся и поймал оружие.
Он... Внезапно быстро встал с жуткого трона, отбежал от опасных колонн (оковы дивным образом спали, как только он схватил кинжал).
Ассистент хотел бежать, чувствуя справедливое возмездие за своё предательство, но не мог, очевидно, волшебные и физические, а также душевные силы его были истощенны схваткой.
Да и Человек в маске не из злопамятных, он помог было подняться помощнику, но почувствовал, что тот уходит во власть неведомых сил и чар (ореол темного тумана и скрежета окутывал парня, тоже испугавшегося и жестом молившего о пощаде).
Фокусник быстро сосредоточился и направил всю магическую силу: парня отнесло на трон и тоже опутало цепями. Маг растерялся. Его взгляд блуждал от одного реквизита к другому, ища, чем бы помочь товарищу.
И он, явно придумав новый план действия, взял покрывало на шесте, подошёл скорым шагом к прикованному и, одной рукой проводя пассы, другой накрыл его покрывалом наполовину.
Видим, как сидит в оковах тот же юноша. Человек в маске подходит развязать ему одну руку, выждав время, и...
О, нет! Вместо юношеской руки, как мы видим из-за приоткрытого занавеса, тонкая женская ручка!
В кого ж он превращается? Волшебник отпрянул в испуганном удивлении, а потом ещё быстрее задвигал рукой в заклинаниях, тряся занавесом, снова прикрыв юношу, теперь всего.
И спустя времени, он приоткрывает одну его ногу, привязанную к колонне, собравшись попытаться её освободить! Что я вижу, как и вы! - вместо грубого мужского темного плаща и ботинка, там легкая туфелька и край женского платья!
Край чёрной головы юноши, чуть видневшийся из-под прикрытия, тем временем исчез.
"Только этого не хватало!" - охнул глазами вместе с нами Человек в маске и, оставив ногу, бросился смотреть наверх трона. Что же случилось? Сможет ли помочь ассистенту он?
Увы, он опускает занавес, открывая, закованную куклу в человеческий рост, изображавшую девушку в длинном платье; помощник бесследно исчез, а оковы опять сами собой упали. Вот что значит стать марионеткой в руках мести!..
Фокуснику ничего не оставалось, кроме как пригорюниться на троне, обнимая куклу (его трагедия усиливалась тем, что она напоминала чертами ему об утраченной невесте)…
Как же вышло, что живой юноша стал куклой-девушкой? Этот вопрос задаю себе все выступление конферансье; в то время как маг удалился, и, всплакнув о потерянной своей любви, надел снова маску, приготовившись повторять номер, раскрывая его тайны...
Юноша, с трудом отличимый от других помощников мага, опять вернулся, с подобранными во время краткого перерыва, магическими вещами, повторяя свой танец, а он, преодолевая боль в сердце, снова посмотрел на портрет возлюбленной, по-настоящему ощущая себя никому не нужным и потерянным, в знакомой зале, окружённый любящими, хоть для сценки и порой коварными, ассистентами.
Его пристегнули, попутно демонстрируя, что цепи настоящие. Под шумок, пока он отвлекал нас изображением вырывающегося отчаянно человека, все исчезли, оставив второго актера их причудливого спектакля. По сюжету, юноша провёл в воздухе пассами рук, каждый из которых знал Человек в маске, а потому точно осторожно-с усилием, двигаясь в такт им (а со стороны кажется, что это магия). После повторилось то же, в обратном направлении - наш фокусник давал знаки движениями юноше, а тот играл действие сверхъестественных сил.
По команде, ассистент "отлетает в отраженной атаке", предварительно как бы нечаянно бросая кинжал (на самом деле этот помощник владел техникой метания ножей, и знал, куда метит; а наш кудесник долго репетировал с ним, как будет уворачиваться от этого кинжала и после ловить его). Чародеи должны действовать очень точно и быстро, чтобы не навредить друг другу.
В момент ловли ножа, так как Человек в маске успел отодвинуться от лезвия, притаившаяся за троном парочка парней помощников развязывает узлы на полу, что держали конструкцию цепи, и оковы падают. Но этого не видно из-за молний и грома, служащих фоном всей мини-драмы.
Кроме того, оба мага привлекают внимание своим актерским дуэтом: первый корчится в истощении и под гнетом "злых чар", второй растерянно пытается ему помочь. В определённый час Человек в маске даёт сигнал пассом рук, и его коллега "отлетает" к трону. Спрятавшиеся помощники тут же закидывают на него цепи, и завязывают узлы, как только он примет нужную позу (не забывайте, что оба мага были привязаны наполовину к трону, наполовину к колоннам; согласитесь, не очень комфортно посидеть в таком виде, ещё и с цепями!).
Наш герой снова предпринимает попытку спасти юношу, и накрывает его наполовину своеобразными кулисами. Но только делает вид, что накрывает, подняв ткань, чтобы мы видели "закулисье" (простите за каламбур) фокуса.
И вижу, что ассистент спокойно вытаскивает руку из оков (видно, их накидывали специальным образом), достаёт припасённый манекен женской руки и просовывает его в цепи, в том месте, которое потом покажет нам его хозяин.
А потом, когда надо показать ножку с женским платьем, он высовывает собственную из цепи, вставляет вместо неё муляж ножки и предоставляет своему кормильцу возможность показать это "диво" нам.
В этот же момент юноша нагибается и прячется в клубок на довольно обширном троне, когда его снова "накрывают" занавесом. В это время другие помощники Человека в маске быстренько садят куклу, в очень длинном и полном платье, чтобы скрывала человека и повторяла движения, предписанные номером, сначала «заковывая» ее, потом «освобождая».
Наш кудесник только делает вид, что садится, став в нужную позу на весу в воздухе, обнимая куклу и ещё больше скрывая второго героя иллюзии.
Вот так наш умелец и его помощники, живые и искусственные, постигли тайну превращения юноши в девушку!
Дальше ещё были фокусы, разные и интересные… но, я, уважая привычку Человека в маске, не раскрывать всех тайн сразу, и заражаясь ею, расскажу о них вам в следующий раз, провожая глазком его, уходящий с павильона в темноту ночи, силуэт...

Аватара пользователя
Gazero
Свободный художник
Сообщения: 3015
Регистрация: Март 2014
В сети/Не в сети: Не в сети

писанинки :)

Сообщение Gazero » 27 мар 2017, 23:33

Flying Convor :th_gadgetcry:

Сияние неба в тиши и, кажется,.. крошечная птичка, напоминающая сову с львиным хвостиком, летит сквозь звезды...
Это было пушистое чудо с бусинками умных глазок, умилительным клювиком, с нежно-зелёным пухом на верху головки и спинке и белоснежной грудкой и пузиком (звали её очень странно - Конвор).
Он все летел, минуя падающие звезды, сияя тёплым, ослепительным светом, точно крошечная зеленовато-белая луна с крыльями и львиным хвостом...
Конвор задумчиво задавал себе только один вопрос. Вам может показаться, что это наверняка испугавшаяся хищника беспечная певчая кроха; но это не так. Птица летела, напряжённо-совестливо стараясь не глядеть назад, на ромбовидный панцирь одной дивной планеты...
Как острыми гранями этого щита, сердце его терзалось, не переставая, единственным вопросом, доводящим грустные бусинки глаз совы до слезинок, капающих маленькой тихой кометой...
И с каждым отчаянным взмахом крыльев гул синевы впитывал в себя его страх, ненависть к самому себе и тоску...
По одной девушке, сияющей, как он, с длинными зелёными волосами и глазами, в причудливом светлом платье и короне с дивными сережками-ушками (звали её очень странно - Дочь).
Она часто тихонько засыпала у его ног, когда Конвор с зажмуренными глазками вспушивал от удовольствия тельце, ощущая лучики лун и... кроткую головку Дочери, чуть касавшуюся его.
Он слушал её дыхание и невольно любовался слабым румянцем бледных её щёк, как сказочным своеобразным морем ходили в воздухе волнами её волосы. И в этот момент он тоже задавал себе тот, колющий его душу сейчас вопрос...
А когда магический поток приносил день на ту планету, они незаметно гуляли вдвоём часто, девушка в одиночестве припадала к источнику звёзд, черпая искристые блестинки неба и поливая все вокруг, в медленном плавном танце (и он незаметно помогал ей, думая, что это счастье, купая крылышки в источнике и с дуновением тихих сказочных трелей кружась в выси...).
И было тепло, и светло, и нега безмятежности, казалось, объединяла их; часто… Конвор пристраивался поудобнее с внутренним трепетом на её коленях, слушая её сердце (это была на самом деле огромных размеров сова, достававшая Дочери до шеи, если та сядет на землю, поджав под себя ноги).
Ему хотелось в такие моменты столько рассказать ей, и спросить; но он не умел всего объяснить даже самому себе; стеснительно опуская взгляд на распускавшиеся светлые цветы, что словно обещали хранить его вопрос...
Но в один миг он... Улетел, осознавая, что... Не сможет видеть её мук, не в силах защитить её, когда ромбы планеты точили свои грани, впуская новых гостей; Конвор... Долго колебался в нерешительности, отлично интуитивно понимая, что их мир с пришельцами, старый и привычный, возможно, исчезнет навсегда, и Дочь... Все впитывала, без слов, все его страхи за неё, она… не вынесла б его голоса, молящего об том, чтобы остаться (возможно, поэтому она прикрепила к короне ушки, её сердце слишком близко отвечает, вбирает в себя любое сказанное).
Он улетел... Перед мысленным взором стояла вереница прокручивающихся, как в заколдованном круге мгновений - как она тихонько-робко гладит его, как он с восторженным замиранием касается её щеки клювиком и... Сквозь взрыв звёзд... и слез их обоих - как она отпускает его...
Птичка, сама себе кажущаяся крошечной среди синевы тишины, бессильно роняет перья, в надежде, что хоть они упадут к её руке (теперь... навсегда холодной и замершей)... Дочь… теперь точно лишь была сном, лишь мигом...
Конвор почувствовал это до вопля, едва слышного в гуле звёзд, он хотел, чтобы с этим криком вся жизнь покинула его, чтобы звезды совалось с мест... И лишь исступленно улетал в молчаливую синь Бесконечности, задавая себе тот единственный вопрос ("Была ль ты, моя любовь?..")...

Аватара пользователя
Gazero
Свободный художник
Сообщения: 3015
Регистрация: Март 2014
В сети/Не в сети: Не в сети

писанинки :)

Сообщение Gazero » 02 апр 2017, 16:39

Преданное сердце :th_gadgetcry:

На дальней планете, о которой почти никто не слышал... Медленно один за другим гасли кристаллы Светлой Силы (той самой, что давала жизнь, свет и тепло, тоненькое дыхание добра в каждом живом существе).
"Это началось ведь так давно, а кажется, что вчера!" - потупил чуть раскосый взгляд высокий красивый юноша в светло-желтых доспехах и с мягко-зелёными волосами, ниспадающими на плечи, отойдя вглубь своего храма.
"Но ведь она просто оступилась! Я должен её вразумить!" - он побежал стремглав вниз, по следу пронзительно алого сияния...
Причудливыми витками оно вело к... Прекрасной девушке (его сестре-близнецу), у которой потемнели когда-то нежно-розовые глаза до мрачно-красных, ветер планеты развевал её тёмный плащ длинного одеяния).
- Сестра, остановись! - с болью в сердце вновь начал старую песню юноша, мягко приобняв девушку.
Она смутилась, опустив глаза и отвернувшись (с мелодичным звоном качнулись крошечные сережки на причудливых ушках-короне).
- Не могу! - сквозь слезы сказала она, вырвавшись из его объятий и, обернувшись, кровавого сияния, грифоном, взмыла вверх.
"Ах, как упустил я момент! Мне казалось, что она лишь играла!" - чуть не зарыдал юноша, вспоминая, как однажды...
Девушка бежала по переливистым лугам планеты, пассами рук даря радость и искорки их волшебному мирку, и мечтала, как встретит с братом новый день и наполнит его привычной заботой о планете...
Темная рука тянулась к ней из густой травы, испуская дурманящий аромат... Он был неподалёку, но принял зловещий объект за змейку, мирную змейку.
- Ты служишь Свету, не так ли? - шептала рука, играя, притягивающими зрение, звёздами.
- Да! - прошептала девушка, словно под гипнозом упавшая на траву и судорожно заперебиравшая травинки, совсем не сопротивляясь её ловким движениям (когтистая чёрная рука обвивала её, спускаясь к сердцу).
- Ты преданное Свету создание... - продолжала рука. - Так любишь ли ты его настолько, чтобы изменить его?
Это был момент, когда можно было все исправить - посмотреть в сторону сестры, заметить руку и уничтожишь её - вскрикнул внутри в себя юноша, сцепив зубы от бессильной ненависти к себе за упущенный миг, что оказался роковым.
- Да! - сказала тогда она, и когтистые когти вонзились ей в сердце, ослепив планету пронзительной алой вспышкой... Подсознательно осязав холод пучины, сковывающий её душу, она невольно вскрикнула, после – упав без сознания.
И лишь тогда он поспешил к ней, но было слишком поздно: придя в себя, его сестра больше не следила за кроткими птичками и рыбками их волшебного мирка; она больше не смеялась и не дарила нежных питательных лучей переливов Силы...
Она предала его, пытаясь быть преданной Свету; и… "Просто оступилась, это я виноват!" - повторял яростно про себя юноша, подстрекаемый неведомой силой идти к темному алтарю...
Там, в глубинах его хранился кинжал, способный убить Хранителя планеты.
"Ты безумец! Она твоя сестра!" - кричал голос разума.
"Какая она тебе сестра после того, как совершила все свои деяния! Вспомни, как она насылала молнии, тучи и вырывала деревья кристаллов ветром! Она несёт одни разрушения!" - ехидно, что та рука шептал другой голос.
"Но как же я буду без неё?" - спрашивал себя он вновь, вспоминая их тихие беседы, объятия и неторопливые полеты при Луне в образе грифонов.
"Как и до неё, не забывай, ты старший, а значит - сильнее! - мозолил едкий коварный глас гордости. - А значит, вся надежда на тебя... Ты предан Свету?..".
И тут юноша вздрогнул, осознав, что снова звучит злосчастный вопрос руки в его сердце; неужели она овладевает и его волей?..
Так он метался из стороны в сторону много дней, с трепетом ожидая безучастные лучи лун, белоснежных, точно её черты, и алый рассвет, алый, как её волосы... Все, все напоминало о ней! О её любви к нему и планете с одной стороны, и о её деяниях, совершенных под влиянием Темной Силы - с другой.
"Я схожу с ума!" - бессильно закатывал глаза юноша, в кровь сжимая всесильный кинжал, не зная, что делать: любить или ненавидеть её... И чем больше его терзали сомнения, тем больше темнели его светло-зеленые глаза...
Одной ночью... Сквозь тревожный сон он почувствовал чьё-то приближение. Тонкая рука коснулась его лба, он живо проснулся, рефлекторно выставив кинжал.
Его сестра изумлённо-..с готовностью чуть отпрянула; в ее глазах мелькнул тёплый, тот прежний огонёчек сожаления.
- Сестра, отрекись от того, что ты делаешь! - взмолил он, жадно впитывая этот огонек сердцем.
- Свет рассудит нас! - тихо сказала она, оборачиваясь, чтобы уйти...
Её брат, с тяжелыми раздумьями снова лёг, закрывая глаза, собираясь забыться ненадолго дремой...
Но вдруг... Вспышка ослепительного алого света прожгла ему веки. "Нет! Только не то, что я думаю!!!" - прорезало ему мозг и он открыл глаза, собираясь было привычно схватить кинжал и убить руку, наверняка вернувшуюся, чтобы окончательно убить бедняжку-сестру.
- Что ты наделала?! - заорал он, бросаясь к ней, увидев, как его сестра всадила в себя кинжал, пока он отвернулся, так быстро, что он не успел и охнуть.
Девушка обмякла на руках, слабея и падая, кашляя и тихонько чуть вскрикивая (желая поправить её поступок, он вытащил из неё кинжал).
- Сестра! - со слезами позвал он её, утрачивающую своё сияние, а с ним и Силу, уносящую её дыхание.
- Я исправила ошибку, брат мой, как могла! Прости меня! Такое уж моё сердце... - сказала она и её уста навек сомкнулись...
"Преданное сердце!" - повторил мысленно её брат, долго думая об этом, обнимая её и встречая алый рассвет, алый, точно дымка её улетучившегося навсегда сияния...

Аватара пользователя
Gazero
Свободный художник
Сообщения: 3015
Регистрация: Март 2014
В сети/Не в сети: Не в сети

писанинки :)

Сообщение Gazero » 07 апр 2017, 23:10

Записки... Дневника :)

Как ни парадоксально, я теперь тоже веду дневник. И кто думает, что бумага все стерпит - тот очень ошибается.
Вот на днях моя хозяйка плакалась в жилетку про работу (какую-то сложную такую, "дизайнер" называется). Пользуясь возможностью выговориться, хочу обратиться к тебе, хозяйка: А если б в любой день дня и ночи, тебя срывали с тёплой кроватки на под подушкой и вынуждали выслушивать, все выслушивать и выслушивать, выслушивать и выслушивать... Уверяю, твои "неправильные закорючки на ручке двери" показались б тебе просто баловством...
Нет, однозначно мне надо записаться в группу анонимных дневников, раз я настолько перетрудился, что веду собственные записи. Да и как тут не перетрудиться, если... Вот позавчера мне тщательно расписывали мечты о парне. Ох уж эти люди, ни дня без проблем не могут пожить, и, кажется, даже когда их нет, они себе их придумают! Вот скажи мне,.. (не верю, что я это пишу) Дневник, зачем описывать парня, если она и так знает, какие у него глаза и нос, и лоб...
И что мне за радость выслушивать про "его завиточки?"... У меня своих забот полон рот всегда - страницы и дни пересчитай, мысли владельца по тематическим группам разбей, жалобы пометь, желания подчеркни, потом позвони в Небесную канцелярию с докладом, пока он ушёл по делам или спит... Тут, знаете ли, не до "завиточков!"...
А сегодня, не успел я отойти от вчерашнего, мне, с пулеметной скоростью, стали излагать распорядок завтрашнего дня, творческих придумок разных направлений и форм, планируемых ответов в переписке со знакомыми в интернете, того, что прочитается, просмотрится, прослушается... У меня чуть переплёт не стал шарообразным от нагрузки на мои скромненькие а-4 пополам, и, пока записавшая все это в меня, гладила собачку и ела любимую помидорку, я в поте чернил судорожно силился отличить, когда ещё предыдущий пункт, а когда следующий.
Нет, это совершенно невыносимо, дала бы она мне продыху!.. Её яркие впечатления и сны впитывать и запоминать - сущий типографский станок (они так непохожи друг на друга, столь противоречивы)...
Уфь... Ладно, до скорого, Дневник, хозяйка идёт со столь знакомым мне вдохновлённо-озабоченным (скучающим, восторженным, грустным, нужное успеть выбрать, ой-ей!) лицом.
Быть может, она когда-нибудь найдёт мои записи, и это поможет понимать нам друг друга лучше :)

Аватара пользователя
Gazero
Свободный художник
Сообщения: 3015
Регистрация: Март 2014
В сети/Не в сети: Не в сети

писанинки :)

Сообщение Gazero » 07 апр 2017, 23:10

Звездочка в бусинке...

Глаза очаровательного малыша-кролика задумчиво потупилась на принесённые любящей хозяйкой травинки.
Нежной расцветки кроха тихонько-вопросительно чуть сопит умилительным носиком, чуть касаясь тонких ниточек влажной зелени.
Кролик... Был абсолютно счастлив, имея заботливые ласковые руки девушки, каждый день игравшей с ним и гулявшей с крохой, купавшей его и кормившей отборными овощами и фруктами, и не устававшей запечатлевать любимца на фотографиях, и он понимал это и очень ценил...
И все ж... Крошечная, точно волшебная звездочка на бусинке его глаза стеснительно-любопытно ушла в сторону при взгляде на травинку; простую травинку, как сотни других...
Но мягонькое и тёплое трепетное сердечко малыша изумлённо почувствовало на ней что-то необычное... И малыш робко-притихли придвинулся к ниточке зелени...
На самом её конце висела капелька, что отражала солнышко... И от этого точно... Маленькая звездочка переливалась на изумрудных её гранях. Малыш потрогал её лобиком - и она вздрогнула, совсем живая!..
"Так странно!.." - подумал кролик, наблюдая переливы звёздочки, убаюкивающе-приятно точно отражавшейся в его бусинках глаз.
"Но... Как же это чудесно!" - с негой вздохнул он, вслушиваясь в, понятные ему одному, напевы лучиков капельки и подпевая им носиком.
"Как же чудесно!" - повторил кролик, укладываясь поудобнее и чуть приобняв ушком травинку со звездочкой, закрыв глазки, чтобы сохранить навсегда в душе дивный миг звёздочки...
А она... Быть может, ждёт его тихо в снах, волшебных, как сияние его бусинок глаз...

Аватара пользователя
Vlad pavlovich
Чумарозец
Сообщения: 9500
Регистрация: Март 2014
В сети/Не в сети: Не в сети

писанинки :)

Сообщение Vlad pavlovich » 08 апр 2017, 19:35

"Записки дневника": оригинально, свежо, забавно. 023.gif

"Звёздочка в бусинке": чудесно и волшебно. :th_dalewink:
Плашки и награды
Изображение
Изображение
Изображение
Изображение
Изображение
Изображение
Изображение
Изображение

Аватара пользователя
Gazero
Свободный художник
Сообщения: 3015
Регистрация: Март 2014
В сети/Не в сети: Не в сети

писанинки :)

Сообщение Gazero » 09 апр 2017, 16:17

спасибо, друзья, бум стараться) :th_zipperwink:
+
Новинка
-

...Ещё 8 стульев…

…Планировал украсть знаменитый Остап Бендер, придумывая все новые способы незаметной кражи с юмором и без злобы, весело при этом играя фирменным шарфом, поправляя кепочку и приятного цвета костюм; чем снискал бы любовь читателей и кинозрителей, если бы не одно но: никакой свежей книги и нового фильма про его новые приключения не написали и не сняли...
Просто снимались ролики краж на камеру с выходом в интернет и отправлялись с неизменной подписью... Одной девушке, что очень любила Остапа... Того, которого она знала по страницам "12 стульев" - обаятельного, находчивого авантюриста, ставшего жертвой алчного Кисы.
На самом деле... Он выжил, и с трудом здравствовал на городской свалке в облике беспризорного молодого воришки, с добрым лицом, преданным сердцем, не меньшим обаянием, чем ему приписали, но очень бедный. И он... мечтал не о Рио-Де-Жанейро, а о том, чтобы она была рядом с ним хоть миг (они встретились лишь однажды, и с тех пор её образ не покидал его сны и грезы)...
"Ой, Вы же Остап Бендер!" - тогда она чуть не захлебнулась от счастья, хватая судорожно телефон и, быстренько попросив, сделав селфи с ним (а он притихло радовался тому, что она просто рядом).
"Наверное, о Вас снимут кино?" - полюбопытствовала девушка. - "Ах, я бы так счастлива увидеть Вас не только в книге, но и на экране!..".
И он, чуть покраснев от смущения, боясь потерять хоть крупицу её внимания, на одном дыхании, стараясь сохранять деловитый вид, сказал, что как раз съемки вот-вот начнутся, и, если она сообщит ему свои контакты в интернете, он сможет отправлять серии ей лично, как только они выйдут. А сам, уже потом рыская по городу в поисках камеры с интернетом со своим напарником, которого звали Киса, трепетно взращивал надежду, что эта игра станет только отправной точкой их отношений...
И парень, счастливый незаметным взломом с кражей вожделенного оборудования, приметил у хозяина, пока Киса сторожил выход... Модный нынче стул с бархатной обивкой и витыми ножками, так похожий на тот, что описывали выдумщики рассказов о нем. И, обрадованный, схватил добычу и выскочил в подворотню с напарником, дав ему команду нажать специальную кнопку на камере, снимавшей весь процесс.
"Ура! Сериал о Бендере начался!" - тем временем в тёплой комнате, включив ноутбук и запасшись печеньками с кофе, удобнее устроилась девушка в кроватке, не подозревая даже, как мёрз и ранился Остап, как переругивался с Кисой, и внутренне совсем не желал кражи, но шел на это ради неё...
"Мне лично присылает новинки Остап Бендер!" - тщеславно думала она, даже не подозревая о его чувствах к ней. - "Мне одной! Вот все подруги обзавидуются!.. Они говорят, что селфи фотошопное; но теперь я им докажу, что все реально!" - смекнула она, беспечно рассылая видео-"серии" знакомым, поблагодарив автора. "С нетерпением жду новых серий!" - заключила она послание так.
Юноша, получив его на свой старенький смартфон, украденный Кисой давно и потом переданный ему... Почувствовал, что парит внутри себя над этой опостылей темной и грязной свалкой. "Есть шанс, что она тоже полюбит меня!" - затаив дыхание, подумалось ему и, кратко перекусив на завалившуюся мелочь, вздремнув на проломанном диване, он стал придумывать сюжет для "второй серии", задав Кисе по интернету найти адрес второго такого стула и сочиняя, под каким предлогом он будет его красть.
"Эх, Киса, быть дизайнером - значит вечно переделывать красоту!" - философски изрекал он позже, позируя у украденного предмета мебели и глядя карими глазами прямо в камеру так, точно она была рядом (до чего же это был приятный манерами и внешностью парень, с темно-коричневыми растрёпанными короткими густыми волосами, чуть вздернутым прямым носиком и красивыми линиями скул!) И всякий раз, когда он, выдавая на объектив очередную остро-элегантную импровизацию, думал о ней, его губы чуть вздрагивали, словно он уже целовал её...
"Как играет!.. - восторженно думала, ничего этого не замечая, девушка. - Нет, такой сериал должны видеть все!" - быстро копировала она ссылку с видео по всем знакомым сайтам и оставляя отзывы о сериале.
"Смотри, она хвалит видео! - отметил это Киса, потирая колени после роли напарника грузчика, в результате которой они украли ещё один стул. - Это добром не кончится!".
"Ах, пусть! - слепо-влюблённо отмахнулся юноша, смахивая щепки старого чердака с пиджака, - Главное она любит меня!"
"Или просто сериал с тобой и стульями!" - риторически проронил тот, покупая дешевую сим-карту, чтобы анонимно позвонить следующей жертве их розыгрышей.
"Я хоть и мастер по ремонту мебели, а этот стульчик восстановлению не подлежит!" - патетически царапнул ножом Остап упомянутый объект, как в книжке, и, вытащив оттуда маленького плюшевого щенка (он заранее вспарывал стул, чтобы положить туда миленький крошечный подарок, когда конфетку, когда - открытку-сердечко; ведь "сериал" посвящал ей, той, что изумлённо отмечала это и, вслед за Кисой, повторяла: "А где же бриллианты?!").
"Есть что-то подороже бриллиантов! Но… будет стул - будут шансы!" - отвечал на это на экране Бендер и деловито подмигивал, чуть поправляя кепочку.
"Какой-то не такой, ты, Бендер!.. Не тот, каким был в книге!.." - с накатывающим эхом капризного разочарования подумала девушка, и, тем не менее, привыкшая, что, не подозревающий этого несчастный юноша, скачет сквозь стекло и сталь, день и ночь ради её развлечения, требовала новые серии, теперь не хваля, не благодаря.
"Что случилось?» - расстроенно заболело сердце у Остапа, каждый сон обнимавшего её маленькую стройную фигурку и жалевший, что надо просыпаться и возвращаться, где она в реальности только через Интернет.
Но он не показывал своей тревоги, деловито поигрывая на камеру другой камерой перед свежевыкраденным стулом, провернув очередную аферу под видом фотографа, Киса, жалея его самолюбие влюблённого, или молчал в тряпку, покорно передав перед в скрытием сидения жертвы их уловки крошечную розочку, положенную туда; или утешал его тем, что она просто не в настроении, занята.
"Но что я делаю не так?" - спрашивал себя Бендер, терзаясь душевными муками оттого, что в какой-то миг она перестала видеться с ним (до этого, бывало, они сидели изредка в ресторане, на последние совместно украденные с его помощником деньги, она, обнимая его радостно и робко-целуя в щёчку, вдохновлённо пересказывала "12 стульев" и проделки Остапа там).
Теперь все это пропало, но он все ещё льстил себе верой в то, что просто экзальтация его книжными подвигами прошла, и вот-вот она вникнет в его истинное лицо, в его подвиги ради неё; оттого стесняется брать трубку и переписываться с ним лично, анализируя настоящую любовь к нему...
Он по-прежнему воровал стулья, верный Киса (забавный худощавый мальчонка лет двенадцати в потрепанном пальто с чужого плеча) по-старому подыгрывал смешным деланным баском про сокровища тёщи, до которых был так алчен он; помогал обманывать без ущерба для жизни и здоровья людей Остапу и отправлять видео с "сериями" об этом. Девушка же... Теперь смотрела их, зевая, её подруги в пух и прах раскритиковали старомодность её увлечения книгой про Остапа и сериалом о нем; и от того ей стало стыдно за первые моменты их знакомства и теперь прекратившиеся совсем встречи (он окончательно был свержен с пьедестала ее обожания чем-то, что проскальзывало в каждом их пересечении реальном или виртуально-"сериальным"; нечто, несомненно искреннее, живое, так просившееся к ней из души Остапа, убило в ней всякий интерес к нему, даже книжному).
"Ваш сериал сдулся! Мне наскучило, можете больше не присылать!" - однажды кратко написала она и... ушла веселиться в клуб с подружками. Киса первый увидел это, пыхтя с новым, восьмым стулом, готовясь было нарядиться курьером; как тут пикнул с сообщением смартфон.
"Как знал, что эта девчонка просто использовала его! - пригорюнился он с мыслью о друге, вдохновлённо бежавшего искать... восхитительный ларец, до отказа набитый бриллиантами, как кульминацию "сериала"). - Его сердце будет растерзано, что эти проклятые стулья!.. Что же делать?".
Из этих размышлений вырвало его... Приближение воющей машиной милиции. "Только этого нам не хватало! Кто сдал нас ментам?!" - прогневался мальчонка и... Открыл интернет, откуда надеялся почерпнуть эту информацию.
Он с ужасом обнаружил, что... Все их видео, что Остап со всем трепетом посвящал только той девушке, было залито кем-то во всеобщий доступ в ютуб; и оттуда их наверняка узнали милиционеры.
"Бедный Бендер!" - охнул Киса и побежал предупредить друга, что надо бежать...он же, с отчаянной надеждой пел у последнего стула стихи, что сочинил о той девушке, выложив из ценностей маленькие крылья... даже когда на него одевали наручники, он не останавливал съемку и успел нажать отправку.
Проезжая в тюрьму, Остап... увидел, как она, даже не посмотрев, стёрла его признание, замаскированное под серию с последним восьмым стулом и наконец найденными бриллиантами, целуясь с каким-то парнем, протягивавшим ей айфон и дорогой автограф какой-то модной певички...
"Прости… Я любил тебя, как никогда ни один "Киса" не полюбит бриллианты!" - опустил голову он, пересилив стон сердца и, терпя наручники, послал ей воздушный поцелуй на прощание...

Аватара пользователя
Vlad pavlovich
Чумарозец
Сообщения: 9500
Регистрация: Март 2014
В сети/Не в сети: Не в сети

писанинки :)

Сообщение Vlad pavlovich » 10 апр 2017, 09:31

Неожиданно, необычно и чрезвычайно мило. :th_dalewink:
Плашки и награды
Изображение
Изображение
Изображение
Изображение
Изображение
Изображение
Изображение
Изображение

Аватара пользователя
Gazero
Свободный художник
Сообщения: 3015
Регистрация: Март 2014
В сети/Не в сети: Не в сети

писанинки :)

Сообщение Gazero » 14 апр 2017, 18:26

Спасибо, бум стараться)
+Новинка
-

Мишка и Льдинка

Один маленький Мишка бродил по белоснежной долине, и мечтал, как снова...
Придёт к одной ледяной скале, на которой особенно красиво играли лучики солнца. Они рисовали разные фигурки, причудливо точно бежавшие искорками по морозному воздуху и всегда грели сердечко малыша.
Но он пришёл и... Только и опустил взгрустнувший черненький носик, подперев мордочку белыми лапками - на скале образовались трещины и она стала медленно разламываться.
"Эх, жаль..." - вздохнул Мишка и уже хотел уходить, как...
Вспомнил все невидимые сказки, что показывала ему скала переливающимися лучиками, что потом снились ему и уносили в край, где нет печали; бесценные, неповторимые мгновения волшебства их, ради него...
И, быстренько сбегав домой за пластырем, он вернулся к своему сверкающему молчаливому другу и заклеил трещины.
"Не болей, льдинка!" - обрадованный свершившимся, тихонько погладил лапкой скалу Мишка...
И Северное сияние укрыло колыбель их дружбы радугой ветра...

Аватара пользователя
Vlad pavlovich
Чумарозец
Сообщения: 9500
Регистрация: Март 2014
В сети/Не в сети: Не в сети

писанинки :)

Сообщение Vlad pavlovich » 15 апр 2017, 14:14

Чудесно. :th_dalewink:
Плашки и награды
Изображение
Изображение
Изображение
Изображение
Изображение
Изображение
Изображение
Изображение

Аватара пользователя
Gazero
Свободный художник
Сообщения: 3015
Регистрация: Март 2014
В сети/Не в сети: Не в сети

писанинки :)

Сообщение Gazero » 16 апр 2017, 23:37

Свежинки+ новая фишка - эпиграфы :th_zipperwink:

Wings of Love

В предательстве
всегда предают обе стороны


Я выбиваюсь из сил, чтобы бежать дальше, вбивая лапы в кровь, но понимаю, что мне несколько путей - либо броситься на железные пики, либо вернуться и напасть на преследовавших неприятелей (поднял переполох), либо...
Сразиться с тобой снова и насмерть! Мог ли я подумать раньше, что однажды скажу это себе - тебя надо порвать или ты доведёшь меня до гибели! Так лучше я докажу тебе хоть в этот, последний раз, что не такой, как ты...
О, тем ли мы были? Были ли мы такими всегда? Ты бросаешься на меня снова и снова, позабыв словно все, все, что было между нами! Это надо прекратить, клянусь, надо (что меня останавливает? - Один удар лапы и рывок челюстью - и тебе конец)... Тебе ли? Чувствую внезапно, как в ключицу вонзились твои зубы и прокусили едва ли не насквозь, мои силы оставляют меня, и словно в забытьи я отмахиваюсь когтями...
Это конец, я чувствую, ощущая густой туман перед глазами (быть может, это слезы застилают глаза, глядя на тебя?)...
В последний миг, как в сказке, пытаюсь перенестись куда-то далеко, в чистую высь памяти, куда не проникают ни царства, ни людская молва... И как в сказке, приходит на угасающий ум: "Жили-были..."
«...Два необычных существа, живших в волшебном лесу, где по ночам стрекочут призрачные светлячки, а днём переливаются янтарные листочки... Одно существо когда-то было мной (кажется, ты находила красивым моё смуглое лицо с тёмными глазами и волосами, мою немногословность). При желании я становился полу-медведем или медведем полностью и отгонял хищников леса, скромно собирая волшебные кристальные ягодки»... Для тебя - маленькой и красивой девушки, со светлыми, почти белыми волосами, так любившей меня обнять и гладить (или просто побегать рядом в облике красивой собаки с белой длинной шерстью).
«Эти существа жили, казалось, душа в душу, и все делили пополам, и радость, и мечты, и надежду... Были они лидерами маленьких племён, пользующихся дарами волшебного леса и плативших налоги одному богатому князю.»
Долго этот факт проходил мимо нас, словно мы просто слышали о нем от кого-то другого, или читали в книге об этом… и ты продолжала смеяться и петь для меня, и уверять, что пойдёшь за мной куда угодно, ведь "невозможно предать такого храброго и честного, пригожего юношу". "Ах, если б ты меня взял в жены!" - повторяла ты, целуя мой лоб. - "Я была б преданнее собаки для тебя!".
А мои мысли были заняты другим: князь грабит наши племена, рубит чудные деревья леса, чтобы выжимать сок - источник сил и красоты; а у тебя одна свадьба на уме.
И я поучающе ворчу медведем, а ты кидается прижиматься к полу и переворачиваться на живот в облике собаки, поджав хвост.
В глазах твоих читаю: "Ах, ты совсем обо мне не думаешь!" - тщательно скрытый под блеск послушания. Милостиво оборачиваясь и возвращаясь к своей пещере, тяжело передвигая массивные лапы, и слушая трели ночных птиц, размышляю судорожнее прежнего: нет, я думаю о тебе, о нас!.. Когда-то я встретил тебя с перебитой упавшими камнями спиной, помню, как меня потянуло к тебе точно неведомым магнитом и я, взяв скулящую собаку на руки, отнёс тебя к себе в пещеру и выходил; а раз пришёл домой с охоты - а на подстилке лежит... Прекрасная девушка, с теми же повязками, что я накладывал на борзую.
Я просто потерял голову от твоих чистых серых глаз, ребёнком доверчиво глядевших на меня, и не успел опомниться, как поклялся, что сделаю тебя своей невестой, и прильнул к тебе с поцелуями.
С тех пор ты вечно терзаешь меня своей манящей ласковостью и торопишь к замужеству... Порою это точно стая бешеных псов мне на душу, и были часы, когда я хотел зарычать искалечить тебя, лишь бы никогда не видеть... Помню, как ужасалось моё сердце от этих порывов и спасительно напоминало твой чистый взгляд ребёнка. "Она любит тебя! Разве ты не хочешь тоже любить её?".
И я цеплял себя на цепь веры этому голосу, и жил с тобой, научил охотиться в облике собаки, защищал твой сон и досуг, гулял лунными полями.
Ты была счастлива этим и все сильнее привязывала мои чувства своим мягким обхождением и обещаниями всегда быть рядом. Но вот только все было, когда тебе удобно; а я снисходительно принимал это, как ниточку твоего обаяния, без которой ты уже не будет собой, валя в одиночку в образе медведя огромные железные деревья, чтобы отдать их на переплавку оружия (совсем распоясался князь).
Однажды я проходил мимо тебя, и... Внутри все замерло - что-то безвозвратно поменялось, куда-то делся доверчивый открытый взгляд, и желание меня касаться. А я как назло соскучился тогда по твоим ласкам.
"Ну, что ты от меня бежишь? А ведь обещала быть послушнее собаки!" - игриво сказал я, хватая за руки, отчего-то суетливо вырывающуюся, и нечаянно порвал плащ, что ты зачем-то накинула.
То, что я увидел, отняло у меня на миг дыхание, речь и зрение. Я отпрянул, с рыком схватившись за сердце. "Ты... В ошейнике?!". - прорычал я и грубо схватил лапой за руку, от злости норовя укусить.
"Одомашненная неженка, предатель!!!" - орал я ревом медведя, бросаясь на... Борзую, защищавшую свою цепь и платье. - "И после этого ты смеешь смотреть мне в глаза?!" - "Стой, дрянь, я разорву тебя!.." - завопил я, когда собака, изловчившись кинуть мне в морду мешком с песком, бросилась бежать.
В тот момент как никогда я ненавидел тебя и говорил не шутя, все твои ласки, все твои клятвы показались пустой игрой; я с болью глядел в корень - ошейник был с гербом князя, значит, ты подластилась к нему, к нашему общему тирану и врагу. С трусливо-отчаянным лаем, борзая выставила тощую морду, в которой я теперь не видел ни тени милого или красивого, и схватила за нос. Ай, больно! Ну погоди же, тварь!!! Я встал рывком на задние лапы так, что смахнул её и зажал в когтях; ты завизжала так, что и камень б бросился ко мне в ноги умолять отпустить тебя.
"Вспомни хотя б прежнюю её любовь! - шептала сентиментальность.
Я не слушаю и прижимаю тебя к камням, бросая при этом, как тряпичную куклу, ещё пару бросков и...
"Дай мне шанс все объяснить!" - с не по-собачьи тонким воплем задохнулась ты.
Я как очнулся и, поглядев на тебя, окровавленную и еле дышащую, со стыдом опустил, придерживая коленом, обернувшись снова в человека.
"Я сделала это, чтобы спасти свой народ" - всхлипывая начала ты, плача своими снова по-детски чистыми глазами. - Князь захотел меня в питомцы".
"Лжёшь! Он знает, что ты оборотень! - говорил я про себя, с отвращением поднимаясь и швыряя тебе остатки одежды, - Ещё скажи, что ты не делила с ним ложе!" - оскалилось моё "я", вспоминая, как сам, как очарованный, тянулся к тебе по ночам.
"Мы больше никогда не вместе!" - сказал я серьёзно, все взвесив. - Ступай к своему хозяину, собачка, и не попадайся мне, а то порву!" - с такими словами я прогнал тебя.
Не слушая её рыдания: "я не хотела! Это было ради моего народа!". Несчастная хилая подлиза! Пресмыкающееся! Ради её народа она могла пойти со мной в поход на князя, а не прыгать к нему в ноги в женском и собачьем облике.
Но позже я... Раскаивался, жалел тебя и переживал, хорошо ли обращается с тобой князь, скучал по твоему голосу, глазам, по твоим ласкам; по самим воспоминаниям, где мы беззаботно гуляли среди волшебных белоснежных пушинок, мечтая о детях и своём крошечном королевстве, где нам будет на все плевать. Армия моя изнемогала в проигрышах, но моя гордость не давала мне пойти на примирение с ним, тем более я оборотень-медведь, а не вервульф-собака, которой ещё простительно искать себе господина, чтоб спасти свою шкуру.
Противоречия и метания между ненавистью и любовью к ней все ж взяли своё, и я решился на компромисс с совестью: без князя, решил я, ты снова станешь моей, забудешь все и снимешь эти рабские оковы; надо его убить. И, подговорив людей окружить и повязать собаку, я напал на него и разорвал (не могу забыть, как ты с ужасом пищала и... рвалась к нему), хотелось даже и тебе по пасти дать, но что-то черство-слепое сидело во мне и велело доводить свой план до конца.
Так, армия выиграла, и мы снова стали свободными племенами, а я довольный тащил на веревке собаку, приволочив в свою пещеру, бросил на подстилку и сказал:
"Так и быть, собачонка, я прощу тебе твою натуру, как никак я обещал сделать тебя своей невестой! Правда, тогда я тебя ещё любил немного; сейчас же ты для меня - просто трофей врага!"
Ты оскалила морду борзой и куснула за руку.
"Ну-ка не шали!" - на миг проревел я медведем, царапнув её.
"Так что пока - побудешь моей рабыней! - снова человеком сдвинул я брови, склонившись над ней и издевательски спросил - Тебе ведь не привыкать лизать чьи-то ноги! А если будешь хорошей девочкой, возможно, снова заслужишь мою любовь, и тогда все будет, как мы мечтали!". И ещё раз больно дёрнув её за ошейник, так что металл едва не въелся в кости, я пошёл к вождям общин продумывать своё государство.
Я погрузился в свою игру в правителя, купаясь в тщеславном самоутешении, что поступил милосердно, что нашёл консенсус, и верил, что все будет так, как я продумал. Днем руководил деревнями, ковал оружие и охотился, а вечером приходил к тебе, кормил и... Всеми силами пытался вызвать ответ на собственные ласковые слова и прикосновения; ты же либо апатично девушкой отодвигалась от меня и отказывалась от еды, либо борзой скалилась и норовила зарычать.
"Ты мне все лгала! Ты меня ненавидишь! Ты вдвойне предатель!" - плакал я от бессилия медведем, шатаясь ночами в лесу и рвя когти об старинные дубы волшебного леса. "Но я тоже оборотень!" - бешено однажды проревел в виде медведя и силой заставил отвечать на мою тягу к ней.
С тех пор ты стала потише и попослушнее, и даже как-то заискивающе охотно разделяла моё внимание и кротко дарила своё; я радовался, отпивая из кубка вождя и тщеславно гладя тебя, сняв ошейник и посадив рядом, хвалясь гостям своего государства красотой "невесты". Ты улыбалась и делала вид, что тебе хорошо и привольно под моим крылом. Однако...
Как только наши шатры в лесу оставались в тишине после посетителей, наши отношения погружались в пучину откровенных и острых, безмерных взаимных упреков и тихой затаенной злобы каждого на другого, и обнимая тебя в постели, я иногда представлял, как рву тебя медведем, и как это прекрасно; ты, притворяясь, что все забыла, и снова принадлежала мне одной, в порыве ощущения, шептала имя князя, за что я тебя готов был съесть живьём...
Вот так-то мы мучились, и уверяли себя, что наслаждались, приближалось двенадцатое полнолуние, со дня нашего обручения, именно тогда мне предстояло взять тебя в жены. Ты, сияя улыбкой, осторожно попросилась в ближайший городок за обручальным платьем; я, ничего не подозревая, разрешил, вдохновленно, вырезая из металла тебе ожерелье, украшенное моим зубом (когда мы впервые стали близки, мы обменялись частичками друг друга - я - зубом, ты - когтем, клянясь друг другу в вечной любви).
Уже взошла луна, тебя нет. "Неужели она снова предала меня?! Я ей этого не прощу!!! Отрекусь и выгоню навсегда из государства, пусть до конца дней шавкой побирается у людишек!.." - одна мысль сменялась другой. – «Неужто она пропала и нам не дано исправить наши ошибки и возродить нашу любовь до конца?.. Что с ней?.." - терзаясь так, я перебил все палатки, разнёс когтями всю посуду и, в итоге, побросав все, побежал, обгоняя лошадей, в город.
На мой зов ты не откликалась, с дрожью замечаю сброшенный браслет и платье, подаренное мною, перемазанное кровью. Ты погибла? В глубине души признавался себе - чтобы ты не натворила, не переживу ни секунды без твоих по-детски чистых глаз! - повторял я себе так, точно желал впитать это в себя.
Края уха коснулся счастливый визг собаки, так знакомый мне.
"Ты посмела снова взяться за свое?!" - заорал я, вмиг обратившись в полу-медведя.
"Ты понимаешь, что я не прощу тебя больше?" - на медвежьих глазах выпали слёзы, и я со стыдом ощущал их шерстью. - Зачем ты это сделала!?".
"Я нашла того, кто по-настоящему любит меня: он просто кормит и гладит, и радуется когда я рядом, и ничего не требует!" - ответила ты, сжавшись комочком, заслоняя хозяина - юноши покрасивее князя, но бедного, как моль.
"К князю ты сбежала за блестящими игрушками, когда у меня их не было, я знаю! - продолжал цедить я рыки, едва сдерживаясь от ярости, - А тут-то тебе чего искать?!"
"Он всегда любит меня! А ты только принуждал к любви, когда тебе этого хотелось, и я была ещё худей рабыней даже без ошейника!" – огрызнулась ты, с презрением выплюнув какую-то сломанную вещь.
Я пригляделся - это было подаренное мною еще одно ожерелье с моим медвежьим зубом.
"Забирай! Теперь я больше не люблю тебя! И мне не нужна твоя цепь из даров! Меня можно предать, но меня нельзя заставить полюбить!!! Уходи насовсем и оставь меня, наконец, в покое!!!" - и с этими словами ты едва не откусила мне руку.
"И ты говоришь мне о любви?! - рассвирепел я, громя все кругом, чтобы поймать её, - И ты говоришь мне о предательстве?! Ты, которая все время играла со мной?!"
"На себя посмотри! Неуклюжий зверь!!!" - отбивалась ты, отводя меня от хозяина, хотя знала, что не выживет (собачья преданность - не мне - любому, кто будет к ней добр; в отличие от меня, боготворившего ее одну, пусть и порой нелепо или жестко!).
"А ты не мни себя человеком!!! Жалкий вервольф!!!" - я схватил тебя за глотку и потащил в лес, уже зная, что обречён...
«Спустя несколько мгновений... Наша странная сказка закончилась, не успев начаться... Я в последний раз гляжу на луну, издавая клич тоски... Быть может, по тебе, быть может, по нашей погибшей любви...»

Аватара пользователя
Gazero
Свободный художник
Сообщения: 3015
Регистрация: Март 2014
В сети/Не в сети: Не в сети

писанинки :)

Сообщение Gazero » 16 апр 2017, 23:38

Крошечная... сказка

Чудеса - рядом ;)

Маленький белоснежный львёнок грустит: он спрятан в глубокой ямке одеялка темного Космоса, переливающегося звёздами, а одна маленькая, но живая планета так интересно дышит облачками, и где-то на ней растут листики.
Настоящие, дивные листики, что он видел во сне. Но львёнок... Слишком крошечный, чтобы дотянуться до высоких горок орбит и посмотреть на живую планету, так манившую его.
Белоснежному крохе стало грустно, так грустно, что, казалось, он тяжело вздохнёт, уткнёт носик в лапки и будет скучающее дальше наблюдать пролетающие кометы...
Но тут он услышал родной тихий голос:
- Что ты грустишь, мой малыш?
И огромный чёрный звёздный тигр ласково погладил львёнка лапой.
Тот... Смущённо спрятал лобик в лапки - он стеснялся рассказать названному папе про чудные дышащие листики той далёкой планеты...
- Давай-ка я помогу тебе! - сказал тигр и посадил малыша на лапу. Затем он встал с травки млечной туманности во весь рост, огромный и красивый и, вытянув лапу вверх и вперед, осторожно положил малыша на горку орбиты.
Белый львёнок от счастья затаил дыхание - совсем рядом, ну вот словно лапкой подать, пульсировала сиянием облачков голубая живая планета...
Она изумлённо, наверное, краснеет щечками заката, вспоминая, как... Звёздный тигр подмигнул нам падающей звездой-ресничкой, а белый львёнок чуть бережно касается лобиком нас, каждую ночь...
И мы видим чудесный белоснежный шарик на небе и тихие капельки точно алмазов бесконечности, что хранят для нас... эту крошечную сказку...

Аватара пользователя
Gazero
Свободный художник
Сообщения: 3015
Регистрация: Март 2014
В сети/Не в сети: Не в сети

писанинки :)

Сообщение Gazero » 16 апр 2017, 23:39

Сияние воспоминаний

Отчего-то со всеми, кого любишь, кто любит тебя,
приходится прощаться


Утренняя заря тихонько коснулась необычной планеты, что, казалось, дышала гармонией и покоем: всюду текли медовые реки и росли витые сахарные кораллы. Тишина утра отдалённого мирка была полной, как вдруг...
- Берегись, любимая! - воскликнул мужской голос и... световой меч фиолетового света вспыхнул и перерубил дерево. Потом из клубов пыли показалась фигура его владельца: высокий юноша-тогрута, смугловатый кожей и красивый благородным овалом лица, украшенным белыми пятнышками, и с храбрым сердцем.
- Цайт, ты должен вызвать командование, так не может продолжаться! - проплакала та, к которой он обращался - стройная девушка, тоже тогрута, отличавшаяся бледной кожей и узором на лице - несколько изящных штришков-полосочек поперёк прекрасных черт, - что встряхивала приятно-зелёный лазерный меч.
- Пинни, у нас нет шансов, они не пришлют помощь, пока мы не справимся! - ответил ей муж.
- Это безумие! останови их! Останови их! - шептала несчастная Пинни, отбиваясь от... гигантских гуманоидообразных пчёл, летавших вокруг них плотным кольцом и немилосердно жаля, но родители, терпя жала и порезы, чувствуя, как слабеют и сдаются в плен жара, не давали им похитить и проглотить комочек, что был им дороже всей Вселенной...
- Пааап!!!.. - с ужасом потом кричала их малышка, которую уносил, подоспевший слишком поздно, корабль джедая, продолжая тянуться к отцу, силившемуся спрятать труп жены от кровожадных ос-монстров и падавшему в их жадные жаркие жала и челюсти...
... Выросшая кроха ахнула, очнувшись от воспоминаний, опустив длинные пушистые ресницы, не давая слезам упасть ("спасите Асоку! Мы больше не жильцы! - умолял Цайт, подоспевшего к ним на помощь, мастера, судорожно передавая ему её, маленькую и плачущую).
Корабль все набирал высоту, унося прощальную улыбку Пинни, отвлекшуюся от атаки, чтобы помахать дочке рукой, перед тем, как её сбили с ног монстры...
Асока снова вздрогнула от воспоминаний, и немного пощурилась... От ослепительно вспыхнувшего белого сияния (она стояла перед зеркалом у своей половины храма далекого Мортиса).
Она опустила голову, и две причудливые черно-белые длинные косы упали с её плеч, а рожки, к которым они вели, отбросили длинную тень, по фигуре напомнившей... Ту, что до этого была тут, и передала ей всю свою светлую Силу... Тоже на прощание... Она была такой доброй к ней и её друзьям - учителю Энакину, его мастеру Кэноби.
- Отчего-то со всеми, кого любишь, кто любит тебя, приходится прощаться! - весь крик её сердца поместился в этой тихой фразе (и прекрасная девушка-тогрута, как ей казалось, в полном одиночестве, прошлась по храму, глядя на свои отражения его темно-зеркальных стен).
Они отражали хрупкую владелицу массивного светло-желто-зеленого щита на одну руку, причудливого платья с элементами брони и крошечной полукороны с двумя ромбиками по бокам. Асока плохо помнила этот момент, когда она очутилась на Мортисе и заполучила этот наряд с ролью Хранительницы Силы, так как это было, как ей кажется, так давно...
В глубине души, юная тогрута понимала, что просто хочет убежать от собственной памяти, и это случилось лишь несколько лет спустя того, как она покинула Орден джедаев (бедняжка снова поморщилась от душевной боли, бессознательно повторяя жест, с которым клала в руку свою сережку от рожки на память Учителю).
- Энакин... - прошептала она, слушая, мерно снова чуть гудевшее, мерцание своего тела. - Прости меня...
- Ты все ещё вспоминаешь его? - раздался мужской голос.
Асока обернулась.
Её глаза встретились с огромными зелено-голубыми кристаллами глаз юноши, приятно-алого цвета, немного напоминавшего человекообразную амфибию, с длинными щупальцами волос и в тёмном одеянии. Он держал в руке оборонительный кинжал Хранителя.
- Асока, твой дом теперь со мной, на Мортисе! - и он вручил ей... крупную пушистую милую птичку, напоминавшую светло-зеленую сову с львиным хвостом.
Снаружи кто-то тихонько раздался мерным волшебным переливом.
И причудливое существо о двух рожках на макушке, двух рожках на плечах и крыльях из-под живота, с бриллиантоподобными глазами, ласково потерлось о её руку.
- Тропося! - ласково обратилась она к, подбежавшему к ней, это му зверьку - тропзону и погладила его по вытянутой оленьей мордочке.
- Ты такая красивая, когда улыбнёшься! - сказал юноша, пряча кинжал в ножны и тихонько взяв за подбородок девушку.
- Я… Поверь, заменю тебе его! Их всех! Вместе с тропзоном и конвором мы сохраним Мортис, а вместе с ним и Силу! Сбудется мечта всех джедаев, да и простых жителей миров - мы водворим Гармонию! - сказал он, влюблённо купаясь в голубых глазах Асоки.
- Что толку, если мы напитаем Гармонией лишь одну планету? - философски-печально покачала чуть ромбиками полукороны тогрута, чуть прикрывая глаза. - А как же остальные?..
Второй Хранитель (имя которого он так и не сообщил за все время их знакомства), рассмеялся счастливо и, обняв её, возразил:
- Что нам до всех? Главное тут ты в безопасности и со мной... Я люблю тебя!.. - с этими словами он поцеловал её.
И вдруг... Тёплое сияние охватило ее - Асока снова вспомнила: говорил эти слова её папа, Цайт, осторожно сажая дочку на их домашнего тропзона (теперь наверняка все тщетно ждавшего возвращения хозяев у их дома). Произносила их её мама, Пинни, осторожно давая ей, совсем малышке, Силой поднять в воздух мячик. Одним взглядом говорил это Энакин, хотя лик его был суров, когда он наказывал её за необдуманную атаку врага.
Говорила поступком их и Дочь, та самая, что пожертвовала собой, дабы попытаться помочь. Не только Брату и Отцу, но и им, простым случайным пришельцам, а значит, заботясь и об их планетах!
- Глупыш, на то мы и Хранители, чтобы отдавать себя Вселенной! - смущённо чуть отпрянув после его поцелуя, сказала Асока и вернулась на своё место в храм, глубоко задумавшись...
После... никто не знал, как она покинула Мортис, и что стало с ним и его Хранителями потом; и почему Асока вернулась в Галактику, только под именем Фалкрам. Но похоже, юная тогрута нашла ответ в своём сердце, хотя и ценой сияния воспоминаний...

Аватара пользователя
Gazero
Свободный художник
Сообщения: 3015
Регистрация: Март 2014
В сети/Не в сети: Не в сети

писанинки :)

Сообщение Gazero » 19 апр 2017, 23:23

Алый туман...

...Стоял над планетой Датомир, как, казалось, и миллионы веков.
Он неприветливо встретил Асоку рефлекторно мелькающими то тут, то там розовыми стрелами световых луков Сестёр Ночи (миг спустя красные силуэты с крылышками изумлённо смотрели на когда-то злейшего врага их Сестры Ассаж Вентресс, теперь - она вела её за руку, почтительно чуть кланяясь, ведь тогрута была в форме ведьм, только с большими крыльями и причудливой короной на лбу; в алый металл которой был врезан... амулет Матери Телзен).
- Мать! - ахнули Сестры, как одна, чтя традиции и тоже кланяясь Асоке, хотя отлично понимая, как могла она, тем более чужеземка, завоевать этот высший ранг их клана.
Они ожидали, что новоиспеченная старшая ведьма будет упиваться своей властью и насмешливо рассматривать руины их храма, намечая тут свои нововведения.
Но бывший падаван Энакина, которого столь не любила Вентресс, совестливо опустила прекрасные глаза, стыдливо перевязывая алые перекрестия ткани на руках и ногах (что лежали как бинты у мумии). Проделывая это, она стояла на одном колене среди окруживших её датомирок (изумлённо перешептывающихся от такого простого и уважительного к ним, простым Сёстрам, отношения).
- Тишина, Сестры! - прикрикнула на них Вентресс, заметив, что её подруга хочет толкнуть речь. - Оказывайте должное уважение нашей Матери!
Этого патетического восклицания было достаточно для того, чтобы рой их, причудливых воинственных бабочек Галактики, смолк и весь алый туман Датомира погрузился в торжественную тишину.
- Я знаю, вы возмущены, что я теперь - ваша Мать! - выдохнула Асока, поднявшись и, сквозь слезы, с трудом продолжая, - Я знаю, что все вы любили Телзен и теряли ради неё своих подруг! Но... Я не могла поступить иначе!
Сказав эту, банальную, на первый взгляд, фразу, она снова замолчала, справедливо готовая к возмущённым злым выкрикам "Самозванка! Смерть тебе!" (Хотя они и не могли убить носительницу медальона Матери, ведь в нем передавалась ей магическая сила и власть над кланом).
Но ведьмы молчали, чуя своей острой интуицией, что тогрута хочет им сказать ещё что-то важное.
Её лицо вдруг вделалось твёрдым:
- Судьба научила меня не прощать предательства! И я совершила то, что сделало меня вашей Матерью не потому, что я решила прикрыться вами! Нет! Вентресс, - девушка учтиво отвела указывающим манером на кивнувшую ей хмурую, но мужественную лысую женщину. - когда мы вместе пытались освободить Ордер Джедаев от лжи, в которую пытались затянуть его через меня, рассказала мне о Телзин, как она точно так же подставила вас, вас всех!
Уверенные в святости авторитета и репутации упомянутой личности, многие Сёстры сокрушенно замотали головами и жалобно выкрикивали.
- Не пытайтесь её оправдать! - прикрикнула на них Асока. - Вы скажете, что ею двигала любовь к вам, а я скажу, что нет! Она в самую трудную минуту в уединении тягалась с Дуку, сводя с ним личные счёты, бросив вас на произвол огромной армии дроидов! А ведь одним магическим щитом она могла защитить вас!..
Самые преданные Телзен сердца согласились с ней, вспоминая, как умирали в тот жуткий для Датомира час, мучаясь от ран, скрытых алым туманом; и какое-то чудо воскресло их.
Это чудо стояло позади их круга и робко пробило дорогу сквозь их стройные ряды, шумя тихо сказочным голосом - высокая словно лань с двумя рожками в полосочку на голове и двумя такими же рожками на плечах, с крыльями из-под живота и добрыми большими, напоминающими бриллиант глазами. Дивный зверёк, встав рядом с Асокой, не забывал расточать ласковые касания крыльями и мордочкой ко всем, к кому мог дотянуться.
- Вы забыли это, ведь укол рогов тропзона возвращает к жизни, но убирает плохие воспоминания. - объяснила новоиспеченная Мать, погладив зверька, - Но это не снимает вины с Телзен! И я проучила её! За всех вас! Мать не смеет бросать своих детей!
Ассаж издала боевой поддерживающий клич и призвала Сестёр принять новую правительницу.
Но датомирки молчали. Видно, чего-то было мало их, казалось б, грубой и прямолинейно закаленной в боях, а все ж непростой душе.
- Вы скажете, что это жестоко! - заключила Асока. - Но я отвечу: только радикальные меры порой могут восстановить справедливость. И Вентресс, и я подтвердим это!.. Зная цену предательства, я не потерплю и не допущу его более, уверена, вы поймете меня однажды…
Она немного отступила, окидывая серьезным взором человека, принимающего на себя ответственность за жизни, владения ведьм Датомира, а её соратница сказала:
- Встанем же с колен, Сестры! И будем отныне защищать справедливость и Датомир, как сделала это наша Мать!
На этот раз Ночные сёстры отвечали дружным криком принятия нового члена их общества, столь высокопоставленного, и тем он был радостнее и больше в нем было надежды на настоящую защиту, любовь и справедливость.
Асока же, скромно взяв лук и кинжал, поправив корону Матери, повела тропзона, Вентресс и свою свиту Сестер в деревню, совместными силами хранить тайны алого тумана Датомира...

Аватара пользователя
Gazero
Свободный художник
Сообщения: 3015
Регистрация: Март 2014
В сети/Не в сети: Не в сети

писанинки :)

Сообщение Gazero » 19 апр 2017, 23:24

Люлька пузырьков :th_zipperwink:

Крошечная рыбка смотрит на дождь пузырьков и причудливые лучики, вдруг появившиеся среди темноты.
Какой прекрасный новый мир! - подумала рыбка и вдохновлённо заработала пышным хвостиком, чтобы подплыть поближе и коснуться переливающихся ниточек. Но едва её ротик успел дотронуться до лучика, как...
Любопытные крошечные глазки рыбки приметили новое чудо - дивный пузырёк, нежного сияния, не уплывающий куда-то высоко, а, казалось, стыдливо спрятанный между скал.
Какой необычный и приятный у меня новый друг! - подумала рыбка и повернула к этому причудливому объекту.
Как тут... Чьи-то заботливые ручки осторожно взяли малышку в руки, и её крошечный ротик ощутил восхитительный тёплый и сладкий вкус чего-то белоснежного, обнимая крошечный наконечник соски.
Это просто волшебство! - восторженно отозвалась рыбка, блаженно храня ощущение молочка в животике и осторожно снова подплывая под пальчик гладившей её руки.
Она была абсолютно счастливой. И даже в простом аквариуме, глядя на дождь словно шепчущиеся сказочными переливами ниточки света, она с тихой радостью вспоминала эти сны, что дарила ей люлька пузырьков

Аватара пользователя
Monty
Admirador de queso
Сообщения: 7851
Регистрация: Март 2014
В сети/Не в сети: Не в сети
Контактная информация:

писанинки :)

Сообщение Monty » 20 апр 2017, 08:09

Милота! :gad-smile:
Si taayabuni waane Adanu, mambo yalio dumani(Не удивляйтесь, дети Людей, вещам, что происходят в этом мире) Поговорка суахили.

ИзображениеИзображение

Аватара пользователя
Vlad pavlovich
Чумарозец
Сообщения: 9500
Регистрация: Март 2014
В сети/Не в сети: Не в сети

писанинки :)

Сообщение Vlad pavlovich » 20 апр 2017, 09:48

Необычно, но мило. :th_dalewink:
Плашки и награды
Изображение
Изображение
Изображение
Изображение
Изображение
Изображение
Изображение
Изображение

Аватара пользователя
Gazero
Свободный художник
Сообщения: 3015
Регистрация: Март 2014
В сети/Не в сети: Не в сети

писанинки :)

Сообщение Gazero » 26 апр 2017, 00:13

Monty писал(а): Милота! :gad-smile:

Спасибо, сама мимиськаю, как представлю сий рассказик)
+
Я как всегда с новинкой
- :th_zipperwink:

White whisper

Точно ожившая ночь, рука в чёрной перчатке чуть касается тихо стекающей алой капли. Подумать только! - она - все, что осталось от казавшихся бесконечными дней и ночей его счастья... Он хотел привязать в собственном сознании такое понятие сложным и противоречивым ощущениям внутри, с дрожью ловя последние ниточки капли, ещё секунда и она пропадёт навсегда, это так странно...
Юноша в металлической маске на пол-лица, придающей ему кошачье выражение, поднёс внимательно поднёс к серым глазам, чуть подведённым, руку, надеясь разглядеть хоть малость капли; увы, она, кажется, утонула в темноте бархата перчатки...
Покрытые темной пудрой губы задрожали, ловя невольно едкий холодный воздух (юноша обнял себя руками, с чувством, что до омерзения надоело ловить на бледных вытянутых скулах и причудливых выпуклых ямочках у рта, собственные чёрные волосы до плеч, со всем старанием ухватился за миг погружения в безразличную тишину (лишь изредка прерываемую шорохом рук о старое чёрное пальто)); что же ещё как нельзя лучше подходило его одиночеству посредине ледяной миниатюрной квартирки?..
Надо было репетировать номер с чудесным выживанием в заточении холода (он был малоизвестным фокусником, приглашённым в чужую программу о тайнах магии попопулярнее, устав бороться за рейтинги собственной), заодно предаться философским размышлениям, почему его так взволновала потеря этой совсем крошечной алой капельки. Новоиспечённые коллеги находили его странным (приятным, но молчаливым собеседником, любившего уткнуться в укромном уголке со стаканчиком горячего кофе и с... тоненьким медальоном, что открывался и был предметом его утешения в чужом коллективе (юноша гладил осторожно портрет... черного льва и почти со скучающим трепетом прикасался к крошечному клочку его темной гривы)). А вокруг все спешили по своим делам, и никто даже не интересовался, что это за животное, и почему маг так дорожит его изображением (проведя в обществе медальона несколько минут, он поспешно прятал его за пазуху пальто, у сердца)...
Да и хорошо, что не спрашивали - умиротворенно повторял себе мысленно чудной юноша, стараясь отыскать мимолётность сказки, всматриваясь в отточенные грани льда, куда его согласно задумке помещали; операторы и ассистенты колдовали над техническим вопросом его безопасности и зрелищности трюка, а волшебник, ахнув, поймал для себя в линиях застывших кристаллов холода точно меткий след львиных когтей, и вновь отчаянно-скучающе провёл рукой, с мягкой нежностью элегии...
Его уже закрывали вторым блоком льда, а он самозабвенно все водил по нему рукой, рисуя невидимый благородный лоб, нос, пушистые губы и нижнюю челюсть, мощные скулы и гриву льва; соприкасаясь душой со всем старанием с его завораживающими жёлтыми глазами и густым чёрные мехом, забыв про холод и время...
Он радовался вместе с ним снова, чуть улыбаясь, снова погружаясь во мрак сцены, где представлял трюк со львом и клеткой; вспоминая царапину на половину лица, в момент конфликта их порою непростых отношений; осторожно приподнимая занавес каждой волны тепла сильной и большой груди животного, укрывающего его дрему (они вместе засыпали на полу заброшенного помещения, за которое маг ещё и отдавал половину скудной зарплаты (вторая уходила на пропитание себя и питомца, большей частью питомца; на попону и игрушки и аксессуары для льва и для памяти о нем; юноша ведь растворял себя в любимце; и тот отвечал ему столь ж искренней и горячей привязанностью)).
Лёд тем временем все крепчал и уносил в свой белый шёпот секунды и часы; а фокусник все цеплялся за воспоминания о своём единственном четвероногом черношерстном друге, стараясь изо всех сил обойти одну деталь - ту самую, внезапно пронзившую его сердце болью слез алой капелькой (лев умер, заслонив и толкнув его на пол, бросившись сам на нанятого недоброжелателями киллера, поранившись о стекло перед этим, его застрелили; юноша остался невредим, полиция обезвредила преступника, все пошло своим чередом, его потихоньку стали принимать и любить, не так сильно, конечно, как того фокусника, в чью программу его пригласили в гости; но его тщеславию и кошельку хватало; и все же...)...
Он опустил поспешно голову, едва успев скрыть слезу (всю бы свою славу и благополучие он б отдал за то, чтобы лев не покидал его, никогда, и чтобы сейчас, как обычно, он смотрел смышлёным взглядом на его работу и ждал, когда они пойдут домой, без слов делясь впечатлениями, идеями, надеждами и мечтами друг с другом)... Резкий укол в груди вновь; маг зашатался, от неожиданности на миг, поскользнувшись и упершись руками об обжигающие холодом стены; но потом все понял и...
Падал, холодея и обессилев, чувствуя, как темнеет в глазах, на носилки уже с улыбкой (это все кусочек стекла в память о питомце, высунувшееся из медальона), отметив знакомое алое пятнышко, что отпечаталось от него на блоке, напоминавшее взгляд льва...

Аватара пользователя
Gazero
Свободный художник
Сообщения: 3015
Регистрация: Март 2014
В сети/Не в сети: Не в сети

писанинки :)

Сообщение Gazero » 01 май 2017, 16:52

Sweet Lullaby

…После оваций, был подан сигнал на бис, и Валентино пришлось снова собирать в тайники уставших и перепуганных голубей; давая им зёрнышек и гладя по грудке. Затем он глянул в зеркало и поправил грим; немного удивляясь самому себе в глубине сердца, почему он, ещё молодой и с талантом, с приветливой и доброй душой, с интересной внешностью, отпечатавшей след не то индийского раджи, не то турецкого султана среди предков, все ещё один.
И каждый раз разум давал отрезвляющий ответ – он, прежде всего, знаменитый фокусник, богатый и славный, но в плохом, с его точки зрения, смысле.
"Всякому лестен богатый и популярный друг, любая захочет знаменитость в женихи" - думал он, а сам прятал это за улыбкой и фирменным особым блеском глаз, выходя на публику вновь. - "А лишись я всего этого, какого было б?.. Впрочем, кому я нужен, особенно без своих шоу?.." - горько выдохнул он внутри себя, кланяясь публике и готовясь к новым номерам...
Они и составляли его мир, всякий раз он верил в частичку волшебства во всяком, даже самом простом трюке, впитывал её в себя и потому через жесты, взгляд и улыбку расточал её в глаза и сердца зрителей; но постепенно - шоу, съемки, фотосессии и интервью, репетиции и продумывание номеров, утратили всякую, самую малую тень атмосферы магии, превратившись зато в отличное средство бегства от самого себя. Валентино устал даже осознавать, что стоит ему выйти со сцены - он точно погружался в мир, разделённый на тех, кто знает его шоу, и тех, кто не знает их. От первой группы ему доставалось все - от симпатии с обожанием до зависти с ненавистью; от другой - ничего.
Юноша, смыв остатки грима, сосредоточенно ухватился за эту последнюю мысль про "ничего". Казалось б, если это так, то не грозят ему оттуда ни надоедливые поклонники, ни недоброжелатели с их ядом; и все же... Это грустно, даже страшно. Надо бы знать, инстинктивно, он немного впитывал в себя истины индийских йогов, согласно которым "ничего" - это блаженство, смысл жизни и непостижимая сказка колеса Сансар; о неге "ничего", пели в колыбельной в детстве его прадедам.
Но времена меняются, и сейчас эта константа, скорее была непосильным испытанием, проклятием для многих, и он со страхом ощущал себя в их числе, жалея этим самым о том, что пискнул на весь мир о собственной исключительности. "Какой же я "неповторимый"?! - повторяя слова конферансье, анализировал маг, собирая свои нехитрые пожитки и направляясь в одинокую квартиру поздней ночью, плюнув на такси. "Если я, как и все, так боюсь, что это "ничего" случится и со мной?".
"И дело даже не в любви!" - продолжал он методично колдовать самообманом над рассудком, тоскливо толкнув дверь дома, спеша почистить и убрать до следующего шоу дорогой сценический костюм и реквизит, рассеянно разогревая себе бургер с кофе.
"Дело во мне! Я цепляюсь за шоу как за смысл жизни, а может, он в том, чтобы пробовать новое, рисковать и преодолевать трудности?.. Впрочем, чем я голову забиваю?.. Быстро ужинать и спать, надо завтра опять на шоу!..." - отмахнулся он от мучительных рассуждений.
Но уже засыпая, в полудреме, Валентино вдруг вернулся к философствованиям, представив себя вкусившим этого "ничего", примкнув к тем, обычным людям, не интересующимся им и фокусами, забросив ремесло и быстренько став парикмахером (как хотел в детстве) - и вот срезан и заброшен тоскующий о нем питомец-талант (да и он бы скучал по нему временами); нет ни славы, ни гонораров, ни фанатов, готовых в любую погоду и час дня-ночи посмотреть его выступление, улетучивается вся эта колыбельная его жизни, что укрывала его от банальной серой реальности.
И во сне проступил причудливый черно-белый узор, чуть сияющий и напоминающий маску. И эта причудливая маска встала на его лицо и принесла вдохновение - он раскрывает фокусы, стараясь заглянуть в самую суть "ничего", когда даже в магии нет волшебства…
Проснулся юноша задумчивым и едва успел на репетицию, вспоминая дивный черно-белый узор и прикидывая, а вдруг все же возможно как раз именно так избежать той пустоты и разочарований, что наползающим призраком, казалось, преследовали его, и будут у такого шоу ценители, и, как прежде, будут носить его на руках, если не больше... И убаюкивающей колыбелью тщеславие напевало ему известность теперь на весь мир и память на века... Валентино очнулся от мокрого носика кролика, приятно посапывающего за пазухой (он должен был показать классический фокус с пушистым малышом и со шляпой-цилиндром).
"Вот этот кроха не понимает ни славу, ни деньги... Всю эту шелуху, ради которой мы стираемся в пыль..." - приятно глядя добрыми глазами в камеру и очаровательно улыбаясь, рассуждал чародей, простодушно-деловитым жестом "колдуя" над цилиндром. "А он счастлив!.. Однако, возможно потому, что ему есть кому подарить своё общество и ласку... Как все сложно" - устало отчаялся Валентино, заставив себя отвести глаза от одной из девушек в зале, с чёрными волосами и синими глазами, с особой благодарностью и каким-то манящим теплом глядевшей на него.
"Не её ли я видел во сне?" - изумлённо-с трепетом спросил себя юноша, невольно все возвращаясь к ней взглядом и влюбляясь в неё. "Если б мы были всегда вместе!" - с тоской грезил он, нехотя поворачиваясь за кулисы. "Но меня держат эти оковы контрактов, номеров, этих денег и славы, славы и денег!" - повторил он про себя эту замысловатую колыбельную, слаще которой не было для кого-то другого, но не для него теперь.
Чёрные волосы и синие глаза той хрупкой девушки ни на секунду не оставляли его сердце, все больше заполняя надеждами и мечтами об их обладательнице все, ставшие вдруг ничтожными и лишними, амбиции. "Быть может, это моя судьба и у нас могла б получится семья, дети, я мог бы научить их делу парикмахера, как сам хотел или ремеслу иллюзиониста, будь оно уж неладно!" - страстно признался сам себе Валентино, раздавая автографы и фото на память поклонникам, замечая, что та, о которой он вздыхал, скромно стоит у дальней колонны и, видимо, очень радуется, что его так любят.
"Всю эту любовь я отдал б за миг с тобой!" - мысленно шепнул ей юноша, блеск глаз которого стал ещё таинственнее. Часы били время покидать этих зрителей и спешить к новым. Фокусник, немного подумав... поцеловал на прощание зайку (и все равно, что за него выплачивать процент) и, привязав к его шее ленточку с сердечком (в нем свои написал телефон и адрес с именем), передал его этой девушке, очень надеясь, что они увидятся вновь…
"Не знаю, прав ли я, но… время покажет..." - изрёк про себя он, зайдя по пути в мастерскую театрального реквизита и заказывая маску, черно-белую, грозившую либо перечеркнуть ему карьеру, а то и жизнь, либо достичь чего-то нового, доказать самому себе, что он не боится этой загадочной колыбельной про "ничего", когда даже в магии не будет секретов (он раскроет их, став Человеком в маске)...


Вернуться в «Кухня Рокфора»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 10 гостей

cron