писанинки :)

Творчество не по сабжу.
Правила форума
Устали за день и хотите немного расслабиться и послушать какую-нибудь захватывающую историю? Или поделиться своей? Тогда милости просим вас на кухню к старине Рокфору - место всевозможных баек и рассказов, не связанных с м\с!
Аватара пользователя
xucn
Свободный художник
Сообщения: 1055
Регистрация: Август 2014
В сети/Не в сети: Не в сети

Re: писанинки :)

Сообщение xucn » 06 окт 2016, 13:32

как всегда радуешь нас своими произведениями :th_dalewink:
023.gif 023.gif 023.gif

Аватара пользователя
Gazero
Свободный художник
Сообщения: 3007
Регистрация: Март 2014
В сети/Не в сети: Не в сети

Re: писанинки :)

Сообщение Gazero » 18 окт 2016, 14:28

Новинка-стебинка :lol:

Звездные войны: баталии скайпа

Как-то раз, наблюдая проплывающие космические корабли и истребители, гоняющиеся за ними, от которых вспыхивали новые огни среди бескрайних звезд… скучающий Дарт Мол зарегистрировался в скайпе. Он чистосердечно указал все данные и приложил свою фотографию.
«Может, с братом пообщаюсь, новых друзей среди ситхов найду…» - лелеял теплую надежду юноша с красно-черным лицом, наладив микрофон и проверив, работает ли камера.
Не успел он затосковать сильнее, как к нему в друзья постучалась некая Фарклам. «Что-то я ее не помню…» - отметил про себя Мол и быстро позвонил незнакомке, сгорая от любопытства.
- Ты не представляешь, как плохо стало в Галактике… Кошмар какой-то! – разрыдалась собеседница, даже не поздоровавшись.
- Я не джедай, на минуточку… - робко вставил юноша, но было поздно.
- А ты, Отец, все спишь в астрале… Зная, что Звезда погибла!!! – драматично выкрикнула Фарклам, глядя как бы сквозь него, очевидно девушка по ту сторону экрана представляла на его месте кого-то другого.
- Я не Отец… Я – Дарт Мол! – твердо показал ей тот свое знаменитое оружие с красными концами.
- Как не Отец? – ойкнула незнакомка. На минуту показалось выражение стыда за беспокойство, но потом исчезло, как будто его и не было.
- А впрочем… Ты и Энакину лгал! Ты и вся твоя семья… Ты!!!..
«Ох!» - кисло подумал Дарт Мол. – «Она принимает меня за Отца… Угораздило ж в первый день столкнуться с этой сумасшедшей… Кажется, я никогда с ней не дружил и с ее наставником и уж с Кэноби точно… Скорее отсюда… Так - прерываю звонок, добавлю ее в черный список!».
Но… он не мог это сделать! Как ни пытался, судорожно нажимая на клавиши и умоляя компьютер не просто перезагрузиться, а сломаться, чтобы больше не видал он этой программы и Фарклам в ней. Мол похолодел и, сглатывая ком в горле, сдавленно спросил:
- Что ты хочешь? Когда ты меня отпустишь из чата?.. Что за безобразие?!
- Ты и Дочь свою подвел! – как заведенная, причитала его новая назойливая онлайн-подруга. – А она мне жизнь спасла… Но я теперь выскажу тебе ВСЕ!!!..
Ситх, удрученно посидев с минуту в растерянности, пытался соображать так быстро, как только мог: «Пока она не поговорит с ним, я не смогу выключить скайп. Немедленно найти этого старика… Кажется, я видел его когда-то… Не то она меня поедом изъест!»
И тут, как по волшебству, невидимкой появился звонок от другого непрошенного гостя:
- Ну, как ты поживаешь без нас там, пап? – произнес приятный женский голос.
Через секунду появилось окно камеры – это была девушка с зелеными волосами и глазами, в светлом платье. «Не иначе, как Дочь, а она славится своим мягким нравом» - облегченно выдохнул Мол.
Параллельно что-то пищала, даже рвала и метала Фарклам, но он не слышал. Слушая воспоминания о Мортисе, о том, как после случившегося, всю Семью разлучило в разные углы астрала, и как скучает Дочь по брату и Отцу, юноша даже пожалел ее. «Не дай Бог, она пересечется в чате с той истеричкой… Хотя, раз она ее спасла, теперь они подруги… Уф, я запутался».
Мерцающим окошком встрял еще один собеседник – Сын. Как ситх ситха, Мол увидал издалека собрата по духу и по красным глазам. Правда, этот член Семьи переродился в мальчика, что теперь никак не может разыскать Отца – старик напутал в заклинаниях по воскрешению что-то.
«Ой, я попал!» - чуть не плакал в мыслях Дарт Мол, но мужественно решил общаться с ними. Все участники беседы, в течении нескольких часов, не видели друг друга и каждый гнул свою линию.
Фарклам пребывала в ярости за, с ее точки зрения, предательство Энакина Отцом, отчего ее бывший учитель стал Дарт Вейдером и взорвал Звезду – планету, на которую она так любила смотреть в детстве; за смерть светлой девушки, которая потом оберегала ее в образе светло-зеленой сияющей совы.
Обладательница дара перевоплощаться в эту дивную птичку переживала за младшего брата и Отца. Ей очень хотелось восстановить мир и добро в Галактике, говорила она с таким чувством, что в глубине души Мол сам почти полностью перешел на Светлую Сторону Силы.
Ее брат, как и всякий ребенок, просто выливал в уши первого попавшегося собеседника, не давая слово сказать, все и о всем, что раздражает, или о всем, чего не хватает, и совершенно не интересует, понимает ли его оппонент, главное высказаться. Так, он смеялся над остроконечной короной и длинной бородой Отца, жаловался, что им командует сестра, ну и так далее, и тому подобное.
Сначала юноша с черно-красным лицом был терпеливым, понимающим и всячески поддерживал беседу с каждым из них, поминутно смущаясь, что ему приходится противоречить самому себе и молчать больше, жалуясь на головную боль, доходившую до кончиков рожек. Еще немного и он свихнется.
Наконец, он написал им одинаковое сообщение: «Давайте сыграем в игру. Каждый столкнется с тем, от чего убегает! Попробуйте, интересно!».
Пронаблюдав одинаковое выражение изумления, он, внутренне ликуя победу, быстренько подключил их, себя и, наконец найденного в поиске, Отца в общую беседу. Теперь Семья и Фарклам видели друг друга. «Непременно поругаются – с ускользающей вмиг тенью сожаления подумал Дарт Мол. – Но… Пусть сами разбираются в своем дурдоме, с меня довольно… Под шумок уйду…».
Обменявшись приветствиями, участники чата стали выяснять отношения. А Мол потирал руки за монитором.
Никому не понравилось говорить глаза в глаза (хоть и через камеру) с тем, кого он минуту назад ругал или над кем смеялся. Чувство неловкости подчеркивалось угрызениями совести, от чего поднимался голос и отключался ум – говорящие опять перестали слушать друг друга и торопились высказать наболевшее. И всех смущало присутствие того, кто еще недавно был вроде исповедника и знал все их секреты, наблюдал эти тайны вновь, теперь открыто, на виду у всех.
Но никто не мог покинуть скайп, ни ситх, ни они, и это еще больше накаляло обстановку.

- Убирайся вообще из всех Галактик!!! - заорала в бешенстве Фарклам Молу, ударила световыми мечами, что, казалось, следы от них заделки ту сторону экрана и опять обратилась к старику. - Мало того, что ты сдурел на старости лет, так позволил взорвать Звезду... Значит, ты…ты еще и надумал снова поубивать своих родных!
- Тихо!!! - слабо сопротивляясь, прикрикнул Отец - Дети услышат!..
- Дети!!! - не унималась обладательница черно-белых кос и рогов, прихваченных металлическим ободком, чеканя визгливые фразы - Ваш отец позволил взорвать Звезду... Это даже не его планета!..
- Да видел я ее!.. - поморщился Сын, скучающе уставившись в монитор. - Полный отстой!..
Переругивающиеся еще гремели, кроя всю историю Галактики, и, не зная, как разнять их, Дочь выстрелила потоком Силы.
Сына задело, и плаксивым тоном он пожаловался:
- Папа! Папа! Она меня ударила!
- Замолчи! - охваченный конфликтом Отец отмахнулся в него тоже потоком Силы, присовокупив: - Или я добавлю!..
- А я Мортис взорву, как и хотел! - обиженный красноглазый ребенок надулся и хотел выйти из сети.
- Сейчас же извинить перед папой! - сурово бросила ему сестра и послала воинственной Фарклам смайлик с предупреждением.
- Уймись ты!.. Я не дам Отца в обиду! - обреченно умоляюще обратилась к ней девушка, поправил корону с ушками-шариками.
Еще несколько минут протекли в брани и яростной перестрелке смайликами, Силой. Обессилившие, Семья и та, которую когда-то звали просто Асока, отдышались, глядя в окошко камеры всегда такой молчаливой фигуры Дарт Мола.
Вдруг… Как по волшебству, у всех появилась возможность покинуть беседу.
- Наконец-то Вы все друг с другом передрались, пусть и виртуально. Зато больше не будете меня доставать. Всем пока.

Он вышел из сети. Повысила тишина, задумчиво мерцающая мониторами и звездами где-то далеко за ними…

Аватара пользователя
Gazero
Свободный художник
Сообщения: 3007
Регистрация: Март 2014
В сети/Не в сети: Не в сети

Re: писанинки :)

Сообщение Gazero » 24 окт 2016, 11:25

Джуно :th_gadgetcry:

Нерадостное утро возникло пики лучей. Только не утро, во сне я видел папу! - мысленно вопил Джуно. Внешне он просто закрывал морду лапой от утреннего света; как бы не пуская все ощущения из реальности в себя. А они были жутким, темными уже много дней и ночей, с тех пор, как его клетку опустили в подвал арены цирка.
Впрочем, и до этого было ничуть не лучше: зной или холод, неприятные пики надзирателей с криками: "Поднимайся, тупое животное! За тебя слишком много платили, чтобы позволить тебе умереть". Невкусные объедки, терзавшие больной и истощенный организм. Что я Вам сделал?! За что Вы заставляете меня огрызаться?! - безмолвно вопрошали его блестящие от отчаяния бусинки глаз. Внешне он яростно отбивался от огня, стальных пик, которым колотили в бок, лапы, хохоча и улюлюкая солдаты.
Рев Джуно терялся среди тысячи голосов таких, как он - забитых, испуганных, умирающих и грустящих по последним снам и воспоминаниям о жизни, где было тихое солнце...
Конечно, матери переживали за детей и тянулись из клеток к малышам, пищавшим в мешках; влюбленные рвали в клочья всех, кого к ним подсаживали в издевку и в долг за деньги спариваться; глядя на дорогие глаза и лапы, от непригодности выброшенные за борт. Он видел все это и боялся... не за себя, а за папу (его держали в клетке подальше; нещадно толкая белую от старости спину копьями, чтобы "эта скотина не прохлаждалась". Джуно умолял их оставить старика в покое; но видно что-то задумали эти двуногие бесконечно равнодушным существа...
Снова где-то над ним поднимался рев толпы, жадной до зрелищ, крови, боли и смерти; пора выходить на арену. Кто на этот раз? Юный медведь уже сталкивался с одним, тремя чудищами, с ног до головы убранными в железо и вооруженными сеткой, трезубцем и мечом. Ни слова не говоря, они нахально стали провоцировать его убить их. Однако, вместе с этим, в их движениях читалась уверенность, что это они его убьют. Джуно защищал себя от них и их от себя, как мог; пока не осознал: - толпе это не по вкусу. Под недовольные выкрики и свист жестом зрители показывали продолжать бой. Удар. Раз-другой, третий,.. бесконечное количество ударов, попыток задушить, порезов и ожогов (сцена была с острыми огромными ножами, клеткой по краям, какую не перепрыгнуть, и зажженными факелами). Бедный зверь почти обессилел и упал, одним только видом безуспешно пытаясь доказать - он смертоносен. Над его головой занести трезубец. Джуно зажмурился и, стараясь себя успокоить, быстренько пробежал моменты жизни...
Он, подстегиваемый укротителями, разрывает коней; совсем молодых и совсем старых, преодолевая инстинкты и здравый смысл, как заведенный, от предшествующей этому ночи проблемы огнем и голодовки; дрался с самкой белого медведя, и задушить ее, и вот за эти подзорные победы ему представлялась милость искупаться в аплодисментах; летящий на арену золотых монетах и быть грубо заталкиваемому в клетку до новых сражений (золото жадно подбирали тюремщики).
А в иной раз он получал по морде от искалеченного льва, бьющегося в агонии тигра и болеющего бешенством волка одновременно и скорее из гуманизма, чем из чувства оскорбленного достоинства, прекращает их муки, прокусывая зверем глотки; за эту-то трусость он получал похвалу и кусок протухшего мяса от осклабившихся своих подачей.
Джуно завязывали глаза и кололи самые чувствительные места, перед тем как потешить публику порой, ведь он ни за что бы не стал убивать детей и крошечных, только вылупившихся крох варана по доброй воле! Не дав ему опомниться и отдышаться после кровавых дуэлей, его связывали и бросали в грязную жесткую клетку, где ночью не давали спать крысы и насекомые, гонок стражи.
А впрочем, и ночами он занимался этим постыдным способом выживания. Джуно давно б предпочел быть выброшенным на мясо и шкуру, если б не папа. Он знал - Старый отец жил в таком же аду, и возможность изредка видеть друг друга, знать, что они все еще вместе, дарила им смысл жизни.
Он открыл глаза - никакого трезубца не было - знакомый подвал и тихие слова белого от старости отца - давай вместе вспомним травинки на нашем лугу, как по ним прыгал лучшие солнца... пока у нас есть эта возможность - мы еще живы! Медведь понимающе кивнул своему собеседнику и украдкой поделился едой. В эту ночь сыну и отцу разрешили спать вместе.
Может, нас отпустят? - обрадованно надеялся Джуно, точно совсем еще маленький, старательно соприкасаясь с папой лобиком и с нежной ощущая его огромную лапу на своей груди. И мы снова увидим наше деревце с красными ягодами... Может, Папа еще поживет в нашем мягоньком, совсем не холодном снегу?.. Мечты объяли его, и он торопился тихонько передать их отцу, чтобы разделить с ним волшебные сны...
Утром их грубо растолкали и, нацепив удушающие ошейники, потащили в разные стороны. Папа!!! - орал Джуно вдогонку даже не глядевшим на него солдатам. -Отпустите папу!!! Куда Вы тащите?! - огрызнулся он, видя краем глаза ненавистным пестрый ряд высоких рядов ступеней вокруг арены - сытые и скучающие зеваки снова ждали его убийства или смерти. Его окружили самодовольные бойцы с пиками и толкали в другую сторону откуда были видны – о нет! – испуганные глаза старого медведя. Я лучше разорву вас, предатели, чем хоть царапну отца! – в ярости шока старался сбить с ног своих мучителей. Жестокосердные уколы пик дразнили нутро безжалостного убийцы, каким все жаждали его видеть. «Ах ты, тварь неблагодарная!» - орал начальник тюремщиков, судорожно хватаясь за расцарапанную Джуно коленку. «Убить его!» - повис жуткой черной молнией в воздухе приказ.
Белый от старости медведь рвался защитить сына, не обращая внимания на подпаленную шкуру и понукания убить противника. Превозмогая движущиеся установки с острыми концами, они добежали друг к другу.
Что же нам делать, папа? – спрашивал одними глазами Джуно, поддерживая старика (со стороны было видно, что глупые звери наконец вступили в схватку). Нас все равно не освободят, да? – лапой он вытер слезу отца.
Убей меня, сынок, не рискуй собой, тебе еще надо пожить – тихо-самоотверженно прошептал его собеседник, отчаянно становясь в боевую стойку и легонько ударяя его, чтобы подтолкнуть к этому страшному, обреченному произойти, действию.
Нет, мы еще встретим тихое солнце! – воскликнул в сердцах Джуно и бросился на старика… Чтобы закрыть собой от града стрел, летящих обычно на неповинующихся участников сражений. Попутно он подталкивал его к выходу, поддерживая до конца обессилившие лапы…
В один миг потом… Они снова соприкоснулись, уже не чувствуя, как по ним равнодушно топтались уборщики и солдаты. Они, уж не зримые для этого мира, вместе снова шли в долину, где был совсем не холодный снег…

Аватара пользователя
LoneHackeer
Свободный художник
Сообщения: 960
Регистрация: Февраль 2015
В сети/Не в сети: Не в сети

Re: писанинки :)

Сообщение LoneHackeer » 24 окт 2016, 13:24

Очень трогательно! Эмоционально очень сильный рассказ.

Хотя не могу не отметить, что язык хромает со страшной силой. Смысл первого предложения я так и не понял, как ни старался. :th_gadgetwink: Возникло даже подозрение, что это гугл-перевод с английского. Ну нельзя же так коверкать великий и могучий :th_gadgetcry:

Аватара пользователя
Monty
Admirador de queso
Сообщения: 7695
Регистрация: Март 2014
В сети/Не в сети: Не в сети
Контактная информация:

Re: писанинки :)

Сообщение Monty » 24 окт 2016, 14:32

LoneHackeer писал(а):Очень трогательно! Эмоционально очень сильный рассказ.

Да, эмоционально это, конечно, тяжёлая вещь... И, заметь, не единого диалога нет, всё передано описательно и именно с точки зрения эмоций самого ГГ. Это сильно.

Правда, не совсем понятно, кто такой Джуно: лев, морской котик или другое животное? Люди, как я понимаю - это римляне, а цирк - Колизей, тогда логично предположить, что Джуно - это лев. Наверное...

LoneHackeer писал(а):Хотя не могу не отметить, что язык хромает со страшной силой. Смысл первого предложения я так и не понял, как ни старался. :th_gadgetwink:

Это поэтический язык нашей Гази :th_gadgetlaugha: Хот согласен, первое предложение понять действительно трудно. Возможно, имелось в виду "Нерадостным утром возникли пики солнечных лучей"?

И да, речь и мысли персонажа надо отделять от авторской(то есть, после первого продолжения, надо было начинать с новой строки) или я не прав? Ну и опечатки, что совсем не свойственно нашей милой Лизутке :th_gadgetwink:
Si taayabuni waane Adanu, mambo yalio dumani(Не удивляйтесь, дети Людей, вещам, что происходят в этом мире) Поговорка суахили.

ИзображениеИзображение

Аватара пользователя
LoneHackeer
Свободный художник
Сообщения: 960
Регистрация: Февраль 2015
В сети/Не в сети: Не в сети

Re: писанинки :)

Сообщение LoneHackeer » 24 окт 2016, 15:05

Monty писал(а): Правда, не совсем понятно, кто такой Джуно: лев, морской котик или другое животное?

Медведь.

Аватара пользователя
Vlad pavlovich
Чумарозец
Сообщения: 8398
Регистрация: Март 2014
В сети/Не в сети: Не в сети

Re: писанинки :)

Сообщение Vlad pavlovich » 24 окт 2016, 18:27

Вещь действительно очень сильная; в иных местах прямо мороз по коже. Но - опечатки... :d-sad: Складывается впечатление, будто текст набирали на смартфоне.
Изображение
Награды
Изображение
Изображение
Изображение
Изображение
Изображение
Изображение
Изображение

Аватара пользователя
Gazero
Свободный художник
Сообщения: 3007
Регистрация: Март 2014
В сети/Не в сети: Не в сети

Re: писанинки :)

Сообщение Gazero » 27 окт 2016, 12:45

так и было, смартфон)
Сорри, спасибо за понимание.
Буду стараться избегать всякого
:oops:

Аватара пользователя
Gazero
Свободный художник
Сообщения: 3007
Регистрация: Март 2014
В сети/Не в сети: Не в сети

Re: писанинки :)

Сообщение Gazero » 10 ноя 2016, 14:15

Многоточие после луны

30 октября
23.00
Что-то мне не спится. Отмечаю за окном одетых в разные костюмы мертвецов и призраков детей, ведь скоро Хэллоуин. Хотя в нашем городе полно настоящей потусторонней силы, о которой заботятся Охотники за привидениями.
Думаю о Питере, он сегодня звонил и обещал скоро зайти, привести в подарок свежепойманного призрака в колбочке. Я, по его словам, просто идеал. Не знаю, мне кажется, с ним - среднестатистическая брюнетка с голубыми глазами. Но я отвлеклась, сейчас надо думать о другом. О каких-то странных шорохах над головой (слышу их уже полчаса, что это?)
23.20
К шороху прибавляются тени, прищуриваюсь (надо меньше сидеть в интернете и читать, а то совсем глаза испорчу): круглая, быстрая формочка с шевелящейся змейкой посередине. Ее обладатель вопит скрипуче-смешным голоском, тарахтя предупреждения поберечься.
А вот и причина шума – это жирненькое, светящееся зеленое привидение с кривоватыми зубками и бегающими глазками. Лизун! «Эднааа!!!» - проронил сияющий упитанный чудик, неуклюже пикируя в тумбочку, на которой стоял будильник. Хлоп! Поломанный прибор падает, потом тотчас начинает орать звоном, как голодный грудничок.
«На помощь!!! Домовой!!!» - заверещал Лизун и юркнул под мою кровать.
Из-за угла высилась другая тень, чье появление предвещало громогласное: «Стой, предатель!!!».
23.21
Я плохо помню этот момент, когда чьи-то когтистые руки ухватились за ступеньку потаенного подвала, появившегося невесть откуда. И потом – огромные черные щупальца неведомого чудища. Все это длилось лишь мгновение. Дальше – темнота и вновь вспышка света. Мокрые, назойливые движения на щеке, липкие к тому же.
«Питер меня убьет!» - коснулся уха знакомый скрипяще-потешный голос, в случае его обладателя – каламбур. Лизун, подобно беспокойной собачке, летал близко от моего лица и лизал его, приговаривая: «Эдна, очнись! Бежим!». Фу! Он хоть и добрый, но слизкий! Потому с радостью спешу выполнить его просьбу, вставая и приготовившись к побегу…
«Никуда ты не побежишь!» - как гром, грянуло позади нас.
23.23
Значит, мне не показалось. Это то же эхо, которого так боялся летающий зеленый толстячок, спрятавшийся за мою спину. Не смею шелохнуться и гляжу на его обладателя. Это был высокий парень в темном сюртуке и пышном жабо, то, что казалось щупальцами монстра, было его длинными иссиня-черными волосами, оттеняющими блеск высоким начесом, когти действительно были, острые и черные, подчеркивающие невыразимую бледность кожи незнакомца... Незнакомца ли? Мое подсознание упорно нашептывало, что когда-то я уже видела эти остренькие огромные, как у летучей мыши, ушки и чуть вздернутый нос, черную дугу бровей и пушистые ресницы над чуть желтоватыми глазами, эти припухлые алые губы. Да его можно было б назвать красавцем, на мой вкус, если б не… почти горизонтально торчащие клыкообразные зубы, нестройно рассеянные во рту, и причудливой формы ноги, делающими его похожими на фавна… О, что я говорю!
Мне… страшно…
23.24.
Непроизвольно отодвигаюсь как можно дальше от наклоняющегося ко мне странного существа. «Вот уж не мечтал встретить снова тебя, такой!» - внезапно обращается он ко мне. Я сейчас потеряю голову от его голоса (сколько нежности, никто так не говорил со мной, даже Питер. Чего это он?) Как же жутко видеть эту улыбку (что портили клыки) в миллиметре от лица. Я что, влюбляюсь в этого проходимца?! Эдна, срочно включай мозг да присмотрись повнимательнее: уже полчаса он провоцирует инфаркт твой и бедняги-Лизуна, доводит до обморока, врываясь в квартиру, да еще перед самым Хэллоуином, а ты любуешься его бровями?!
«Ты боишься!.. – сладко протянуло существо, осторожно гладя когтистой рукой. – Как же долго я этого ждал!..».
Ой, мама! Угадал, я действительно не чувствую ног от страха. Только какого? Не важно, не время философствовать (краем глаза вижу в зеркало, как он вот-вот меня съест (взгляд у него был, по крайней мере, такой).
«Домовой, домовой!» - скулил Лизун, теперь действительно подумывая предать незваного гостя, если до этого они дружили, бочком пробираясь к телефону.
23.25.
Затянувшаяся минута длиною в бесконечность. Тот, к кому обращалось зеленое непоседливое округлое создание, все смотрел на меня, и в глубине глаз и улыбки читалось удивление и восторг. Он ждал моего страха? Ведь он мне только, если помню, снился как-то в детстве. Край черного когтя осторожно прошелся по моему плечу. Нет, вот это точно реальность!.. Что он сейчас сделает?
Животрепещущий вопрос внутри заглушается надрывами подпрыгивающей трубки телефона, от чего Лизун оживленно запищал: «Питер! Питер!». Я совсем о нем забыла, он придет с минуты на минуту, я даже не успела переодеться в свой костюм. Видно моему настырному посетителю было все равно, как в данный момент выглядят мои волосы и наряд, как завороженный он глядел на меня, чуть ли не задыхаясь от шепота: «Есть только ты, твой страх и я! Не думай ни о чем другом!».
23.27.
После безуспешных попыток ответить на звонок, несчастная зеленая упитанная кроха была ноукатирована Домовым в дальний угол и привязана к лампам на стене (краем глаза вижу, как привидение усердно дергается внутри пут и мычит, мотая головой, тщетно пробуя освободить рот от громадного бургера). С элегантным смешком (и почему все, что ни делает этот пришелец, я нахожу красивым?!), его противник, поправляя начес, неспешно прошелся вдоль стен, выключая свет.
Не успев сообразить, что происходит, я, сердясь на себя за собственную глупость, рывком побежала в сторону двери. Домовой только этого и ждал: едва я поравнялась с ним, как он схватил меня и отвел от окна, напротив которого все ранее происходило.
- Скажи мне, какой я мерзкий! Скажи это, не стесняясь! – с упоением прямо умолял он, присев, если можно так выразиться с его ногами, на, опрокинутую в пылу битвы с Лизуном, тумбочку, цепко не выпуская из когтей мои дрожащие руки.
«Эдна! Эдна, возьми трубку!» - долетали нотки голоса Питера. Ему вторило недовольное «бу-бу-бу» Игона (я прямо вижу его недовольное лицо и кривую «улыбку», с которой тот поправляет очки). «Мы у твоего дома, открой!» - присовокупил ворчун.
23.28
О нет! Охотники за привидениями у моего порога! Я должна открыть дверь, но как, когда прямо надо мной – огромные уши, черные волосы и взгляд, от которого хочется сквозь землю провалиться? Чувствуя себя героиней дешевого фильма ужасов, нахожу в себе силы пролепетать:
- Отпусти меня, пожалуйста!
Эта простая фраза произвела необыкновенное впечатление на Домового – он принялся легонько царапать мне руки, медленно и дрожа.
- Ты боишься меня, боишься! Я все отдам тебе за твой страх! – бормотал он, приближая губы к плечу.
Сейчас поцелует! Ой! Ничего себе, Хэллоуин намечается!.. При грохоте от, ломившихся в запертую дверь, Охотников за привидениями для меня стояла полнейшая тишина: сейчас это странное создание ночи меня поцелует. Я ужасно боюсь. Не его самого, его поцелуя. Не могу больше смотреть, скорее зажмурюсь… Вот-вот…
23.29
А…ой! – Что это было? Открываю глаза. Со всей дури грохнула на пол дверь и с причудливым оружием наперевес вбежали Питер, Игон. Домовой вдруг пропал, как будто и духу его не было в эту странную, по-своему жуткую ночь. С ругательствами за мою рассеянность, бестактность и что угодно, соратник Питера, носивший очки, с удрученными охами, встрепенулся, хлопнув в ладоши, кидаясь вызволять своего зеленого потустороннего питомца (а я и не знала, что Игон может быть сентиментальным).
Поднимаюсь и чувствую на себя актрисой, что, без подготовки, придется играть (вот, точно как в театре, одна за другой снова зажигаются лампы). Мой парень, раздраженно отложив перевязанную большую коробку, поднимает разбросанные вещи и, вздохнув, оборачивается ко мне. Непроизвольно сглатываю, сжимаясь в комок, как если б сотня Домовых окружила сейчас.
- Может быть, объяснишь, что все это значит? – начал он свою тираду, на лбу залегла складка недовольства, губы раздраженно дрожали.
- Я… я увлеклась кино и была в наушниках. – неумело соврала, а что делать? Так, вообще, надо быстренько увести их от этого разговора.
- Я все еще не оделась в мой костюм. А вы, ребята, смотрю, к Хэллоуину готовы. – шутка вышла вялой, это отметил Лизун, с недовольной рожицей скрестив упитанные ручки. Что ж ты молчишь, дрянь мелкая?! Как рассказывать байки про бывших товарищей-привидений, так тебя сутками не заткнешь, а когда надо рассказать про напавшего на нас Домового, ты и ползвука не выронишь?!
Ладно, я несправедлива к нему, малыш и так защищал меня, как мог и… Да, да, это вечное-неизбежное приходит на ум: «Сама виновата!». Мужественно готова слушать упреки, доставая из позабытого пакета чипсы и томатный сок с пиццей.
23.31
С минуту Питер и Игон молчали, очевидно, призывая внутри себя на помощь все снисхождение и солидарность для, в очередной раз втянувшей их в передрягу, дурочки. («Это ж моя любимая, ну надо простить! – наверняка, думал первый. «Это ж девушка моего друга, ну надо ее терпеть!» - поддержал второй). Но после недолгого затишья, все мы поняли, что выяснения отношений не избежать.
- Что-то для наушников было громко!.. Что это за мужчина с тобой был? – без обиняков рявкнул Питер.
Он ревнует! Раньше я думала, что ничто, слаще ревности для девушки быть не может, что она легким облачком овевает твой шарм, после чего его дурман становится непобедимым для возлюбленного. Какая ж дура была! В данный момент всю романтику этого чувства как когтями срезало (хм… почему именно эта аллегория? Это связано с Домовым?).
Мой парень мчался ко мне сквозь пробки, нес подарок, друг его принес любимые конфеты мне… А я… Как будто изменила ему, именно такое ощущение не покидало меня под рикошетом этих трех взглядов.
23.32
- Это грабитель! – делаю очередную попытку замять скандал, сказать правду было убийственно для Питера (помню его рассказы, что в детстве Домовой часто пугал его, а у любимого друга Игона отобрал плюшевого мишку). И вот сейчас сказать ему, что это же самое чудовище (в эту секунду пропало все обаяние моего исчезнувшего гостя, и стало странным, что я была едва ль не без ума от него) трогало меня и целовало… Или не успело… Что-то произошло, что же?..
- Ничего не украдено! – педантичный друг моего жениха, конечно же, тотчас все осмотрел и потрогал.
- И если это грабитель… Где полиция? – едко спросил Питер (как же раздражает эта сталь их святой мужской логики!). – Скажи, что происходит? Ты мне изменяешь?..
Завидую Лизуну, беспечно забывающему пережитое торопливым зажевыванием пиццей – его уже не убьют и его лучший психолог – еда. А вот в отношениях с тем, кто только что произнес эти слова, мне никакой психоаналитик не поможет. Пусть лучше убьет, чем начнется вот это: «Просто скажи, кто он, я, возможно, прощу» (такое было часто, случись мне встретиться с бывшим одноклассником или просто подсказать прохожему).
23.33
- А это что у тебя на ключице? – микроскопы на носу Игона безжалостно буравили меня.
Сама не знаю. Хватаю зеркало и… Замираю, готовая снова грянуться в обморок – на указанном месте виднелось крошечное алое сердечко-след от клыков. Так вот что сделал Домовой, перед тем как пропасть! Но мне не было больно. Это было ощущение как во сне – теплое, мягкое, едва касающееся, как лучик… Какой странный… незабываемый вышел поцелуй…
- Дай-ка сниму отпечаток. – бесстрастным тоном полицейского протягивает он приспособления для данной процедуры.
«О-оу!» - дал о себе знать мобильный телефон. Кто это еще на мою голову?! Неужели это тот, о ком я подумала?..
23.24
Чтобы Питер не увидел, украдкой хватаю мобилку и читаю: «Бойся меня!». Аноним.
23.37
Вроде бы все забыто: Привидение-обжорка все набрасывалось на все съестное, Игон мудрил с аппаратом, вычисляя, кто оставил злополучный отпечаток, Питер рассказывал о том, как они поймали мой подарок – очаровательное, отливающее жемчугом, крошечное привидение в форме бусинки. Он изо всех сил стремился казаться веселым и осыпал комплиментами мой наряд – как говорят, лучшие друзья девушек – бриллианты; и вправду, надев безделушки, представленные сапфировым колье и короной, напоминающей люстру с подвесками, к темному, с черными перышками, открытому в плечах, платью, мне полегчало.
Я снова подумала – что я – вполне ничего, праздную с любимым человеком обожаемый праздник и ничего такого не было. И даже не заметила, как сверкнули желтые глаза за окном, и скрылись.
23.41
Прошедшие события спешили утонуть в памяти, как ночной кошмар: наша компания сидела перед телевизором перед новым комедийным ужастиком, обсуждая свежие сплетни и хрустя чипсами. Мне было хорошо и привольно, как никогда, Питер обнимал, Лизун кувыркался перед экраном, пытаясь подражать понравившемуся призраку, модная песенка из радио укрепляла в наших душах момент радости и уюта. Периодически приходили детишки за конфетами, автографами и фото от любимых Охотников. Ребята досматривали фильм, а я суетилась над безнадежно подгорелым пирогом, выхватив его из лап инквизиции духовки, гарь стояла невообразимая.
Открыть окно, что ли? Только испорченного аппетита придирающегося Игона не хватало, тогда он мне устроит ночь нотаций. С этой мыслью распахиваю окно пошире и… Рефлекторно пригибаюсь, уклоняясь от полетевшего ко мне предмета. Ой… Мне что-то нехорошо… Спешу захлопнуть наглухо окно (пусть Мистер-Недоволька пилит, сколько хочет!). Отползаю на приличное расстояние, совсем не заботясь о новом платье, с боем выхваченного из-под носа подруги. Кто ж меня преследует, а?
Нащупываю брошенный предмет. Это была крошечная белая роза с темно-синим камнем внутри. Где-то я его видела… Неужели у…
23.42
- Это - Домовой! – вынес заключение Игон, так громко, что мне слышно с кухни. И опять сотни воспоминаний, одно… волшебней другого, поднялись в моей голове. Точно! Темно-синий алмаз я видела в броши его жабо! Только не обращала внимания, ведь глаза… его глаза гипнотизировали… Кажется, я и сейчас чувствую его рядом… Я пропала!..
- Он решил мне отомстить и таким подлым образом?! – вспылил Питер, когда я входила, трагично-слабо неся в руках сгоревший пирог, как белый флаг. Он не заметил моего возвращения – Стоило нам его хлопнуть разрядом после попытки сбежать из замурованного своего царства… Он хочет войны? Он ее получит!
- Мальчики, хотите пирог? – тихо пытаюсь снизить градус враждебности. (В конце концов, не такой уж и плохой тип этот Домовой, галантный… ОЙ!.. Ой, ой! Я опять его защищаю! Да что ж со мной такое?..).
- Не сейчас! – яростно отмахнулся мой собеседник, хватаясь за оружие Охотника и включая радар по поиску потусторонних сил. Теперь он – Гроза привидений, а не мой парень, и пока не поймает противника, обратного превращения не будет.
- Он не должен был далеко уйти, вперед! – Игон поспешил за ним, даже не поблагодарив за ужин (и, собственно, почему я ждала, что друг любимого хоть раз в жизни будет на моей стороне?). Одна из целых дверей захлопнулась, мужчины поспешили на поиски приключений и нечисти.
23.45
Вот и весь праздник! В одиночестве пробегаю глазами титры ужастика, улыбаясь, наблюдаю, как зеленый всеядный любимец Игона заглатывает несчастный пирог. Я так и не призналась Питеру, чувствую себя отвратительно. Почувствовав мой упадок духа, Лизун оторвался от обожаемого процесса трапезы и подлетел, понимающе виляя языком, немного щекоча руки.
- Спасибо, малыш! Хоть ты остался у меня! – глажу его гладкую макушку и, как маленькая, всхлипываю.
Ой, как поздно уже. За горизонтом скрылось эхо сирены машины Охотников за привидениями. Пора спать уже. Ох, и в то же время спать не хочется. Скверное состояние. Чтобы заглушить его, включаю ноутбук. Поболтаю с друзьями в сети, получу ничего не значащие теперь открытки. Посмотрю на любимые смайлики.
23.46.
Я в сети.
Ставлю «лайк» на фотографию привидюси-бусинки, заботливо присланную мне Питером в пути (виден был фургон и улыбающиеся его друзья - Охотники на задних сидениях. Подпись: «Эдна, Веселого Хэллоуина! Я посвящаю эту победу тебе. Не скучай, скоро буду. Целую!»). Долго смотрю на это фото. Он такой милый, столько делает для меня. Скучаю по нему. Очень. Очень.
Хлоп – новое сообщение. Может, это Питер? Спешу открыть. Читаю:
«А я скучаю по тебе и по твоему страху ко мне!»
Ой, бррр. Домовой. Кто ж еще мог быть так озабочен тем, испытываю я к нему боязнь или не испытываю? Как он меня нашел?
Вопрос остается риторическим, некогда было отвечать на него, ведь мой преследователь со скоростью маньяка стал оценивать мои фотографии и атаковать вопросами:
«Как ты боишься меня? Расскажи.»
«А как страшно в моем царстве… Хочешь, отведу?»
«Что мне сделать, чтобы ты боялась меня еще больше?»
Что делать? Ответить? Молчать?..
23.59
В постели. Ну его, этот интернет, чтобы Домовой писал еще больше!… Помучившись совестью перед… ним, выключила компьютер. Правда, долго не хотела ложиться в кровать, потому сварила кофе и полистала романчик, известного в жанре ужасы, писателя (Ой, как пишет, как пишет.. – уснешь, пока дойдешь до места, где нужно пугаться!). Зеленый упитанный друг Охотников примостился на пушистом коврике у кровати, чтобы в случае чего проснуться и защитить. Спокойной нам ночи!
31 октября
00.00
Сквозь сон слышу шорох. Урывками снится дуэль между Домовым и Питером, в которой высокий бледный юноша побеждает и, окрыленный победой, бросается меня обнять. «Бойся меня!» - колоколом гремит над нами, и мы целуемся… Почему даже во сне, где я вольна управлять реальностью, я не остановила его? Я не люблю больше Питера? Нет! Или да? Я влюбляюсь в Домового?.. Хочу ответить себе «да». И «нет». Как все сложно, даже когда сплю. Я запуталась…
Шорох наяву или мне это тоже лишь снится? «Уаааау!!!» - испуганный скрипучий вопль Лизуна и треск стекла (в какой-то реальности он вылетел прыжком в окно). Чудится знакомая высокая тень, кажущаяся лохматой из-за высокого начеса и пушистых длинных волос. Когти. Затягивающий взгляд чуть желтых глаз… Надо проснуться, иначе эта странность никогда не кончится.
00.01
С трудом открываю глаза, если не сказать «выпучиваю» - надо мной склонившееся лицо Домового!
- Ты молчала… Боялась мне ответить… - затянул он свою любимую песню, воркуя голосом и когтями незаметно стягивая с меня одеяло. – Как же ты пленительна!..
00.02.
Сейчас тот поцелуй повторится… И почему я с замиранием в груди жду этого момента, клялась же себе, засыпая: «Как только снова увидишь это, бледное с черным, недоразумение, пристававшее к тебе, дай по морде, чтобы знал, как к занятым приличным девушкам лезь!». И вот, пожалуйста! – жду, когда он поцелует! Куда ты, Эдна, катишься?! Как это остановить?
Пока размышляю, Домовой ласково водит когтем мне по шее. Аж мурашки… «Еще!» - предательски что-то пискнуло внутри меня и, не понимая, что творю, обнимаю его.
- Я буду бояться тебя еще сильнее, только не уходи! – шепчу, закрывая глаза и давая проникнуть в себя давно позабытое чувство тающей в руках мужчины барышни. Зачем я это делаю, или сейчас соки с алкоголем смешивают и я пьяная? Как же все те ужасные минуты, после ссоры с Питером? Хочу забыть их, …его! О, нет! Я произнесла в душе эти слова – за этот миг я хочу забыть его!..
00.03
Дальше все было, как в кино: наши глаза встретились и Домовой понял, что больше не может удержаться. Легонько его губы коснулись моих. Мой сон сбывается, восторг. Нет, не так: восторг смешанный со страхом, что он… не уйдет и дальше поглотит мое сердце своим. Да нет, он не уйдет!..
Его руки обняли меня и мгновение спустя, я почувствовала, как маленькая капелька опускается по моему плечу. Поднимаю глаза – Домовой плакал. Вот это новость! Какой странный юноша! Совсем не то, что, понятный, как табурет, Питер (у того все давно понятно и привычно, когда радуется, когда психует, когда голоден, когда устал). Может, ключевой момент именно в этом: меня так поражает и… - да, да! – привлекает его ночной враг детства, потому, что он новый в моей жизни? Совсем никуда не годится, надо отбросить все мысли о нем!..
Но что это? – мне хочется его пожалеть! Домовой поспешно спрятал лицо и заговорил, тихо обводя краем когтя оставленное им сердечко:
- Теперь я чувствую, что ты становишься той маленькой девочкой, что единственная не боялась меня. Мне тогда было очень больно и голодно подходить к твоему окну, но я возвращался, как делаю это сейчас. На секунду показалось, что ты испугалась, но это было ошибкой. Ты испытываешь ко мне что-то другое, что… пугает меня. А где ты видела, чтобы Повелитель Страха в сказке боялся?
Очаровательный смешок. И передо мною точно сидел причудливый ребенок с огромными ушами, черными волосами и чуть вздернутым носом. Только глаза были не детские. Похоже, он, как и я, испытывал разочарование в самом себе. И еще что-то. Что же?
00.04
С уст Домового хотелось вот-вот сорваться еще слово, как… Бам! От неожиданности он обернулся и оскалился, выставив когти (в эту минуту его действительно можно было испугаться). Бам, бам! – потоки электрических частиц стреляли по нему в направлении из разбитого стекла.
Мой чудной собеседник приготовился к атаке, закрыв меня собой. Жжж-Бам! – мощная струя направилась ему прямо в сердце. Домовой завопил (вот тогда мне страшно стало по-настоящему. За… него).
- А ну-ка!.. - Руки вверх! – проскрипели знакомые ворчливые ноты, из дыры в окне высунулась фигура стрелявшего - Игон воинственно поправил очки и приставил к груди застигнутого врасплох создания оружие.
Следом за ним вылез Питер. Лизун влетел в комнату последний, отряхиваясь от осколков стекла (видно так и не успел очиститься, спеша за Охотниками). В Домового направился еще один поток лучей, мощнее прежнего. Но он стоял, будто защищал самое дорогое, что у него есть. Даже не нахожу внутри себя слов при осознании, что, выходит, это была я!
Подобные мысли подстегнули спрыгнуть с кровати и закричать:
- Хватит, не убивайте его!
00.05
Это была минута потрясения для всех находившихся. Зеленый спутник Охотников прижал пухлые ручки к ротику. У друга Питера от изумления полезли на лоб очки. Последний выронил оружие, долго не находя сил что-то сказать.
Наконец, он выдохнул:
- Что?! Что ты сказала?!
- Не убивайте Домового! – осознав, во что влипла, упустила остатки храбрости и энтузиазма, что моментально отразилось на мямлившем теперь голосе. Но слово… как Лизун – выпустишь (к холодильнику) – долго потом не поймаешь.
Тот, о ком шла речь, не верил своим ушам. Он побледнел еще пуще прежнего и задрожал.
Мой парень взорвался, как мина для привидений:
- Значит, ты его защищаешь?! Он что, охмурил тебя? Я так и знал!!! Я… Я устал от твоей лжи!!!
Вот уж кстати катить на меня бочку! Как ни крути, последняя фраза больно ударила по моему самолюбию, и оно, по ядовитой капле злопамятности, начало вкрапливать в мозг картинки, как Питер флиртовал с поклонницами, как сутками не звонил, не писал, пропадал непонятно где… И этот «святоша» обвиняет меня во лжи! Сейчас я ему, твое мать, скажу пару «нежных»!!!
- Знаешь, ты б заткнулся! Я тоже много от чего устала, но жалею тебя, молчу! Память у тебя просто слабая, ангел ты наш! – парирую, как нельзя точнее.
- Молчи!!! – заорал тот, швыряя оружие в зеркало, готовясь высказать все мысли, а точнее, брань.
- Нашли время! – разнимая нас руками в разные стороны, вспылил Игон (его оружие Охотника было передано Лизуну, довольно потешно пытавшегося удержать его на лету). – Надо думать, что делать с тобой, виновник Хэллоуина! – он ткнул бровями в сторону Домового.
- Явно что – женить голубков! – подколол его друг, срывая с себя подаренную мной цепочку и швыряя ее «сопернику»: - Теперь она дарит это тебе! На, носи с честью!
- Питер, ты сейчас на нервах! Давай поговорим позже… - взялся унимать моего отелло его, носившая очки, няня (иногда, глядя на них, со смехом удивляюсь, как это он не повел ненаглядного Питера под венец). Он взял его под руки, почти как полицейский преступника, и насильно мягко повел из моей комнаты, крикнув зеленой крохе не выпускать Домового до их возвращения.
00.06
Мы снова остались вдвоем. Юноша поднял цепочку и, прислушиваясь к громогласному потоку, доносившемуся из кухни, вздохнул:
- Не рискуй своей любовью из-за меня!
Любовь… А, быть может, я ее до сих пор не осознала, она олицетворялась не тем, кого я привыкла считать своим женихом? Нет, это какие-то неправильные мысли… Я хотела сказать: «Кажется, я рискну, если позволю им тебя убить!», но задумалась. Да, он за мной ухаживает и мне это нравится, но… Это только слабость. Данное словосочетание проговариваю несколько раз, как мантру.
Ничего не помогает… Что ж случилось в эту ночь со всеми нами? Лихорадочно вспоминаю время проведенное с Питером – поездки, походы в кино и домашняя болтовня на пиццей. Были у нас и объятия и поцелуи, только не такие, как у меня сейчас… не с ним… Вспоминаю и пока это делаю уверена – люблю его до безумия. Как только позволяю в мыслях присутствовать тому, кто сейчас сидит передо мной – наступает затишье в противоречивых попытках уверить себя в этом. Но ведь есть же выход – побежать на кухню, где Игон, тоном воспитателя перед орущим ребенком, терпеливо разъяснял: «ну оступилась, ну прости».
Мысленно договариваю за его оппонента: «Какое «прости»?! На моих глазах она с другим, не раз, да еще с тем, кто вредил мне и тебе! И она готова ему на коленки прыгнуть! – по голосу понятно!!!..». Моими извинениями ситуации не поможешь. Нужны действия. Но какие?
00.08
- Застрели меня! – подсказал Домовой, зарычав в сторону Лизуна, от чего трусишка-привидение мигом отлетело в «мужественную» позицию за тумбочку. – Только так ты вернешь своего мужчину. Я помню его, по молодости, бывало, часто издевался над ним и его другом. И моя смерть их обрадует.
- Ты что? – прошептала я, похолодев от ужаса. Возвращать Питера… сейчас уже задаю себе вопрос: а стоит ли, если он и дальше будет упрекать в каждом взгляде, брошенном не ему. Возможно, если б не Домовой, я бы и дальше закрывала на это глаза. Все мои мысли возвращаются к нему… Мне было так хорошо с ним, жутко, но хорошо… И так я отблагодарю его – убив?!
- Я слишком боюсь тебя, чтобы убить! – попыталась я отшутиться, осторожно подходя ближе гладя его черные волосы.
- Да ну! – стеснительно приопустил он ресницы, чуть улыбнувшись и, как осиротевший щенок, изящно прикладывая голову к моему сердцу…
00.12
Несколько минут в его объятиях и в, абсолютной для меня, тишине. «Я не знаю почему, не знаю, как…». Теперь этот известный мотив неожиданно новых чувств коснулся и меня: с каждой минутой я все больше и больше отпускала от себя страх потерять Питера. Не скажу, что он мне не было грустно и, поглаживая Домового, из меня будто даже порою мысленно вырывалось: «Зачем ты вернулся? У нас могло бы все наладиться!». Но он тут не причем.
Умиротворяясь тихой грустью, высвобождаю его голову из своих рук и иду на кухню: что там, Игон успокоил своего друга? Кухня пустовала. Странно. Хотя, учитывая эту ночь, не думаю, что теперь знаю такое слово. Оглядываюсь по сторонам. На столе записка:
«Игон уговаривал меня быть к тебе снисходительным, но… Жить, как прежде, с тем, что увидел, не смогу. Прощай!».
Как это в его стиле. С ухмылкой комкаю бумажку и выкидываю. Раньше я бы прорыдала б подушки и жилетки подруг, хваталась б за интернет, телефон, чтобы умолять простить и, если он передумает, вернуться. А сейчас, как ни совестно на это ощущать, во мне не напрашивалось ни слезинки. Был только покой. Подлетел Лизун с ватагой салфеток наготове, думая, что я убиваюсь по Питеру.
Нет! Я теперь… свободна! И с подобным настроем достаю из холодильника разогреть то, до чего не успели добраться загребущие ручки маленького кушалки (Домовой – мой гость, а я до сих пор не предложила ему перекусить, хороша хозяюшка!).
- Будешь что-нибудь? – спрашиваю так, точно все было по-старому, и я встретилась со старым знакомым.
- Нет, спасибо. – отодвинул угощение юноша и задумался. Жестом он подманил к себе зеленого непоседу Охотников и тот пулей подставил ему крошечные дырки ушей. Домовой что-то нашептал ему, и кроха улетела из окна.
Что они мне приготовили?
00.14
Ответ не заставил себя ждать. Спустя несколько мгновений Лизун вернулся, гордо неся в руках плюшевого мишку. «Это игрушка Игона! - с трепетом подумалось мне. – Что, что он задумал?!».
- Отнеси его Охотникам и скажи, что я приношу извинения и готов выполнить все требования. Пусть вернутся! – чинно продиктовал послание его мягкий голос.
Светящийся посол помчался выполнять требование. Я же сидела, глупо глядя в одну точку и наблюдая, как утекают секунды, воруя приближающимися шагами обстоятельств того, кто не ушел, придал сил справиться с уходом Питера (неужели скажу это – я не хочу, чтобы Домовой уходил!). Вспоминаю, как маленькой приближалась его тень к мой кровати, а я осторожно протягивала ручки и спрашивала про его царство.
Мне тогда он казался милой диковинной живой куколкой из мира страшилок, совсем незлой (как ни старался). Какие у него были смешные от изумления глаза, когда в первый раз осознал, что я не боюсь его. Ой! Чувствую на своей щеке румянец. В голове созрело желание, удивившее своей смелостью. Но понимаю, что противиться ему не смогу.
00.15
Румянец спустя миг стал еще гуще (я сделала это!). И Домовой, как в детстве, опять стал смешным и милым (он не ожидал поцелуя в щечку).
- Ты чего? – о, этот очаровательный непосредственностью вопрос.
- Спасибо тебе! Просто спасибо! – вздохнула я, вкладывая всю гамму воспоминаний в эту фразу. Удаляюсь к себе в комнату, чтобы найти одну вещь. Одну очень важную для меня теперь мелочь.
Прочистив миллионы чертежей, тетрадок, оставшихся с курсов и школы, мои пальцы наконец благоговейно осторожно касаются пожелтевшего от давности крошечного листика.
Мой рисунок. На нем друг детства, которого все взрослые считали воображаемым – высокое бледное создание с черными длинными волосами, острыми когтями и ногами, похожими на конечности фавна. Он!..
00.16
Мне так хочется оставить о нем память (интуиция минорным эхом всплакивает, что сейчас вернутся Питер и Игон и прогонят его в царство, и теперь навсегда). Навсегда! Какое горькое в данном случае слово. И крошечный лепесток радости, умиротворения, страха любопытства, быть может, околдованности… Все это волшебство оторвется ветром жизни куда-то в другой мир, с которым больше мне не встретиться.
Я представляю себя в будущем: каждый Хэллоуин открываю бутылку и, обнимая игрушку, под какой сентиментальный трек, обливаюсь слезами, глядя на рисунок с ним (моей сказкой наяву). Нет! Пусть лучше его портрет останется с ним (там нарисована еще и я, держащая крошкой его за руку). Самозабвенно закрываю глаза и…
Ставлю крошечное сердечко с надписью: «Я буду помнить тебя». Затем, точно в мелодраме, чтобы не тонуть еще больше в море эмоций, срываюсь с места и несу рисунок Домовому, так быстро, словно спешу догнать и остановить неумолимые стрелки часов хоть на мгновение…
00.17
- Я тоже буду скучать по боязни тебя. – со слабой улыбкой шепчу ему, дрожащими руками вкладывая в его ладони листок. Потом обнимаю, так крепко, чтобы запомнить его тепло и крошечное сияние луны, исходящее от него, навек.
- Эдна!.. – тихо прошептал он, стараясь разомкнуть объятия, чтобы посмотреть в мои глаза. Еще раз видеть его взгляд, в последний раз, и потом тоскливо стараться вызвать его в памяти и встретить во сне… О да… такого у меня не было ни с кем (не знаю, радоваться этому или огорчаться, честное слово)…
Банальный этикет сурово одергивает мышцы и голосовые связки хоть что-то проронить в ответ, в такой серьезный момент... не могу! Не хочу ничего в эту секунду, только молчать и чувствовать, как рядом бьется его сердце.
- Я хочу помириться с ними… Ведь не желаю тебе одиночества… – заключил он после тягостного молчания.
- Забери меня в свое царство и мы оба не будем одиноки! – прошу, силясь сдерживать слезы из последних сил.
Домовой ничего не ответил. Только вложил в мою руку, спасенную от гнева Питера, розочку с темно-синим алмазом внутри. Показавшиеся лучики луны вывели на ней слова: «Я рядом». Он кивнул и мягко поправил когтем мои упавшие на лоб волосы. Потом он с готовностью пошел к двери, куда уже входили Охотники за привидениями…
00.20
Я в кровати, тяжело засыпаю. С трудом вспоминаю, все, что произошло потом. Питер, кажется, возмутился с порога, зачем их вернули. Игон удивился игрушке. Лизун стал, на манер секунданта на дуэли, призывать противников к примирению. Домовой ничего не говорил – он спокойно вышел в поток лунного света, закрыв за собой пол, подмигнув на прощание своему зеленому приятелю.
И только три искорки полетели за ним. Белоснежная и две темно-синих, сверкающие как звезды. Они скрылись от потоков грозных оружий и летели по ветру, точно радуясь свободе и… одновременно они словно грустили, ведь не хотели покидать эту комнату.
В это время я отвернулась и пошла скорее под одеяло, ругая себя, что не сообразила на память сфотографировать рисунок с Домовым. Зеленый сияющий малыш взял часть грусти на себя, приземлившись рядом на подушку (сирена фургона Охотников опять затихала за горизонтом).
00.23
Автоматически перед самым сном беру телефон, посмотреть, не сменил ли Питер гнев на милость (зачем мне это надо было, не осознаю, наверное, по привычке продолжаю надеяться, что, возможно, все обойдется). Пусто – ни звонков, ни сообщений нигде. Ну и ладно. Ну и буду… спать.
Не могу уснуть. Кажется, что-то за нос щекочет. Лизун? Открываю глаза – перед ними… три крошечные искорки, точно напоминающие на миг: «Я с тобой».
И улетающие.
Словно глаза и улыбка Домового, кроткие и странные.
Будто многоточие после луны…

Аватара пользователя
Gazero
Свободный художник
Сообщения: 3007
Регистрация: Март 2014
В сети/Не в сети: Не в сети

Re: писанинки :)

Сообщение Gazero » 11 дек 2016, 14:51

Школа странных детей Мистера
W

В первый раз я оказалась там мысленно, когда мне было пять лет. Этот момент отпечатался в памяти как сказка, позабытая и иногда воскрешающая для того, чтобы можно было поверить в чудо.
Тем "однажды", то есть обычным летним днем, когда дома никого не было, а за окном шел дождь, я сидела дома и мучительно думала, как убить время (читать и слушать шелест капель казалось скучным, а играть в куклы на телефоне я не могла - там была настолько реалистичная игра, что просто проваливаешься во времени, точно затягиваешься бездонной черной дырой).
Так, мною было решено просто исследовать дом подруги тети, где была оставлена, пока его хозяйка и тетя сидели в кино; на первый взгляд это звучало банально, но читатель, оказавшись со мной в нем, осознал бы, что открывать тут можно много тайн.
Повсюду царила высокие лестницы, ведущие к лабиринта коридоров, огромные статуи и книжные шкафы, едва мерцающий камин располагали к атмосфере мистики. Повинуясь этой атмосфере, я отправилась на верхние этажи дома, куда мне строго-настрого запрещалось подниматься. «Не иначе, как за этим кроется какая-то загадка» - обрадовалось мое любопытство и подстегнуло присматриваться тщательнее к портретам, что украшали стены упомянутого места. Они изображали подругу тети, очевидно, кого-то из ее предков – грозного старика в шубе с серым мехом и в короне, а еще – темноволосого юношу со… странной штукой на лице, которая закрывала ему глаза, подобно тем, которые надевают на них охотничьим птицам или лошадям, чтобы те не отвлекались от дороги.
Последний портрет, завораживающий мой взгляд все больше, как магнит, был подписан: «W – изгнанный навеки». Ух ты! Я и не мечтала невольно познакомиться с такой личностью, от которой так и веяло секретом. Надо непременно узнать о нем – нашептывало сознание, как делает это всякий раз, когда обещало приключения. И в ту же секунду, когда появилась эта мысль, за окном грянул гром и сверкнула молния. «Это знак! - будто прошептала сама природа. – Ты неслучайно встретила этого юношу!.. Вперед!».
И я стремглав помчалась вниз, к обширной домашней библиотеке, где, по рассказам подруги тети, находилась книга-фотоальбом ее семейного древа. Быстро перелистывая страницы, поглядывала на часы (скоро они вернутся, а в моей душе отчего-то поселилось чувство преступника, торопившегося завершить начатое злодеяние). Дождь, как назло, метал молнии, постоянно подчеркивающие малейшую тень и минимальное движение. Страница, буква W… Еще чуть-чуть!..
Хлоп! «Алма, ты спишь?», «Что ты там делаешь?» - впервые в жизни мне было страшно слышать эти знакомые голоса. И я с бешено стучащим сердцем, но, по дивным обстоятельствам, не выпуская заветной страницы из рук (краем взгляда заметила фото того же юноши, поразившего убором на глаза), приросла к месту, готовая к крикам.
«Ты как посмела?!» - как и ожидалось, подруга моей родственницы была вне себя от ярости, а ее приятельница, краснея, аки помидор, с извинениями потащила меня домой, выстреливая из-под распахнувшегося зонтика клятвами больше «не допускать такого».
Дома тетя первым делом накормила подоспевшими пирожками и умыла меня хорошенько (мои родители покинули меня и братьев, живущих отдельно от нас, еще в детстве, потому она была мне как мать). Потом, для виду пожурив за нарушение запрета, тетя стала расспрашивать, что заставило меня решиться на такой шаг. На одном дыхании я рассказала про портрет и желание узнать, почему изображенного на нем решили изгнать.
«О, дорогая! – воскликнула она, дослушав. Затем повисла пауза, свидетельствовавшая о том, что сейчас мне будет изложено очень серьезное дело.
Так и было: призадумавшись и пригласив меня сесть поудобнее, тетя начала:
«Это Мистер W. Он сражался за идею примирить обычных и странных людей. Кто такие странные люди? Это, например, те, что умели летать или быть невидимыми, или управлять огнем… Когда-то, давным-давно, общество стало истреблять таких людей, убивая или затравливая в бродячих цирках, их отлавливали, чтобы путем опытов на них получить секрет их странности. Но почти никто не знал, что только Мистер W способен был увидеть необычные способности несчастных изгоев. Это был вообще удивительный юноша – он мог одними глазами управлять телами того, с кем знаком и одним взглядом помогать странности проявиться и расти!..»
«Вот почему он одевал на глаза эту штуку - чтобы не расходовать напрасно дар!» - догадалась я, затаив дыхание от истории.
«Да, и потому с ним всегда находился ручной волк-поводырь… И вот, еще юношей он помог познать себя девочке, видевшей насквозь любое здание или емкость. С тех пор каждый знакомый странный человек держался рядом с Мистером W, чтобы развивать свои способности и выжить в этом неясном мире…»
Мое воображение нарисовало себе неказистое здание в глухом лесу, где, скрываясь от взоров обычных людей, юноша, о котором шла речь в повествовании тети, деловито снимал покрытие с глаз и долго смотрел на мальчика – и тот начинал ходить по стене и потолку, моргнул девочке – и она перемещает глазами предметы… Он рассказывает им в воображаемом классе о том, как важно верить в себя и не забывать свои истинные таланты, день за днем…
«Но все это, конечно же, делалось в тайне от его близких – продолжала тетя. – Узнав о роде его занятий, его дедушка – богатый маг и колдун, наложил на него заклятие – что как только он встретит того, кто тоже может оберегать странных людей, он умрет… Волка-поводыря он украл и пустил на мантию (с содроганием вспоминаю нахмуренный взгляд старика на портрете ранее, так вот, кто это был!) А о самом Мистере W с тех пор ничего не известно… Но, поговаривают, что он все еще жив и все еще хранит свою школу странных детей» - заключила она, посмотрев на часы.
«Ну а теперь – спать, не забивай себе голову, это всего лишь старая легенда!» - с этими словами тетя уложила меня спать и, поцеловав в лоб, погасила свет.
Пятнадцать лет спустя
С тех пор я часто вспоминала историю, рассказанную тетей и, когда мне было скучно, часто представляла себя рядом с Мистером W, как он смотрит на меня и тем самым пробуждает способность, о которой можно только мечтать, а она всегда была незаметно во мне. И задумывалась: какой странностью могла обладать? Иногда мне казалось, что я летаю во сне, причем не так, как обычно это делают другие, а в буквальном смысле летаю - ощущая свежесть ночного полета на крылья и купаясь в лунной свете; стоило мне только захотеть летать!
А порою думала, что могу каким-то образом влиять на время (не подумайте ничего философски-пафосного - это заключалось в том, что при мысли продлить какое-то хорошее мгновение стрелки часов сами собою замедляет ход).
Знаю, в это трудно поверить, даже самой себе, и потому, чем чаще я озадачивалась всеми подобными воспоминаниями и фантазиями, тем больше, по неясному закону, невольно пыталась убедить себя, что все это - просто игра воображения, и все нормально, как у всех, и так будет и дальше...
Однако жизнь доказала мне иное. Это произошло одним предрождественнским зимним вечером, когда, наспех выполнив уроки, я снова утопала в игре, где можно управлять жизнью человечков, изредка отвлекаясь на булочку и какао; тети не было дома, она отправилась за елкой.
В окно кто-то постучал. Я не обратила внимания, ведь, когда играю, даже если передо мной группа моржей будет плясать кордебалет -... и глаза не поверну в их сторону (что уж говорить о такой мелочи, как стук в окно).
Но немного мгновений спустя произошло нечто, заставившее меня изумленно выронить телефон из рук: окно распахнулось и по стене и потолку... поползла быстренько в моем направлении девочка, немилосердно часто-громко чихая!
- Собирайся! - крикнула мне девочка из-под потолка, - Мистер W ждет!
Я долго не могла поверить своим ушам: увижу его, наяву, быть может, загляну в его глаза, посмотрю, как годы изменили этого, некогда очень красивого, на мой взгляд, юношу. А как же я пойду, все под замком; за окном выл снег; ох, некстати за мной пришли. Но тотчас откидываю от себя эту мысль - это только в книгах да фильмах о приключениях предупреждают, в путь-дороженьку снаряжают... наблюдая за ходом внутреннего монолога, отмечаю, что думаю на самом деле не о том, а бегущей строкой в рассудке одно удивление (как он узнал обо мне?)
- Бррр... Холодно! Поторапливайся, я сказала! - шмыкнула девушка упав на пол и не повредившись, обломки ветхого потолка... она мановением руки подняла назад (те прирастали, будто и не падали), резко прибавив. - Видала? Так что никто не заметит твоего отсутствия!
Не знаю, чему загадочный Мистер W учил в своей школе странных детей; но точно не хорошим манерам и, как бы не желая продолжения подтверждения сей неприятной догадки, спешу выполнить просьбу незнакомки, вылезая из окна и неловко опускаясь почти по колена в снег.
- Найджел, трогай! - бросила она, подхватив меня на руки (она была выше, чем казалась с высоты), наспех запеленав в какую шубу и усадив рядом в старомодную кибитку.
Ржания лошади и цокота копыт не было слышно, только торопливый хруст бежавшего по снегу человека. Прищурившись сквозь стену падающего снега, разглядываю невысокого кучерявого паренька, запряженного вместо лошади в транспорт, но перебиравшего ногами не хуже ее; где-то эхом звенел колокольчик. Может, и Санта Клаус ожил и мчится к детишкам с подарками, а, возможно...
- Опаздываем на урок! - воскликнула моя спутница. Это был звонок, оповещающий о начале занятий (вот так школа! - с восторгом упиваюсь открытием, отвлекаясь от холодного воющего ветра, следовавшей сквозь облака не по-праздничному неуютной луны).
- Успеем! - успокоил лошадка-Найджел, тем не менее, прибавляя скорости, как будто чего-то опасаясь...
Это "что-то" являлось нахмуренными бровями и недовольно поджатыми губами высокого бледного юноши, ждавшего нас в дверях... банального здания школы в три этажа, с небольшими пристройками и скучных цветов коридорами.
- Почему Вы не предупредили, что задерживаетесь!? Я волновался! - прикрикнул он на моих попутчиков, потупивших глаза, мужественно сносивших хобот и улюлюканье хора детей и подростков за спиной юноши.
- Класс, тихо! - прикрикнул он, оглянувшись на источник шума. - Ну, лежебоки, приготовили, под конец года, наконец, не сданное вовремя домашнее задание? - продолжал он (это тот, о ком я думаю?! Да он молоденький совсем!)
- Мистер W, вот... - пролепетали собеседники, но он перебил их:
- Живо работы на стол и за парты, и начнем урок! - буркнул он, легонько стукнув кулаком по столу учителя (казалось, он торопился что-то сделать и не успевав, отчего злился).
Тут взгляд его остановился на мне, оживленно изучавшей обстановку класса, словно боявшейся, что она вдруг возьмет и исчезнет; и моя спина почувствовала, как что-то просыпалось в ней, а стрелки часов на моей руке задрожали, точно кто-то затормошил их (это он!).
- Ну что ж... - призадумался на минутку Мистер W, возвращаясь за свой стол. - Пятерки Вам, тем более конец года, так и быть, подарю их Вам... Дети... - обратился было он к сидевшим за портами, но что-то вспомнив, снова вернулся ко мне и, взяв за руку, отвел к свободному месту.
-Не бойся и доверяй мне, и мы подружимся! - мягко подмигнул он. (Поверить не могу, я его ученица! Что будет дальше?..).
Найджел и его подруга торопливо юркнули за парты, что-то пряча обратно в рюкзаки, но… Тут на моих глазах совершилось второе волшебство дивных глаз нашего необычного классного руководителя: с ойкающими голосами они, сами того не желая, что было заметно по их ужасающимся физиономиям, подошли к Мистеру W, как по команде, протягивая одновременно руки с листочками.
- Обязательно надо меня вынуждать приступить к крайней мере! – вспылил юноша, рывком схватив обращенную к нему бумагу и кивком головы, а точнее, взглядом, отбросил незадачливых учеников назад.
- Сколько неточностей! – ворчал он, что совсем не шло к его приятному сильному голосу. – Вам же труднее будет… - вздохнул он и, поднявшись с места учителя, провозгласил:
- Дети! Стараниями Найджела и Кристи в этот экзамен нам будет даны не все сведения. Так что придется постараться… Но, не отчаивайтесь – я с вами…
Ух, вот это я попала, как нельзя вовремя – канун Рождества, да еще экзамен (эта школа и вправду странная, как и ее обитатели). Выдержу ли я? Но некогда было задавать вопросы, следовало держать глаз и ухо востро, чтобы не упустить ничего и не потеряться (что-то подсказывало мне, что не все банально в этом здании, как кажется).
Остальные ученики тем временем построились по парам и, обсуждая сплетни-шутки, ожидающе выстроились у двери, последняя пара – упомянутые бывшие мои сопровождавшие, судя по всему, сердившиеся друг на друга из-за ошибок в домашнем задании, за которые будет отдуваться весь коллектив. Я стояла в растерянности, не стремясь подойти к кому-то из новых товарищей, думаю почему-то, что тут следует держаться только Мистера W.
Незаметно он взял меня за руку, тихонько улыбнувшись. Наверное, это означало: «Ты новенькая, поэтому твоей парой буду я». С таким ободряющим жестом мы вышли из класса и отправились по коридору. Поворачиваем, поворачиваем, идем вниз по ступенькам, потом… снова вверх и опять вниз, причем каждый раз я не узнавала окружающие двери и стены, они были новыми! Остановились у подозрительного угла с красной вывеской – «1 Вопрос». (как в билетах для экзамена). За ним – два ряда дверей, по обе стены, глядевшие друг на друга.
Разбив пары, кроме нашей и оставив возле себя лишь девочку, которая меня привела, она оповестил ученикам:
- Первый вопрос – что может является пробным камнем вашей странности? Не подсматривать друг у друга, за помощью обращаться только ко мне, за нарушение правил вопрос не защитывается!.. Даю вам на него полчаса… Вперед!
После этого он сам со мной зашел в первую дверь. Девочка осталась снаружи.
Мы оказались в огромной зале, разбитой на своеобразные сегменты, где как бы разные мирки переходили друг в друга. Лично я насчитала несколько библиотек, зоомузей с живыми зверюшками, которые ютились под стеклом, и участки исторических эпох, и это только то, что охватил глаз, за ним было что-то еще. Я хотела спросить Мистера W, что именно, но его как ветром сдуло! "Он обещал быть рядом!" - возмущенно плакала я в мыслях, бродя лабиринтами хранилища книг неких Свидетелей Странных; поочередно поднимая шарики со снегом, взбалтывая их и пытаясь утешиться танцем искусственных снежинок. "Как он мог?!" - повторила моя обида. "А я еще им восхищалась... Да он просто лжец и хам!..".
Из пустоты вдруг разнесся голос: "я вижу тебя, Алма. Иди к залу Древнего Египта, он на горизонте; не сворачивай, это пожелания Мистера W!".
Мне не послышалось! Это был голос Кристи. Видать, это и была та девочка, что умела видеть здание насквозь; но она не состарилась совсем, как и ее дивный опекун... Есть какая-то загадка в этой школе...
Увлеченная энтузиазмом желания разгадки этой тайны, ("Вот сдам экзамен, тогда все и прояснится, я это чувствую" - напутствовала я самой себе, возвращая под стекло... стайку крошечных динозавриков, умилительно пищавших, когда их гладишь, и просившихся на ручки), направляюсь к пирамидам.
"Ничего не трогай и ни с кем не разговаривай!" - раздалось тут же из пустоты от зоркой Кристи: "Мистер W сейчас проверяет, как отвечают на первый вопрос другие дети, жди его у пирамид, ответ там совсем рядом!". Столько загадочного обрушилось на меня за последнее время, что голова еле соображала, и оттого подмывало вымолить подсказку и ответ: "А что это за ответ?". Вздыхаю, вспоминая, что помощь любого человека, кроме учителя, запрещена; хм... что ж, нет ничего проще, чем пойти подождать...
Ой-ей! - стрелы, стрелы с двух сторон, в меня целились из лука персонажи экспозиции двора средневекового короля, сам глава мирка пировал себе с вельможами, точно пришельца, то есть меня, и не было, преследовали его лучники. Тут я почувствовала, что на меня мысленно смотрит Мистер W, и, как если б он был рядом, до мурашек ощущаю его взгляд и чувствую, что сами собой руки складываются в крылья...
Легкость, свобода, на меня никто не обращает внимания, хотя... Я ведь жива, вижу вокруг странные залы ожившей истории и вожделенные строения древнего Египта на горизонте (оглядываюсь - мои руки и вправду стали крыльями, я в образе крошечной бело-розовой птички пролетаю мимо лучников; "Ты запомнила это ощущение, Алма? - в мыслях звучит его голос. - В следующий раз закрепи его без моей помощи, я скоро".
И невидимый заботливый взгляд опускает меня, уже в образе человека, как фигурку из игры про жизнь куколок, перед белым открытым зданием с колоннами.
"Да это же Древний Рим!" - от изумления мои пальцы тянутся к часам и щелкают в воздухе. Прохожие в тогах, легионеры в датах застывают на месте и даже поднявшийся листик от проезжавшей колесница повис в воздухе. У персонажей экспозиции нарисовался испуг и желание бежать, только двигаться они не могли. "Ну и наделала ж я делов!" - судорожно повторяю жест, но мгновение не двигалось дальше. "Что я натворила?! На помощь, кто-нибудь!".
"А, влипла?! - недовольным тоном возник вопрос Кристи. - Я предупреждала! Сейчас позову учителя, только ни с места, пока его не увидишь!". Пока я соображала, как вернуть Древнему Риму продолжение времени, ко мне подошел паренек с кудрями до плеч, в латах легионера.
- Найджел?! Ты что тут делаешь?! - ужаснулась я, узнав его и сопротивляясь его настойчивому упрашиванию пойти с ним. - Нам запрещено подсматривать друг у друга! (Если я правильно поняла, это значило то, что произошло - один странный человек вошел в комнату-мирок другого без спроса).
- Пойдём, я знаю ответ... - продолжал тянуть за собой паренек.
На минуту перспектива остаться еще непонятно сколько времени в ожидании, среди странного музея, римлян, что грозят очнуться и отомстить (несомненно ведь) за заморозку им времени, показалась мне ужасной и я покорилась Найджелу...
Он, крадучись, как вор, умыкнувший драгоценность, отыскал крошечную дверь среди залов и толкнул меня туда, быстро зашел сам и запер на щеколду.
Открыв глаза, отмечаю огромные просторы пустынных улиц ночного города, освещаемые огнями высотных зданий и фонарей. На губах только что побывало ощущение чьего-то поцелуя. Зажмурившийся и довольный, странный человек-скорость потянулся, чтобы поцеловать меня еще.
- Эй, ты что?! Я думала, мы просто друзья! - пролепетала я, неловко-скоро отодвинувшись, и принялась вновь искать глазами Мистера W, жалея о том, что сердилась на него.
- Нет, я с первой минуты нашего знакомства чувствовал себя не просто другом по отношению к тебе - едва слышно отвечал парень, и ничего в нем не было от того самоуверенного и веселого юноши, каким он был до входа в это странное сооружение для экзамена (видно я чего-то не понимаю).
- Я знаю, что ты хочешь спросить... - перебил он меня, осторожно прикасаясь к щекам и буравя влюбленными глазами. - Это здание открывает нас такими, какие мы есть на самом деле, вот почему мы проходим тут испытание; везде можно всегда легко помнить о своей странности, кроме этих кабинетов, но тут мы забываем обо всем, и только избранные помнят и выращивают больше ее тут.
- Я уже проиграл! - продолжал он, смеясь и целуя меня опять, - Но какая разница, если эта минута откроет мои чувства к тебе....
Время точно остановилось, хотя не в том смысле, в каком я испытала сегодня; и, казалось, не существовало ничего ни странного, ни обычного, только глаза Найджела напротив моих и синий от сумерек, как звездочками, усыпанный огнями город. Эта минута будто хотела быть вечной. Но что-то нарушило ее. Озираюсь, как очнувшись от сна: «дзииинь!» - звонок на урок (или перемену). Перед нами возник Мистер W.
Во взгляде его я заметила проскользнувшую тень нового, прежде невиданного выражения – ему было больно смотреть на происходящее и осознавать его (неужто он тоже любил меня? Даже боюсь думать – что, если это верно?..). Подобные рассуждения, туманом обволакивающие мою голову, прервались его грозным (с усилием сделанным) замечанием:
- Живо на перемену! Я пока выставлю оценки за первый вопрос… Алма останься тут, нам надо поговорить… Только… сейчас…
Сказав это, он едва ли не за шкирку вытолкал паренька с кудрями за дверь и захлопнул ее, присовокупив раздраженный поток высказываний (они ругались?).
Каюсь, я грешна страстью подслушивать и, как только кто-то с кем-то уединяется, мой слух автоматически старается уловить каждое слово беседы за дверью, а вдруг там обо мне? Как правило, так и было – обо мне сплетничали, на меня жаловались.
Но сейчас случилось что-то новенькое – меня хвалили!
- Ты Алму береги, тебе повезло с ней! – каким-то едко-чудным тоном смело говорил учителю Найджел, видно действие магической комнаты еще не прошло и он высказал все сокровенное, не опасаясь последствий.
- Я буду с тобой откровенен, друг! – резко отвечал тот. – Мне не нравится, что ты забываешься, мне не нравится, что ты упустил последний шанс снова не остаться на второй год, да… и вообще!!!.. - Ты мне сегодня вообще никак не нравишься!!! – Мистер W выдохнул и кликнул Кристи, чтобы она увела его к остальным детям.
И тут… нет, не подумайте, я не преувеличиваю… Но я подумала, что давно знаю его и потому знаю, что все его ворчание – просто маска, подобной той, что он надевал на глаза, когда не надо использовать дары взгляда. И не прескверный у него характер, как могло почудится в первые секунды, а просто… Ой! Наверное, я тоже почувствовала притяжение к нему… А может, это просто льстящее самолюбию влияние на уши и рассудок разговор обо мне двух парней, в котором каждый ревнует меня к другому… Не знаю, любопытство и жажда новых впечатлений нахлынули с новой силой. Он сейчас со мной останется наедине!..
... Однако он, держась старательно подальше от заветной двери, за руку бережно вывел меня из комнаты; и начал... (кто бы мог подумать?) банальная тираду про "не расстраивайся", еще есть время заработать оценку на других вопросах, пойдём к классу"; и ни слова о "эй, а что Вы тут делали одни?.. ". Точно Мистер W знал все и по мотиву, понятному одному ему, ничем из знаний не хотел делиться! Я шла за ним, как сквозь туман... Вот показалась знакомая аудитория и дети, с замиранием ждущих оценок...
И даже тут не было никаких обычных: "хорошо", "удовлетворительно". Вместо отметок им взглядом придавали силы или отнимали (те, благодаря которым появлялась странность). Этот ритуал сопровождался вспышками магического света, и я представляла себя в центре причудливого салюта.
- Найджел... - процедил юноша, дойдя до, очевидно, одного из самых нерадивых учеников, с сожалением и тоном опять отчаянно трещавшего последнего терпения, - Тебе не жаль странности, это я понял... Но я отвечаю за нее; ты и этого не понимаешь?..
Тут до меня дошло: сейчас будет что-то ужасное (остальные в тянули головы и затаили дыхание); Мистер W лишит его дара, нет, уничтожит, нет... Что ж страшнее может быть этого?..
Ответ выступил из толпы детей в виде тщедушного хмурого мальчика в неясных... стеклянных перчатках.
-... И потому я не могу подвергать ее и, следовательно, твою жизнь опасности - продолжал юноша, надевая странный убор на глаза, очевидно, не в силах смотреть на то, что сейчас произойдет. - Прости, но это ради тебя... Делай свою работу, Ян.
- Нет, лучше убей меня! - не своим голосом завопил парень, кудри которого приподнялись от ужаса, прижимая одну руку к голове, другую к груди.
В секунду мне вспомнилось наши минуты уединения и что-то дрогнуло в сердце (быть может, я успела немного влюбиться в него?). Как глупо было задавать себе подобные вопросы в такую жуткую для него минуту. Что бы там ни было, я должна...
... Должна кинуться под они учеников и закрыть своим телом несчастного.
- Алма, нет!!! - теперь вскричал Мистер W. - Сейчас же уйди, это страшная кара!
- А может, она должна случиться по моей вине. - чистосердечно говорю все, что успел связать мой напуганный рассудок. - И я тоже ее, значит, достойна.
- Я так же достоин ее, как и ты, Алма! - рассердился отчего-то мой оппонент, отшвырнув в бешенстве убор на глаза. - Но мой долг защищать странных детей, и тебя, и его в том числе! Потому... сейчас же уйди!!!
Понимая, что, в любом случае, ситуация патовая, упрямо обнимаю Найджела, быстро обнявшего в ответ, сильно прижимая к себе и точно торопясь отдать все тепло своего чувства.
- Ну все!!! - окончательно разозлился и бросил ему наш, теперь зловещего образа, учитель, - Я хотел по мирному, но ты сам напросился!..
С этими словами... Я полетела вверх, легко и не опомнившись, птичкой наблюдая, как Мистер W взглядом насильно удерживает Найждела на месте, позволяя Яну совершить расправу... Мои крылья бросились было на помощь, но проворный юноша перехватил их глазами - и они будто наткнулись на стеклянную стену, бились на месте. Оставалось лишь смотреть и содрогаться от страха...
Как ни странно, ничего страшного не происходило: только два крошечных лучика вспыхнули на лбу и на сердце парня с кудрями, к чему прикоснулись руки посланного на кару мальчика и... Мистер W перестал удерживать меня и его взглядом, а Ян спокойно вернулся в ряды детей. Среди которых тотчас пронестись сочувственные, дрожащие, ужаснувшиеся вздохи. В чем дело-то? Ничего не понимаю, ведь Найджел встал после свершившегося невредимый, как ни в чем не бывало. В его глазах, правда, появилось выражение... Точно родившегося на свет - любопытство, осторожность и доверие, в причудливой смеси заставляли его голос беспрестанно спрашивать что тут и кто там, а руки тянулись ко всему, до чего должны могли дотронуться, совсем как младенец!
Юноша ж спокойно наблюдал это и, мимоходом глянув в окно аудитории, отметил:
- Дети, сегодня уже поздно. Ужин, приготавливаемся ко сну и спать! Продолжим завтра.
ПОТОМ он подождал, пока все построятся по парам, но кроме меня, взял еще за руку и парня с кудрями (тот нескладно-как в первый раз, с восторгом улыбнулся в ответ).
Долго я не решалась спросить, только глядел вопросительно; тем временем мы прошли в другое крыло здания, напоминающее отель - со столовой, маленькими номерами. На ужин был пирог и горячий шоколад; дети обсуждали "оценки" и как каждый проходил экзамен, и все суда или о провинившемся. Тот, о ком шла речь, смотрел так, точно говорили о постороннем. Неужели он успел забыть?! Быть того не может! Или может?.. за этими мыслями я рассеянно довела ужин и умылась. Распределив детей по номерам (в каждом находились кровати и ванночки со столиками), он, взяв с собой меня и Найджела, пошел в самый дальний.
Там была одна широкая кровать и одна узкая, напротив широкой. Он предложил мне узкую, сам лег вместе с пареньком, по-прежнему жутко-по-детски неузнававшему и непонимавшему ничего. Выключатели свет. Я долго не могла уснуть. Одна догадка держала мои глаза открытыми, а тело ворочавшимся, как сотни дум, лишь одна, напрочь перечеркивавшая весь романтизм странной школы и ее хозяина, если она была правдой.
Ведомый не то отцовским инстинктом, не то еще чем, юноша почувствовал, что я не сплю и, проверив, крепко ли спит рядом Найджел, поправил ему одеяло и тихо-быстро направился ко мне.
- Ты чего не спишь? - по-отечески участливо он взбил мне подушку.
- Мистер W... - долго выбирала я слова, смущаясь такого близкого расположения его и его кудрявого друга. - Вы сделали то, о чем я думаю - Вы заставили его забыть сегодняшнее?
Выдыхаю, будто сделав мучившее признание.
Мой собеседник потупился и поспешно чуть отвернулся (Но я успела заметить, как он вытер слезу).
-Я не хотел стирать ему память! Он мой лучший друг и... даже боюсь осознать, как больно было ему терять воспоминания о тебе, мне, нашей школе... Но если бы он помнил это, он и дальше б нарушал ради тебя правила... Я не мог подвергать детей опасности!..
- Но что страшного в том, чтобы помнить себя настоящего? - спрашиваю, невольно чуть вздрагивая, вспоминая его объятия.
- В том, что ты уже не захочешь расставаться с этим чувством, оно будет отвлекать, может даже приводить к глупости и к опасности, если обнаружишь его перед недобросовестными людьми, перед теми, кто хочет погубить тебя и твой мир... А он прежде всего - странный человек, Алма, как я и ты. Вот почему мне пришлось стереть ему память, чтобы сохранить его странность (ничто не будет теперь от нее отвлекать и угрожать ему)...
В этот миг что-то оборвалось у меня внутри (ох, а я ведь почти влюбилась в Мистера W; в этого типа, который готов погубить память - часть души, лишь бы странность сохранить и не лишиться работы по ее взращиванию)...
"Не прикасайся ко мне, мерзкий!" - с болью мысленно прошептала я ему, наскоро поблагодарила и притворившись, что теперь все хорошо и я вот-вот усну.
И все же, тихо-тихо, невольно, перед тем, как уснуть, ловлю его мысленный шепот: "Когда-нибудь ты поймешь меня"...

Аватара пользователя
Gazero
Свободный художник
Сообщения: 3007
Регистрация: Март 2014
В сети/Не в сети: Не в сети

Re: писанинки :)

Сообщение Gazero » 16 дек 2016, 23:45

Windancer :f-embarrassed:

... Нэя закрыла глаза и позволила мысленно унести себя в сумасшествие ветра, она цеплялась ощущением за малейший шелест и крошечный край листика, осторожно приподымаясь на цыпочках и боясь спугнуть этот своеобразный роман между собой и листвой; начав плавно кружиться, касаясь волосами ветра, а пальцами - влаги опавших листьев, Нэя вдруг ощутила прилив блаженства. "Аслан!" - едва слышно прошептала она, как бы боясь нарушить тишину, в которой дуновение леса напоминало его дыхание... Девушка медленно открыла глаза и стала описывать круг ещё больше, глядя каждый листик, до которого могла дотянуться (они были нежно-коричневые, как его грива, приятно-песочного оттенка, точно его сильная фигура, завораживающе-шоколадными, с блестинкой, точно его взгляд). Где-то, вдали, как будто не трогая мирок осеннего леса, воспоминания о нем и танца девушки, спешил по своим делам день и выкрашивал алые ступеньки заката в дорогу к ночи, она не видела этого; перед её глазами был лишь тот, чей образ открывали только ей кружившие листья...
... Ветер потихоньку начал набирать силу, подобно объятиям, дрожа от предвкушения, Нэя подвинулась вглубь воздушного потока (сейчас, миг за мигом, его невидимые руки сильнее укроют её, листья, будто понимая её, встали практически стеной, чтобы ни одно прикосновение ветра не украла суровая реальность. "Не бойся" - прошептала девушка - Не оглядывайся!" И, как по волшебству, ветер внял её мольбе, обнимая ещё сильнее (ещё быстрее кружились листья)
Вдали показались фонари, её разыскивали; но она не двигалась с места, дав себе слово, что пропадёт для всех, кроме того, в чьих объятиях мысленно она танцевала (рисовался кроткий лобик и усатые щечки, пушистые лапы и тёплый тихий рык, навсегда посеявший в её сердце светлое-светлое солнце волшебной страны, имени которой она не знала). Ветер и листья продолжали танец, рисуя его лицо и руки, пряча стук его сердца за шелестом, как бы пугаясь пронзительных алых нитей, неумолимо настигающих лес...
...Нэя старалась не смотреть на своё слабенькое отражение в листьях и радовалась, что её лицо скрывает потихоньку темнота, она точно боялась осуждения самой себя, перешептывания листьев, в один момент они опять стали чужими. "Но ничто не должно разъединять нас, Аслан!" - сказала сама себе и будто невидимому возлюбленному, продолжила танец.
Подул ветер и она вздрогнула сильнее (на руке, среди пустоты прохлады проснулось теплое, мягкое касание. Огромный мягкий лобик льва тихонько притронулся к её руке, оставив тоненькую нить этого чувства. Больше всего ждала и в то же время боялась она вновь встретиться именно с ним - простым касанием лобика на руке, отводившего теплом мокрые и холодные пальцы листьев. "Нет, нет!" - волнуясь, шептала Нэя, мимовольно сильнее вбирая памятью каждый миг ощущения лобика
Она торопливо опустила глаза, отводя руку, как бы желая, чтобы она стала птицей, исчезающим следом дождя, витком тумана, кем угодно, но отдельным причудливым танцором в ветре и листве. "Я прошу" - робко нашёлся её голос; но рука сильнее запылала ощущением, отчего, как после пробуждения, девушка окунулась в осенний вихрь ещё сильнее, с закрытыми глазами дрожа от проносящихся воспоминаний...
…Лапа льва приоткрывает полог листьев, как сквозь время, все также круживших в закате и, спустя миг нежно-песочного сияния, становится рукой Аслана - юноши в светло-коричневом костюме с вырезом до сердца, с белыми волосами и раскосыми глазами; принц дальней страны торопился прийти в заброшенный сад к ней, той, что львом спас однажды от разбойников. Он... Отступил невольно. "Ты ли это, Нэя?". В роскошно одетой даме с напудренным лицом и ярким макияжем, мелко завитыми почти белыми локонами невозможно было узнать ту бедно одетую девушку, в которую он влюбился. Был, в сущности, только один день их любви тогда перед разлукой - он, в облике льва мурчал от её объятий и протянул лапу для пожатия... После пронеслись дни, если не месяцы мелких и неясных, возникающих друг на друге событий и дел; однако он помнил о ней, хоть и не мечтал больше встретить... Теперь... Аслан молчал, не понимая самого себя (сквозь изумление росло чувство непреодолимого желания обнять её).
Нэя потупила взор, давая листьям скрыть лицо. "Нет! Посмотри на меня, любуйся мной, гладь, делай, что угодно!" - сам не свой вдруг воскликнул принц, припадая к ней и бережно-дрожаще гладя рукой; "Не говори мне ничего!" - едва слышно шепнул он, прогоняя листья прочь от Нэи - Мы оба изменились... Но я чувствую, что твои глаза слились с туком моего сердца.... Это все неправильно, но... Мне так хорошо с тобой! Хорошо..." - выдохнул Аслан и, кротко целуя её, закружил свои объятия в танце
Нэя тихонько несмело наклонила голову к сердцу Аслана, мягко целуя ресницами невидимые крылья, что расправлялись, все выше и шире, они переплелись с листьями и укрыли её и юношу, закрывшего глаза и сильнее сжавшего её руку, он точно жаждал проникнуть каждой пульсацией движения своей руки в её; закат усиливал краски и магической музыкой звучал ветер, шуршащий листвой.
Аслан хотел убрать листик с платья девушки и ахнул: он чувствовал, как сквозь него от её сердца распускаются невидимые лепестки его глаз и становятся крыльями, касающимися его взгляда и завораживающими его. "Нея..." - тихо-тихо ответил им тот, кто когда-то трогал пролетающие листья умилительным носиком и усиками льва; его губы чуть тронули под щекой той, что бережно держала вбирала в каждое движение малейший шорох листьев мгновения и тихонькое дуновение синевы
Она проскользнула лучиком сквозь листву - и Нэя остановилась. Вокруг давно не кружились листья и стояла тишина, фонари были совсем близко, реальность неумолимо тянула её за руку (ту самую, с ощущением тепла лобика льва, руки юноши); девушка бережно поцеловала, уходящий тихо в мирок чувства и памяти, отголосок той светлой, мягонькой восхитительной шерсти ("Я храню в сердце наш танец, Аслан" и опустила невольно глаза, с, укрывающей волшебством, дрожью почувствовав незримо прямо перед собой его взгляд, принца далекой страны, названия которой она не знала...
И точно листья с ветром невидимо звучали и кружились в её, покидающих лес, шагах...

Аватара пользователя
Gazero
Свободный художник
Сообщения: 3007
Регистрация: Март 2014
В сети/Не в сети: Не в сети

Re: писанинки :)

Сообщение Gazero » 19 дек 2016, 00:11

Pink-Gleam Rain :th_gadgetcry:

Маленькой капелькой, тихонько открывала незримые глазки волшебная жемчужина ... Только она была прозрачной, сияющей хрупкой каплей, нежно-розового цвета, и волны у того магического океана были искристые и белоснежные, холодной тишины. Она падала и встречала прекрасный мир с высоты - раскинутые деревья, точно вырезанные из снега, потихоньку покрывающиеся... сотнями таких же розовых, восхитительных капелек...
"Чиририк-чиририк-чирик" - сопровождал их полет перелив кого-то маленького и пушистого, каждой ноткой. Невидимые глаза капельки поспешили за направлением мелодии - две крошечные птички, точно светящиеся от белых перьев и светло-аловатых пятнышек на грудке и лобике, вспорхнули перед нею, она ахнула (дивный-дивный, розово-белый мир).
Капельке очень стало любопытно, как жить в нем. Она чувствовала, что волшебный миг краток, и скоро все это спрячется. Но почему? Она очень хотела напряженно думать про этот вопрос, но... Искорки от перелива снега и ее розовых собратьев, пение и полет крох-бело-алых птичек завораживали взгляд; ее незримое крошечные сердечко забилось сильнее от чувства, что сейчас произойдет что-то прекрасное, что нельзя упустить за скучными рассуждениями, и вся обратилась в слух и взор, замирая...
Через мгновение перед ней оказалась... Девушка, с рыжими волнами волос и крошечными редкими веснушками, которая начала подпевать птичкам и кружиться... Она осторожно едва гладила пальчиком падающие капли, изумленно-радостно открыв ротик; лаская чирикающих птичек. Она пробуждала в капельке новое ощущение, по которому та вдруг почувствовала тоску: счастье. Такое чудное облако, которое будто укрывает танцем снежно-тихий лес. Девушка невольно каждым движением дарила его мягкое касание стуку крошечных ало-белых сердец, снежинкам, как розовыми лепестками, оттеняемым капельками, и словно, даже им - все причудливые они засверкали, скорее падали, чтобы покружится вместе с ней.
Капельки все глядела и... не могла понять, почему ей так грустно: пение птичек и осторожного хруста снега, нотки девушки все играли переливании, притаившийся ветер все купаться в штрихах ее радостных движений, и все также играли розовым блеском соседи, но ей было тоскливо. Так тоскливо, что... на миг она пожалела о всей этой красоте, которую увидела. "Лучше б я тебя никогда не знала, прости!".
И в это мгновение... незримые слезы оставили след на капельке, вспомнившей свою мечту понять, для чего она падала в этом лесу; алый, переливающийся цвет, мгновенно штришками пролившийся и на ее собратьев.
"Чиририк-чиририк-чирик" - с эхом печального отголоска все пели птички и кружили рядом с ней, а девушка... Она ахнула, но уже от немного другого изумления, трогая пальцами все более алые капли, утрачивающие одна за другой светлые розовые искры, и перестала танцевать, задумчиво глядя на них (а вокруг все так же летал белый, ласковый снег)... Вдруг... две слезинки девушки упали в него, от заката окрасившись сначала розовым, потом алым блеском.
Капелька вздохнула… и падала, провожая невидимыми глазками уходящую девушку и улетающих ввысь белых с алым птичек, слушая на прощание их чириканье и гладя улетучивающиеся снежинки (быть может, ради этих моментов она и засияла однажды впервые, тоненькими, нежно-розовым искорками?..)

Аватара пользователя
Gazero
Свободный художник
Сообщения: 3007
Регистрация: Март 2014
В сети/Не в сети: Не в сети

Re: писанинки :)

Сообщение Gazero » 21 дек 2016, 15:20

Шерлок Холмс и... Таинственные очки Мисс Гвендолин
:z-embarrassed:
…"Помогите, Мисс Гв.!" - дрожащие буквы записки уже несколько минут купались в лунных лучах, с трудом пробивающихся сквозь... завитушки дыма, тянувшиеся из трубки. Шерлок Холмс неторопливо меряет шагами комнату, напряжённо думая.
- Я полагаю, это убийство! - важно сказал тот, кто любил курить, провожая глазами завитушки, - посмотрите на красные пятна в углу записки.
- Мне кажется, это несчастный случай! - верный Ватсон, поправив усы, наклонился поближе к загадочным письменам.
Шерлок Холмс ещё немного молчит, а потом резко кладёт трубку на место.
- А я думаю, надо ещё разобраться! И… хватит Вам уже курить!
Это было сказано молодым, немного раздражённым, почти детским голосом... невысокой девушкой с черной, гладко и коротко остриженной головкой, в темном клетчатом костюме. Она очень волновалась, ведь о её практике у Доктора Ватсона и Шеридана Холлисона обещали напечатать книгу, возможно, и даже не одну. Это, знаете ли, такая ответственность!
"Угораздило ж их рассказать про меня Артуру Конан Дойлу!? - возмущалась мысленно девушка, собирая пухленький саквояж и готовясь раскрывать своё первое дело. - За какие такие заслуги?!". Но её наставники не ждали, Шеридан и Ватсон уже стояли на улице, махая и крича, торопясь поймать кэб.
Немного поспорив с возницей, троица, наконец, погрузилась в коляску: тщедушный усач слева, вытянутый мужчина в кепке справа, их ученица посередине. Когда им надоело слушать привычный полуночный дождь и цокот копыт, они снова приступили к обязанностям, начиная с глубокомысленного рассуждения:
- Друзья, а куда нам, собственно ехать? - спросил Шеридан, руками продолжая разжигать невидимую трубку. - "Мисс Гв." В Лондоне может быть сотни.
- Холлисон, но записку дал лакей, который представился: "Бэрримор, от Мисс Гвендолин, Уайльд-стрит, 5, она желает видеть Вас" - робко-изумлённо вставила словечко Шерлок.
- А, все верно! Вот видите, Ватсон, какое дарование мы воспитываем! Это все от того, что она усвоила мой метод дедукции! - гордо провозгласил её собеседник, легонько ласково похлопав её по руке.
- Это от того, что у Вас прекрасная память, дитя моё! - вторил доктор.
Дальнейшее путешествие их происходило в молчании. Впереди показался огромный сумрачный замок, с неприветливыми горгульями на воротах, все обещало историю запутанную и жуткую, к которой вела лишь одна записка и красные пятна на ней. Путники покинули кэб, расплатились с извозчиком и...любезно попрощались с ним по-английски.
У ворот их встречал дворецкий, который смахнул пыль с замочной скважины и затем открыл её, проводил гостей до Мисс Гвендолин. По дороге друг Ватсона гадал, сделал ли уже преступник копию ключа и когда он это успел, если успел; а сам доктор с лупой рассматривал старинные картины и статуэтки, трогал пальцем доспехи, отмечая количество пыли и плесени. Их воспитанница изо всех сил тем временем старалась вспомнить правило этикета, касающееся упавшего, без спроса хозяйки, кубика сахара в чай (за ним велась увлекательнейшая беседа, откровенно говоря, монолог Мисс Гвендолин; об отношениях прабабки её сестры с заезжавшим сто лет назад герцогом).
- Ага! - понял Холлисон, отпивая чай. - И тогда сэр Воттербур затаил обиду на Вашу прабабушку за отказ; и долго придумывал месть...
- И один из его потомков решил обратить её против Вас! - поддержал товарища Ватсон, строго отмечая взором доктора, допустимое ли для здоровья количество сладкого он наблюдает на столе.
- Ах! - всплеснула руками Мисс. - Наверное, он подкупил предка рода Бэрримор. А я так верила тебе, Томас! - воскликнула она в сторону, подносившего блюдце с пирожными, дворецкого (тот, оторопев, выронил ношу)
- Он нервничает! - обрадовался зацепке усач. - Что ж, пока его мучает угрызение совести, пусть делает чистосердечное признание!
- Сообщники, подельщики, их алиби - подсказывал Холлисон, приготовив бумагу и ручку. - Диктуйте, голубчик!
Бедный слуга, окружённый подозрениями, непонятно в чем, грянулся в обморок. Хозяйка запищала и заметалась по дому, призывая на помощь:
- Мэри, Джон! Сюда! Доктора!!!
- Но среди нас уже есть врач! - заметила Шерлок, силясь поднять пострадавшего.
- Нет, я здесь в первую очередь - сыщик, о, дорогая! - смущенно пятился доктор Ватсон.
- Да бросьте вы кокетничать! - возразил его соратник живо, как только заметил удивленное и побледневшее личико девушки, успокаивающе аккуратно обнимая её, - От того, что вы пару раз согнёте-разогнёте ему руки на груди, дело в тупик не зайдёт. Начинайте!..
Хозяйка замка, видя, что все решилось, вернулась к чаепитию; партнёр Холлисона возился с дворецким, сам Шеридан протирал дырку глазами в каждой щели, и шарил в письмах, выискивая шантаж или провоцирующие честь миледи строчки. Девушка молча помогала ему в этом, хотя ей очень хотелось задать лишь один вопрос, с некоторых пор мучивший и должный едва ли не раскрыть таинственное дело. Видно, интуиция учителя и её взгляд незримо передали его ему. И вот... озарение - Холлисон хлопает себя по лбу.
- Да, едва не забыл уточнить одну мелочь... А в чем, собственно дело, Мисс?
- А, это... - с неудовольствием прерывает та описание очень дорогой ей родовой броши в виде веера, оставшейся ей в наследство от тёти подруги троюродной племянницы. - С некоторых пор, я не могу найти свои любимые очки с сапфировой оправой.
- Тьфу-ты-тьфу! - с досады сплюнул Холлисон и выругался с привосокуплением проклятий про себя. Внешне он лишь элегантно поправил кепку и сделал реверанс. - Миледи, я и моя ученица, а также доктор Ватсон, с превеликим удовольствием в кратчайший срок постараемся отыскать сей, дорогому вашему сердцу, предмет.
- Позвольте.... - тихо сказала Шерлок, собираясь сделать заявление о своём открытии; но тут, в миг, когда луна зловеще глянула в окно, раздался... писк, перемешанный с лаем, озорной и радостный.
Но двое детективов вздрогнули как один.
- Что это?! - прошептал Ватсон, как по команде хватаясь за сердечные капли и наспех давая выпить их всем, в том числе и себе.
В этот момент два чуть светящихся... задорных крохотных глазика мелькнули в низком окне замка и спрятались.
- А, это у наших соседей (Баскервилей) собака родила щенка. Не пугайтесь.
- Миледи! - кашлянул сыщик, чтобы скрыть замешательство, - Мне кажется, мы отвлеклись от пропажи ваших бесценных очков. Будьте столь любезны рассказать нам все, что знаете про это.
- И свидетелей позовите! - вставил доктор, копаясь в сумке, укладывая назад все своё медицинское добро (дворецкий пришёл в себя и, как ни в чем не бывало, подметал осколки блюдец) - Без них никуда!
- Но я помню только то, что ещё вчера надевала их - растерянно пожала плечами почтенная старушка, наряженная и напудренная по последней моде.
- Но тогда остаётся один вариант! - философски начал Ватсон.
- Миледи, с прискорбием сообщу вам, что... Мы тут бессильны; Ватсон, срочно пошли письмо - мы передаём дело в полицию отдела Скотленд-Ярд! - заключил Холлисон, разочарованно-пристыженно поправляя кепку и спеша скрыться с глаз хозяйки - Всего доброго, благодарим за оказанную нам честь...
Его друг ещё попыхтел над поддетыми слегка паутинкой страницами массивных семейных архивов и, сделав опечаленные усы, юркнул без сожалений молча быстро-быстро за ворота.
- Уф, домой, чаю с булочками! - простонал он страстно, вытирая потную шею платочком.
- Однако мы только что пили чай! - резонно ответил Холлисон.
- У них свой чай, а у нас свой! Кроме того, смотрите на часы! - протянул ему круглые карманные часики доктор, на них было 6 часов.
- Ого, как время летит за расследованиями! Вы правы, пора домой на чаепитие! - детектив в кепке двинулся к... тому самому кэбмену, что запомнил их, а потому поздоровался с ними тоже по-английски, просто молча швырнув в них свежеутренней "Таймс".
- И все же у меня ощущение, что мы что-то забыли.... - рассуждал вслух Холлисон, слушая вой ветра в привычном тумане и дальний бой часов Биг-Бена, глядя в окно из кэба.
- Шерлок!!!! - завопил он, вспомнив, пулей едва не на ходу вылетев из повозки.
- Холмс!!!! - эхом раздавалось позади него (усач спешил к тому же дому, что и он).
И вот снова - неприветливые горгульи на воротах самого мрачного, казалось, замка Англии; пыльный, к тому же ржавый замок, погребенная под париками и помадами Мисс Гвендолин и.... Девушка, надевавшая ей очки! Да, да, с сапфировой оправой!
- О, Шерлок!!! - бросился в объятия к ней Шеридан.
- Очки найдены! - обрадовались даже усы Ватсона
- Да погодите Вы со своими стекляшками! - буркнул тот, смущенно-восторженно целуя девушку в щеку.
- Ой-ей! Вот все же, как вы их нашли?! - продолжал удивляться Ватсон.
- Эх, ну не мог подождать?!.. - его напарник хотел было поцеловать Шерлок, но, услышав его, раздосадованный, остановился.
- Элементарно, Ватсон! - подмигнула смущенно сквозь легкий смешок им девушка, - Очки виднелись чуть в вырезе платья Мисс Гвендолин, за платком, а поскольку миледи почтенных лет, то она забыла об этом, очевидно второпях надев платок, к приходу гостей или что-то в этом роде....
- В самом деле! - прикрылась веером та, о которой шла речь.
- А кровавые пятна на записке? - спросил доктор
- Это кетчуп! Наверное, Мисс Гвендолин смазывала им пирог или бутерброды, и нечаянно испачкала бумагу. - с готовностью ответила Шерлок. - Убедитесь сами! - и она протянула своим учениям предусмотрительно прихваченную с собой записку
- Действительно, кетчуп, приблизительно марки "Багровый тон", с приправами... - осторожно посмаковал пальчиком доктор Ватсон, боясь испачкать усы. - Поздравляю вас, коллеги, дело раскрыто.
- Благодарю! Заходите ко мне в салон, милости просим! - поклонилась Мисс Гвендолин и, после обязательного чая со свежими сплетнями и пирога с упомянутым кетчупом, наконец, отпустила бравых детективов.
- Вы знаете, я понял, Шерлок! - шепнул ей Шеридан Холлисон, когда они возвращались домой, под шелест вернувшегося дождя и более приветливый цокот (кэбмен немного смягчился после того, как его угостили пирогом Мисс Гвендолин)
- Да, учитель? - чуть краснея щечками (он сидел близко-близко), удвоила внимание девушка.
- Я попрошу назвать книги о наших приключениях в честь Вас… и чтоб они были больше про тебя…
- Но почему? Я не сделала ничего особенного, просто присмотрелась внимательнее к платью Мисс Гвендолин, и...
- Боюсь, эту тайну я пока не могу тебе открыть! - загадочно улыбнулся тот и, попросив доктора Ватсона спросить её о каком-то пустяке, незаметно положил ей в руку крошечное сердечко с таинственной подписью "Шер. ... от Шер.")…

Аватара пользователя
Gazero
Свободный художник
Сообщения: 3007
Регистрация: Март 2014
В сети/Не в сети: Не в сети

Re: писанинки :)

Сообщение Gazero » 21 дек 2016, 23:45

Просто вместе :th_zipperwink:

Снег осторожно перепрыгивал белоснежными ножками-снежинками с синего на малиновый, с зеленого на фиолетовый (это было Северное сияние).
Тюленёнок смотрел на него, осторожно чувствуя носиком холодный ветер, он ждал этой минуты ещё в животике у мамы (малыш помнил, как она пела ему колыбельные про невиданные искристые разноцветные лучики).
И все же он грустил - оно прекрасно, но так далеко, и никогда не обнимет своими переливающимися красками. От этой мысли белоснежная кроха с умилительными усиками у черного мокренького носа вздохнул, оно так далеко...
Но вдруг тюленёнок почувствовал, как в его густом белом мехе кто-то возится, старательно пробуя выбраться и тоненько пища. Дитя Севера обрадованно-взволнованно оглянулось по сторонам, ища, куда бы быстренько отползти, чтобы увидеть, кто там.
Подстегиваемый любопытством малыш заперебирал усердно ластами и его упитанное тельце подобно вытянутой подушечке потешно-трогательно отползло к ближайшему сугробу, нечто открылось....
Оно оказалось крошечным пингвинёнком, попискивающим с едва открытыми бусинками глаз и отряхивающимся от скорлупы. У новорожденного крохи было изумительное светлое-светлое, цвета солнышка, пятнышко на груди.
Тюленёнок долго смотрел на это пятнышко (внутри жило что-что, что очень любило солнышко и скучало по нему; живое, крошечное солнышко... Белоснежный кроха пискнул от счастья и поспешил укрыть ластами пингвинёнка. Они вместе смотрели на сияние и были счастливы тому, что вместе.... Просто вместе

Аватара пользователя
Monty
Admirador de queso
Сообщения: 7695
Регистрация: Март 2014
В сети/Не в сети: Не в сети
Контактная информация:

Re: писанинки :)

Сообщение Monty » 22 дек 2016, 09:16

Волшебно! 023.gif

Хотя что-то сомнительно, что маленький пингвинёнок поместится в меху белька, который и сам невелик :gad-smile: Но в таких рассказах это неважно, главное - атмосфера, а она у тебя, как всегда, потрясающая.

Лиз, ты не думала о том, чтобы выпустить книжку своих рассказиков? :th_gadgetwink:
Si taayabuni waane Adanu, mambo yalio dumani(Не удивляйтесь, дети Людей, вещам, что происходят в этом мире) Поговорка суахили.

ИзображениеИзображение

Аватара пользователя
Gazero
Свободный художник
Сообщения: 3007
Регистрация: Март 2014
В сети/Не в сети: Не в сети

Re: писанинки :)

Сообщение Gazero » 25 дек 2016, 17:29

Monty писал(а): Волшебно! 023.gif

Спасибо, стараюсь)
Новинка -

:f-embarrassed:
Light of your smile

Снаружи гудела толпа, в ожидании обещанного чуда, многие уже успели обзавестись фото с нашими собачками и белым какаду, отпраздновать этот сувенир чипсами с колой и приятными светящимися безделушками. Я не питал иллюзий по поводу интереса и благодарности, прислушиваясь к недовольным тирадам шепота в духе: "Когда уже начнут?!". Потому мне оставалось только думать о том, что в отличие от них, спешащих поделиться после представления впечатлениями на смартфонах и планшетах, приглядывая елку и игрушки к ней, мне останется... Перебинтовать ушибы и растяжения, смыть душный грим и лишь осторожно приоткрывать занавес мечты о том же празднике, что и у них, между заученными движениями...
Кстати о них, в этом шоу мне их досталось преогромное количество. Мой брат сочувственно отрабатывал прыжки на батуте (счастливчик, если не считать пару появлений, у него один номер). шелестела из установок на декорацию холодная вода, подчеркивая свой леденящий дух сквозняком из пяти выходов на арену. Тем временем на пробу запускался сладковатый дым, суетились уставшие и несколько обозлённые очередной задержкой зарплаты коллеги. Капризно лаяли псы, урчали сонно подростки-медведи, вновь пропускающие спячку, противные павианы орали, бегая по всему корпусу закулисья и скверно кусаясь.
В такие моменты я чувствовал, что не понимал людей, которые любят цирк; но тут спасительно-ободряюще вспоминались восторженные рукоплескания и крики "Браво!", встревоженные охи при рискованных трюках, неизменное скандирование: "Молодцы". Да, в сути, мы работаем за спасибо, но ведь и сами когда-то малышами также восторгались артистами той профессии, которую избрали, наверное, именно этот момент радости в их глазах дороже всяких денег, и он один умиротворяет и поддерживает в приятном чувстве перед выходом на сцену.
Заиграл синтезатор, заезженный получше всякой пластинки и, после слова актера-Деда Мороза, мы бравой походкой легонько выбежали по кругу.
На первый раз нам с братом достались просторные шелковые рубахи и штанишки, и колпаки с бубенчиками; из макияжа было много пудры, очерченные чёрной линией края лица и тени с нарисованными капельками под глазами, чуть очерченные алым губы; эдакие куколки. Как-то пришло в голову, что все же о нас заботятся, раз вкладывают столько краски и придумки в нашу внешность; но потом вспомнилось, сколько эта красота будет меняться, несомненно, чтобы зрителю было интересно; весь расчёт на него.
С трудом поддерживаю общую сценку и улыбаюсь, первая волна аплодисментов, но внутри меня все росло чувство, что в этот раз чуда не случится (хотя скоро Новый год) и вместо искренней радости зала в конце будет только его суетливые шаги к выходу.
К арене пошёл наш товарищ, осторожно приподнимая полы плаща и накидки, чтобы не повредить провода и всякие установки, за порчу которых директор голову оторвёт, было видно, что ему тяжело от нелегкого микрофона и подсветки, прикреплённых к массивной маске черепа (он играл злодея-мага), ещё и эти накладные ногти с перчатками, бедняга! Под зловеще-трагичный саундтрек он водил руками в воздухе, наверняка жмурясь и терпя боль в глазах от лазера, непрерывными пучками преследовавшего его руки. Зритель же наблюдал красивые спецэффекты, веера разноцветных лучей, россыпь искусственных звёзд и молнии, световые вихри, кольца, дым и лучи, лучи и дым, и открывал рот в изумлении, судорожно фотографируя и записывая видео с номером злодея и лазерной магией.
Далее были ещё громче рукоплескания (и даже горько озираюсь на наших кошек, которые в репетиции старательно царапали две дощечки передними лапами на высоте, добираясь до крошечного корма (сейчас этим уже никого не удивишь и не умилишь, зато электроника вызывала бурю оваций). Представляю, как будут зевать во время моих номеров. "А ну бегом на сцену!" - кричат униформисты, выкатывая две железные пружины и толкая впереди моих партнёрш по номеру огроменный куб из железа. Ах, совсем забыл, а ещё переодеться и на грим, а ещё проф-взнос сдать, и подписать бумаги. Когда я уже перестану витать под куполом?... Нет, не в прямом смысле, это была аллегория. И только, и только.... Кричу брату, чтоб разжигал факелы и приготовил копья, и удаляюсь быстро-быстро в гримерку, отсчитывая секунды перед выступлением, пока клоуны в образе ведьмочки и тролля развлекали публику миниатюркой с надувным молотком.
Дробь драм-машины, выходит процессия танцовщиц в красных туниках и позади два монаха в алых капюшонах, несущих зажженные копья. Один из них начинает жонглировать огнём, второй (то есть я) скидывает плащ и, еле успевая сделать пару па на скользком от воды полу, чтоб и в ритм музыке попало; быстренько берусь за куб и начинаю вращать. Ух, какой же тяжелый! Окружённый рампами, в несколько рядов, разных расстояний, цирк слепит падающими лучами, как искры, мелькающими то тут, то там на моем снаряжении (из последних сил держу скорость, только не медлить, только не сломаться!). Не в этот раз, когда из зала пошли одобрительные вскрики, а некоторые глаз не отводили от моей белой, открывающей одно плечо, туники и нарисованной золотистой маски, обведённой черным, на мраморно-белом лице. Да и когда по бокам стоят огромные раскачивающиеся железные пружины, а по кругу скачет, размахивающееся во всю мощь, копьё с огнём на двух концах, сам инстинкт самосохранения подскажет держаться, как только возможно. И все же, быть может, потому, что я понимал всю важность происходящего (мы только открывали новогодний сезон), мои мышцы отказывались слушаться и куб с каждым мгновением ощущался все более тяжелым, ещё чуть и...
Но пронесло, номер наконец окончен, мы с братом кланяемся и, первым делом, потушив копьё, устремляемся к столикам с водичкой и к пуфикам, что легко терялись среди больших приспособлений для воздушных гимнастов, укротителей, иллюзионистов... Но хватит об этом, пока перехватили инициативу колуны и артисты Снегурочки со сказочником (и такое придумали), жизненно необходимо присесть и попить; и вспомнить, что брат тоже живой человек, работавший с не менее, а может, и куда опаснее трюком. Перевожу дыхание и бросаюсь его рассматривать - нет ли ушибов и ожогов. Он улыбается и со смешком уверяет, что все в порядке, не в первый раз. Но тут... Опять пошли первые аккорды новой темы программы, где снова необходимо было присутствовать (грим и костюм тот же, хоть и на этом спасибо, все нервы вынимают эти перевоплощения); гляжу на, любезно уносимый для меня на сцену реквизит - вращающийся шест с коварными скользкими точками опоры. Брат желает удачи, обнимая и заботливо смазывая мне ладони пудрой; пора...
Не знаю, о чем думал наш звукорежиссёр, но мелодия под этот номер была выбрана неудачно - это был тонкий, медленный и даже какой-то любовный мотив, наводящий истому и расслабление; там, где необходимо быть собранным и контролировать каждый импульс тела (тут у меня и вращения, и поднятия всего корпуса на одной руке из горизонтального в вертикальное положение и художественные выгибания ногами и спиной, и та же скорость, и замедленно-плавные движения; противоречивый, сложный номер; я понимаю, зрители любят необычные переходы, но каково мне (и как назло, это не моя специальность и именно это непостоянное несчастье мы репетировали под конец и меньше всего; чувство, ещё немного и я провалюсь!). Благо, публика, по большей части, окунулась в гаджеты и еду с разговорами; но впервые это ничуть не оскорбило моего артистического достоинства: внешне все было, как ожидал постановщик, но не было главного, чего я всегда требовал от себя - идеи, совпадения с музыкой, как бы сказать, внутреннего... Просто отработанная механика без души.
Нужно было спасать ситуацию, иначе не оберёшься потом нотаций и лишения уплаты; но как? С тревогой в голове перебирались варианты, пока руки и ноги с туловищем жили, как до сих пор удивляюсь, точно своей жизнью и оттачивали повороты и наклоны, углы и амплитуды. И внезапно... Вспомнилась девушка, аплодировавшая мне в других номерах громче всех (сидела она близко, не трогая ни телефона, ни еды). У неё были удивительного цвета глаза - светло-тепло-зеленые, как тонкие листики с росой, влажные от удивления и радости! Вот оно! С благодарностью и мысленным трепетом мысленно устремляюсь к ней, и... словно рядом, она смешно-усердно старалась повторить мои движения, хваля и поддерживая (я даже слышу её тихий голос, звонкий, как ручеёк)... В реальности, параллельной той, куда я внутренне уносился, мои движения становились более робкими, более мягкими, и, как нельзя лучше, подчеркивали романтичный лад музыки... Её голос все ближе и осторожное дыхание, спешившей с мороза, ко мне, коснулось лопаток... Я как во сне! Ой... В глаза попала струйка (это фонтаны, совсем забыл, что в этом номере задействован наш водный аттракцион с его завсегдашней подсветкой, пронзающей воображение и глаз)…
Мне вдруг сделалось грустно, и непроизвольно я сделал особенно выразительную растяжку, что встретилось особо бурными аплодисментами, но в этот раз я их не замечал; что мне до них, когда, будто от дымки переливающихся капелек, неустанно бьющих по всему кругу арены, ускользала от меня моя крошечная сказка. Вздыхаю и готов поклониться (номер окончен), однако какой-то, громкий, нечужой, единственный из тысячи звук сам собой поднял мне глаза на зрительный зал - это рукоплескала она! Девушка с необычными глазами и изумительным бледно-розовым ротиком, сложившимся в улыбку восторга и чувства, которое согрело мягкими крыльями мне сердце - благодарность, каждой ниточкой её светло-светло-рыжих волос укрывала меня, и, непомня себя, делаю ещё импровизированные фигуры и кланяюсь, теперь глядя только на неё...
Чтоб вернуть меня из-под моего внутреннего, нового, светлого-светлого купола, оттенённого чем-то нежным (неведомый светло-апельсиновый с розоватым, голубок парил под ним, и я... вместе с той, чьи волосы были такого дивного оттенка), брату пришлось свистнуть мне в ухо и сунуть под нос схемку - мы вместе прыгали, рисуя в воздухе фигурки, на батуте к декорации, с занавесом воды, трюк не из легких, надо б пройтись ещё раз по нему. Тем временем на арене катались мишки на мотоцикле и забавно бегали по кругу, норовя укусить собак, кувыркавшихся по самому ободку арены, к радостным воплям детишек; катили ногами шар со стеклянными вставками коты и прыгали с махонькой трапеции с подушкой на руки дрессировщице; клоуны кидали в публику шарики и брызгались водяным пистолетом, под искусственным дождем жонглировала зонтиками наша гимнастка.... Все это было, а я и не заметил! У меня перед глазами все стояла та девушка и её: "Спасибо!", её улыбка и взгляд...
И ещё близился антракт, и притом надо было вспомнить, как держать равновесие (сейчас пойду по канату с шестом, и не один, а с братом). Грим надо было смыть, ограничившись легкой подводкой глаз и скул, а тунику сменить на белый пиджачок с золотыми узорами и лосины в тон пиджачку (я прямо принц из сказки, только не хватает короны на, наспех напомаженную укладку, этот образ меня немного смущал, и мысль, что она увидит меня таким, какой я есть, придавала трепета). Брат остался в штанишках и рубахе с колпаком шута, с макияжем тем же макияжем аля-арлекино (он был водостойкий и едкий). В голову лез шум барабанной установки, рабочие приставили лесенку к первому канатному мостику. "Ну, держись!" - шепнул я брату, и он, поднявшись выше меня, прицепив пояс страховки, взобрался ко мне на плечи, пошли…
Никогда ещё канатоходец (моя профессия) не казалась мне такой... легкой: я почти не ощущал груз на плечах и мне представлялось, что иду просто по узкой дороге, и вместо нелегкого шеста - два перышка (и четко осознавал почему - внизу была девушка с мягко-зелёными глазами, и переживала за меня; что-то внутри диктовало: "Не думай подвести её!". Музыка слегка напрягала весь зал и брата, чьи чуть дрожащие ноги упирались в ключицы, рампы били светом в глаза, но для меня существовало только осознание того, что она верит в меня!.. Дошли до второго мостика.
Брат с завсегдашним: "Ап!" чествующе отвёл руку в мою сторону и стал помогать налаживать второй канат - он был под углом, упирался в третью точку почти под самым куполом цирка, присоединив пояс безопасности, остался на мостике, держа кулачки за меня в прямом смысле этого слова. Снова пошёл, с каждым шажком дорожка увеличивала наклон вверх, шест загулял и канат закачался. Задерживаю дыхание и замираю, отчаянно пытаясь удержать баланс. Все ахнули, и даже инструменты оркестра на балкончике. Словно миг повис на ниточке и дрожал. Я глянул в сторону, повинуясь неведомому, влекущему голосу (в ту сторону, где сидела девушка, наблюдавшая за мной с побледневшим от волнения личиком).
"Она переживает! Соберись!" - приятно повелел разум и ноги послушно согнулись для дальнейших шажков. До последнего канатного мостика я буквально летел, предвкушая, как повернусь и увижу её радость, услышу её ладошки. И спустя несколько секунд я снова мгновение купался в тонко-зеленой дымке её глаз. Слова по роли, когда мы с братом спустились, отскакивали как от зубов. Впервые за всю жизнь я чувствовал прилив чуда и счастья, в мирок которого открыл мне дорогу взгляд причудливо светло-оранжевых с розовинкой волос и маленькой, сияющей без всяких лазеров, их хозяйки... Конферансье за сценой прочитал в микрофон торжественным тоном: "Антракт".
Я пошёл переодеваться, накинув безвкусно-цветастый халат (все-таки дуло из всех щелей), неотличимый от убранства брата (мы и так близнецы!). Но высказывать все претензии костюмеру - не судьба - впереди - выяснение отношений с рабочими, криво поставивших декорацию перед батутом. Правильно, я ещё в нашем цирке только их профессией не овладел! Но, к изумлению перед самим собой, слушая споры и перебранки с братом, обнаруживаю, что... Мне совсем не хочется ссориться, спокойно и усидчиво перевязываю узлы верёвок крепления и цепью поддерживаю частицы декораций (это была маленькая башенка, в три этажа, не считая батута, усердно смачиваемая потоком воды). Прыгаю по всем уровням нашей площадки номера, проверяя прочность, мимолётом ловя на себе чей-то взгляд. Поворачиваю голову - она!
Девушка не пошла за порцией щедро продаваемых вкусняшек, не метнулась за светящимися трофеями, она продолжала смотреть на меня, словно мысленно осторожно вместе со мной пробуя батут и улыбаясь, тихонько коснувшись моего лица (вернули подводочки с капельками на глаза, обводку его чёрной тоненькой полоской и пару алых контуров на рот, смотрю в карманное зеркальце (быть может, такой я и вправду милый). Но память и чувство из невидимого розово-апельсинового моего купола приводит моменты, когда я был без грима, и тогда она больше всего хотела быть рядом и уберечь от высоты). Чудная девушка с капельками светлого изумруда во взгляде....
Брат даёт шутя подзатыльник (чтобы отвлечь, я все был незримо с ней) и кивком указывает на кулисы, протягивая пояс для сценического костюма (чёрное трико с красными ободочками и ромбиками, и черно-красные кольца-ленты на плечи и запястья). Жмут. Но вспомнив, что мысленно со мной она, я почувствовал радость и боль как рукой сняло. Взрывы света, музыки и воды, сбивающие не то, что с ног, с батута, с нами старший гимнаст, незаметно подталкивающий и подстраховывающий. Мы начали прыгать с этажа на этаж, тасуясь, точно карты или фигуры в шахматах; кружилась голова и терялось чувство пространства в, будто бесконечной, смене одинаковых окон башенки, сверкающих в рампе струях воды и чёрные костюмов брата с гимнастом. Батут от старости отказывался служить исправно и приходилось ударяться об него со всех сил, и ещё эти позиции на цыпочках на самом краю стены декорации (я не знаю, как мы все это делали раньше на репетициях!). Публика опять скоро отвлеклась от нас, видно ей все ж больше полюбился лазер, чем огонь и фонтаны, но некоторые, очевидно, любители виртуального общения, а точнее, славы, упорно двигали за нами камеры айфонов, в уме уже, наверное, подсчитывая лайки за отснятое.
Я не сужу их, каждому своё увлечение. Моё увлечение - грезить о том, как пойду за кулисы, вытрусь и согреюсь кофе с булкой, укутаюсь в халат и... мысленно обниму её и скажу: "Это тебе спасибо, что ты со мной!" (её фигурка и, неотрывно следящие за мной, глаза узнавались среди всякого водопада). Номер окончен. Солидарные аплодисменты. С заученными ласково-благодарными выражениями лиц становимся в позу для поклона. И вновь ухожу последний, в крошечном замешательстве - нашёл в недрах декорации маленькую игрушку в форме щенка с сердечком, такой плюшевый и... приятно-апельсиновый... Так и просился в подарок ей! Но этикет и ограниченное время вынудили меня вернуться в закулисье. Пока на сцене сходили с ума сами и увлекали туда остальных наши непоседы-обезьянки, норовившие стащить друг с друга штанишки и похитить реквизит и чужой корм.
Раньше я с удовольствием глядел на выступления коллег, отдыхая душой от бесконечной мысли про работу, поглядывал, что делают зрители в моё отсутствие и как они чествуют другие номера. Сейчас же... Я приказывал себе быть прикованным морально и физически к стойке у крошечного буфета, скучающе выбирая маленький бургер к томатному соку. И все же меня тянуло ещё раз посмотреть на синенький сектор, где было… темное платьице с рукавами почти до локтя, расшитыми разными украшениями (так она была одета, та, чьё лицо и голос, чьё дыхание все глубже обнимали моё сердце). И предчувствие, что, возможно, я вижу её лишь сейчас и лишь однажды, разрывало его на куски.
Брат, рассеянно слушавший сплетни хохотуна-силача, заметил мою печаль и, смекнув что-то, как-то подозрительно-нарочито-незаметно близко-близко прошёл мимо меня к кулисам, прямо юркнул. Чего это он? - на мгновение раздался смешок в моей душе, но потом размышления о ней и обо мне в огранке "нас" ввергли её ещё больше в меланхолию.
По плечу прося постучал знакомый палец (это был брат) - он... возвращал мне мой скромный телефон, и, подмигнув, утешающе потрепал по волосам, устремившись вместе с директором защищать честь нашей труппы перед нагрянувшим, перед самым праздником, ревизором. Я перевёл глаза на вручённый мне обратно аппарат и... едва не задохнулся от радости - на меня с экрана смотрели светло-зеленые глаза, бледно-розовая улыбка и волшебно-розовато-оранжеватые волосики той, массивный рукав чьего платья сверкнул в объективе сбоку роем камешков и бусинок. Она смотрела прямо в мои глаза, точно опять была рядом, и мы вместе кружились под искристым куполом нашей незримой сказки...
Украдкой легонько-осторожно поцеловав фото, я спрятал его в нагрудный карман халата и, приободрённый, пошёл узнавать, какие номера ещё предстоят. Ещё два, общий поклон не в счёт. Иной б на моем месте перекрестился б и скакал б от счастья, после всей этой нагрузки. Впрочем, и я от радости скакал, только от немного другой (что могу все ещё немного побыть с ней).
Щенка я тоже спрятал за пазуху, готовясь замереть, как статуя, трюк назывался - "ожившие скульптуры". У меня были ещё две партнёрши, утонченные, высокие и наряженные под прекрасных граций; пошла волшебная музыка и дым, мы двигались среди лазеров и фонтанов на платформе, что была в форме частицы-верхушки колонны. Мне вернули грим золотой маски с черным и сказали изобразить чувства в медленном танце трёх статуй. Но я не мог. Мои движения были безупречными, и смотрелись мы вроде как влюблённые, рассказывающие в меняющихся силуэтах свою историю; увы... Это были для меня лишь заученные манёвры и лишь звуки; мои чувства прятались далеко, в глаза той девушки, что, от волнения за меня (предстояло поднять в высокую поддержку двух женщин) умилительно щипала свой рукав. Я едва совсем не потерял голову, взглянув на её приоткрывшийся ротик, и едва не уронил в фонтаны партнёрш. Но взял себя в руки, прочитав в этом жесте этот бальзам на душу - то: "Ой, осторожно, держитесь!". Держусь! И готов для тебя держаться хоть вечность - отвечал ей про себя я, аккуратно помогая грациям поменять фигуру перед новым поворотом платформы.
Брызнули разом до купола все фонтаны, последний поворот, конец номера. На этот раз публика оглушила зал восторгами, партнёрши с очаровательной улыбкой раскланялись, увели меня под ручку за кулисы, потом каждую минуту хвалили и изумлялись, спрашивали, в чем мой секрет. А я, провожая группку кордебалета в форме ведьмочек, по сюжету, преследовавших Снегурочку из-за волшебного шара (в него, в большой, со стеклянными вставками, мы и тыкали копья с братом, когда он жонглировал огнём, предварительно запустив туда двух ассистенток). Я никому не открою нашу с девушкой тайну. Далее Дед Мороз и его внучка побеждают, помахав палочкой с блестками на конце и злодеи, в лице мага с маской черепа и ведьмочки с троллем, исчезли, последний номер, мой. Под взрыв воды и лазеров. Я приготовился, опять надев белый пиджачок и лосины, грим тот же. Брат подозвал перед самой ареной и сказал, что в этом номере можно выбрать добровольца из зала. Я не мог поверить ушам! Не помню, чтоб я с таким энтузиазмом выходил на арену и кланялся публике (с радостным стуком, моё сердце подсказало, кого выбрать из неё для номера).
Осторожно обвязав себя и её белой страховочной тканью, я бережно взял её на руки и трос поднял нас к куполу цирка, а у меня было ощущение, что я летаю. Глядя в её светло-зеленые глаза и подсказывая, что нужно сделать, я находил, что этот номер с ней проходит, в моем восприятии, лучше, чем с профессионалками. Она крепко держала меня за руку, стеснительно замечая, как от скорости вращения троса, её нежно-апельсиновые волосы касаются моей щеки; над нами раскидывался розово-оранжевый веер лазерных лепестков, рассыпающихся в круги и листики, в падающие искорки; а я замечал только её, и невидимый светлый купол нашего чуда над нами.
Сделав пару кругов, понимая, что второй член номера - обычный зритель, машинист сцены поспешил опустить нас. Как скоро! Но, украдкой передав ей плюшевого малыша с сердечком и поцеловав в щечку, я вложил в эти секунды весь наш полет, когда во всем мире для меня только она, наши объятия, полет, и зеленые, розовые, оранжевые пёрышки крыльев нашего незримого купола...
Увы, наше шоу подошло к концу и выходим с братом, в том же гриме и костюме, в последний раз кланяться. На мои глазах едва ли не слезы (все закончилось и не повториться). Зрители не понимают меня, глядя на мою приветливую улыбку и махание рукой. И только она тихонько вздыхает и прижимает к себе щенка, глядя на меня. И... я понимаю, хоть рампы погасли, у меня невидимо всегда будут кружить звездочки нашего полёта и однажды я вновь попаду под розово-светлый купол нашей сказки, где меня будут ждать её улыбка и ее глаза...

Аватара пользователя
xucn
Свободный художник
Сообщения: 1055
Регистрация: Август 2014
В сети/Не в сети: Не в сети

Re: писанинки :)

Сообщение xucn » 25 дек 2016, 21:09

дааа... еще чуток и у "Война и мир" появится конкуренты по размеру :th_dalewink:
а так как всегда 023.gif на высоте

Аватара пользователя
Gazero
Свободный художник
Сообщения: 3007
Регистрация: Март 2014
В сети/Не в сети: Не в сети

писанинки :)

Сообщение Gazero » 08 янв 2017, 15:10

Мерси) Стараюсь)
Новинка
-

:f-embarrassed:
Entrance-Moon-Magic

В сути, никто не знает его, как я. Каждый день много часов мы проводим вместе и он делится со мной своими секретами. И поскольку я ценю их, не буду говорить, кто он такой. Скажу лишь, что Вы прекрасно помните его... Маску и чёрный костюм с перчатками такого же цвета. И очень любите смотреть на его разные фокусы. И как он потом их показывает снова, приоткрывая для вас занавес их тайн. И вы не догадываетесь, что всегда видите и меня рядом с ним.
Нет, я не его дублёр (иногда ему приходиться прибегать к помощи паренька в таком же наряде и убранстве на лице, так как, при всём мастерстве, он не умеет раздваиваться). И я не его ассистент (при сложных номерах ему помогают... Несколько гибких славных парней в схожих металлического оттенка масках на половину лица и с длинными волосами, ниспадающими на чёрные одеяния магов... "Стоп! - скажете вы. - Обычно фокусника обслуживают хорошенькие девушки. Вот так оригинал тот, о ком ты говоришь!". Да, действительно. Наш герой весьма оригинален, и скрывает не один секрет. Однако... Не волнуйтесь, благодаря мне, вы узнаете их. Вы спросите, сгорая от нетерпения, кто же я. В ответ попрошу...
Догадаться, благодаря чему на экранах ваших телевизоров вы можете погружаться вместе с парнем в маске в мир магии. "Конечно же, благодаря камере!" - ответите вы.
Ну вот и познакомились мы, ведь я - тот самый видеообъектив, что неизменно сопровождает ваше любимое шоу о его фокусах!
Но хватит обо мне, мне предстоит снова сопроводить вашего любимца в сегодняшней передаче. Вот заиграл мистический аккомпанемент и вспыхнули факела по краям обширной сцены. Осветители показывают нам странную, всю в чёрной ткани, площадку. Сгораю от предвкушения вместе с вами. А вот и человек в маске (не перестаю любоваться этим причудливым черно-сине-белым узором на все лицо, благодаря игре немного подведённых глаз, и структуре этого волшебного туалета, ему удаётся сохранять лицо поразительно живым). Он одет в излюбленные чёрные бархатные перчатки и просторный, такого же кроя и окраса, балахон с просторными штанами (сложение у него чуть округлое, но пластичное). Несколько раз он обходит вокруг двух непримечательных красных пуфиков посредине чёрной площадки, которые попадаются нам на глаза, проводя по ним изящными жестами. Это его излюбленный приём (он тоже хочет, чтобы мы верили в реальность фокуса). Затем встаёт между ними и под музыку проделывает магические плавные пассы. Пуфики начинают вращаться, точно по волшебству!
Уф, как порою жалею, что не могу, как вы, захлопать в ладоши нашему волшебнику. Он же, сосредоточенно посмотрев сначала на красные вращающиеся объекты, потом на меня (то есть на вас как бы), делает широкий взмах руками и пуфики останавливаются. Он ещё раз чуть танцующей аккуратной походкой неспешно огибает их, приподымая алую скатерть и осторожно постукивая по ним, показывая, что никаких механизмов нет и пуфики цельные. Идёт ближе к зрителям. Ух, каждый раз, точно впервые, у меня дух замирает от этого. Подзывающим жестом он просит выйти помощников.
Точно стая воронов, ото всех краев сцены горохом посыпали юноши в масках, эффектно размахивающие плащами. Маг ждёт, пока они образуют круг и что-то словно шепчет им, завораживающе поводя кистями рук (но уверяю, он не говорит). Ассистенты исполняют ритуальный танец, пока он становиться между пуфиками, снова жестикулируя, как дирижёр, плавно оборачиваясь и наклоняясь. Парочку передних парней поднимают плащи как можно выше и играют поднятой тканью. Знаю, сейчас что-то произойдёт... Но что же?
Пару секунд спустя помощники опускают плащи, а фокусника в маске не видно! Хотя, погодите, я прищурюсь линзой и протяну носик с ней поближе. Вот так поворот - он точно разделился на две половинки, спрятанные в пуфиках!
Через крошечное отверстие сбоку на первом можно увидеть его голову, старающуюся казаться веселой и торжествующей (и только я ловлю усталые глаза и чуть дрожащие сжатые от напряжения губы под маской, покрытой изнутри потом, ему на самом деле очень тяжело). В другом пуфике видно ноги. Но как ему это удалось?
Даже я отказываюсь верить в подлинность происходящего. Но двое парней в плащах мигом занимают позиции, садясь на пуфики и ещё двое становятся с верху (несомненно ведь, что мой друг в маске научился расклеиваться на половинки, удивительно, правда?). Музыка и световые лучи прибавляют атмосферы загадочности. Ещё пару мгновений оставшиеся ассистенты кружатся вокруг пуфиков, играя плащами, потом их товарищи слезают с алых объектов и накрывают полами одеяния пуфики. Внизу видны вращения. Пауза. Потом... Поразительно - чародей в маске снова стоит посредине пуфиков, благодарственно-игриво взмахивая руками. В конце номера парни снова окружают его и вся группа позирует (на случай, если вам захочется сфотографировать их с экрана или просто полюбоваться или прокричать: "Браво!" (Уверена, он, несомненно, интуицией слышит все овации и это греет его натруженные чакры).
А теперь диктор заводит отвлекающую краткую речь, чтобы у него была возможность передохнуть и приготовиться к разоблачению фокуса. Помощники тоже занимают изначальные места, чтобы был эффект повтора моей пленки (а вот и ещё один сюрприз от него - все происходит вживую, даже повтор!).
Бедный фокусник не успевает вытереть маску, и спешит продемонстрировать... Высокие и весьма просторные колоны, что только казались низкими пуфиками, ведь верхняя часть выкрашена в чёрную ткань, сливающуюся с фоном; он обходит аккуратно конструкции ещё раз, теперь касаясь руки верха, чтобы доказать - не все так мистически; потом, встав посередине, рукой указывает на пульт, спрятанный под ковром. Далее, чтобы сохранять сюжет фокуса, он проводит заученные жесты, и мы видим вращение.
Уже знакомый мне и вам взмах, под теперь более заметное нажатие на кнопку ногой, и пуфики останавливаются. Наш маг терпеливо обходит их (он скрупулезно соблюдает сценарий придуманных номеров, и правильно, ведь порою это жизненно необходимо).
Идёт ближе, стараясь не потерять внушительного блеска во взгляде, после сложного трюка, подзывает ассистентов, что-то как если бы сообщнически показывает им жестами; они снова танцуют, он посередине, продолжая колдовать руками, но на этот раз парни только сделали вид, что поднимают плащи, чтобы мы могли видеть скрытое от глаз - пока нас развлекают саундтреком и ритуальными движениями, мужчина в маске быстро-быстро... Откидывает панель одной колоны, забирается по пояс, затем задвигает её обратно, после... Вытягивается в направлении другой, живо просовывая руку, чтобы закрыть отверстие в другой, убрать её и предстать перед нами с показавшейся головой. Вообразите, как непросто это сделать - такой мостик быстро, да ещё с поднятой одной ногой, чтобы сложилось впечатление, что маг разделился на две части. А чтобы создать иллюзию достоверности, два помощника прыгают и хватаются за ручки, скрытые изнутри колонны на границе алого и черного под тканью, затем они замирают в воздухе, делая вид, что удобно присели, другие два делают тоже, только держаться не рукой, а ногой. После ещё парочки движений группки, танцующей вокруг, изнуренный артист в маске как можно скорее выбирается и прячется за одну колону, пока парни прикидываются, что опять накрыли плащом обзор. Он жмёт на кнопку и потом уже встаёт в бравой позе, как раз тогда, когда помощники "опускают" полы одеяния. Он тяжело дышит, но не подаёт и вида, проводя торжественно руками и дружески прислоняясь к окружившим юношам в финале.
После... У него есть всего минутка выдохнуть, снять маску, выпить воды, вытереть пот и переодеться к другому номеру (мой странный приятель всегда делает все спиной ко мне, так что даже я не знаю, какое у него лицо). Для демонстрации следующей порции шоу он облачается в изящную чёрную рубашку с красными манжетами и ободком на шее, протирает перчатки и проходит в маленькую комнатку с красными шторами сзади (куда передвигает меня оператор). Мы можем наблюдать его с тем же загадочным фирменным взглядом и едва просматривающейся сквозь маску лукавой улыбкой. Он деловито достаёт ничем не примечательный светло-желтый жгут из-под маленького круглого стола, украшенного шаром (такой вы видели наверняка у гадалки). Ой, нет, не жгут! Немного подержав с разными наклонами эту вещь в руках, фокусник обращает свою руку и взгляд к другому концу, прищуриваюсь - да это же змея! Вернее - игрушка желтой змеи. "Внимание, дорогие!" – говорит, так любимый мною, его взгляд, вновь вернувшийся к нам и указательный палец, элегантно призывавший к концентрации. Свободной от игрушки рукой он проводит несколько пассов другой. Замираю мысленно вместе с вами в ожидании. Ничего не происходит. "Что такое, почему?" - Недоуменно чуть расширяет глаза и качает головой волшебник. "Не переживайте! Сейчас все будет!" - говорит он одним ласковым взглядом и движением руки. Он несколько раз обеими руками осторожно проводит над магическим шаром игрушкой, затем повторяет пассы магии, и... Смотрите! Змея покачивает головой и извивается в его руках, она открыла рот, собираясь напасть на нашего дивного знакомого. Но не бойтесь! Он ловкий парень и успеет бережно перехватить змею до укуса, показав ей пальчиком: "Не балуй!".
"Ап!" - красноречиво откидывается в демонстрации его рука, миг назад колдовавшая (другая все держит извивающуюся змею). Ух, здорово! Но в чем тайна? Может, дело в магическом шаре?
Не успеваю задумываться, ведь мне ещё предстоит работа - снять заставку передачи, что циклично крутится на другой стенке, не видимой глазу публики, поворачиваюсь к ней, а мысли мои с магом - поделится ли он и этой разгадкой?
Пару-секундный ролик позади, возвращаюсь, наконец, к нашему любимому кудеснику. Он стоит, как и ожидается, в той же позе, с которой начинался фокус (мне видно, как он усилием воли и тела подавляет боль и дрожь суставов после совсем недавнего испытания), держит непринужденно игрушку. Пассы.
Волшебник недоуменно артистически чуть тряхнул головой, как человек, у которого что-то пошло не по плану. Ненастоящая змея приближается к магическому шару. И тут маг замедляет свои движения, чтобы нам было понятно. Он вытаскивает припасенную леску и протаскивает сзади сквозь игрушку, у неё сразу открывается ротик, готовый к укусу и имитируется движение. Отвечающий взаимностью на любовь к вам, зрители, мой приятель повторяет процедуру с леской, вытащив её и показав более явственно, повернув ещё желтую игрушку так, чтоб было заметно отверстие. Потом он только играет роль своей жизни (в магию) и будто изумившись, не даёт игрушке себя укусить, контролируя положение и повороты лески ловкими пальцами. В конце номера он разводит с улыбкой руки: "Вот и весь фокус, дорогие!".
Теперь ему надо мигом покинуть комнатку, пока меня поворачивают назад к сцене, где уже подготовлен реквизит. Он традиционно неспешно прогуливается возле двух ящиков с человеческий рост, капельку пританцовывая в такт мистической музыке. Открывает оба ящика с двух сторон, показывая, что в них ничего нет и насквозь можно просмотреть. И встаёт то в один, то в другой. Покинув оба, человек в маске ещё раз обходит их, попутно произнося жестами заклинания и снова начинает заходить то в один, то в другой, все быстрее и быстрее, ведь.... Ящики начинают приближаться. В какой-то момент они быстро сливаются и резко разъезжаются. Судорожно ловлю глазком мага, где он? А он... Спокойно стоит сзади них и выходит к публике, абсолютно изменившийся - к нему точно прирос ещё такой же маг, подобно сиамским близнецам, только головы второй не видно!
Сколько его знаю, он всегда придумает что-то новенькое и не перестаёт нас изумлять. Включается в работу диктор. А волшебник встаёт на исходную позицию. Вот он открывает ящики и заходит поочередно в каждый из них. При этом, кажется, внизу кто-то шевельнулся под одним из ящиков... да нет, должно быть, показалось! Поработайте с ним с моё, вам ещё и не то почудится! Тем временем фокусник, выносливо играя глазами, несмотря на то, что их слепят рампы, проводит руками в магических движениях. Сзади он быстро ложится на пол, забираясь под приспособление под одним из ящиков, не обращая внимания на ушибы. Ящики сводят и тут же разводят прикреплённые сверху к ним тросы, не заметные под кулисами, ниспадающими сверху, а маг спокойно стоит, балансируя в костюме... на двоих (его дублёр забрался к нему из второго укрытия и прикинулся продолжением его тела, они оба осторожно и с максимальной скоростью выбрались как раз тогда, когда надо было показаться зрителям. Ух и быстрый парень, этот мужчина в маске!
По окончанию трюка он отстегивает подкладку наряда, чтобы ассистент мог выскользнуть из зафиксированной позы. И снова надо пройти в красную комнатку, переодевшись в чёрной пиджак с золотистыми пуговицами и брюки, дублера отпустив. Ведь впереди новые фокусы. Как всегда отрепетированные, натуральные, что могу подтвердить я, ведь меня покупали при условии никогда не обманывать поклонников мага. И неутомимо продолжаю записывать выпуск, в котором и вода, и огонь, и лезвия острые были... Пересказывать все не буду, ведь должны ж у нас для вас остаться секреты для следующего раза?
Но перед тем как погаснуть, я открыла в нем действительно что-то волшебное. В последнем номере ему следовало вызвать образ человека из пустоты.
Вот его фирменная походка, парни в масках на подтанцовке. Он встал посередине абсолютно пустой площадки и задумался. Кого ж ему вызвать из астрала? Жестом показывает, что придумал (руки дрогнули). После магических пассов он вызывает дым, музыку и красивые переливы света. Парни в плащах сопровождают это разными манипуляциями с предметами, которые вы наверняка видели в фильмах о магах или духах - кубок, меч, спиритическая доска, ловец снов... Тем временем парень в маске сосредоточенно делает пассы руками, легонько вращая попутно то стеклянный шар, то обруч, то пирамиду из кварца (это ему своевременно подносят все пляшущие помощники). Но что-то я его не узнаю - от привычного озорно-таинственного взгляда не осталось и следа, его точно подменили. Но кто это разглядит сквозь маску?
Фокусник как будто впервые в жизни не хочет, чтобы шоу продолжалось, и даже с закрытым лицом можно понять, как он волнуется и учащенно дышит. Но зритель ждёт новой сказки от него и, памятуя об этом, он, проделав несколько гипнотизирующих па, отчаянно-интригующе выкидывает руку...
И на расстоянии касания к ней... Из воздуха появляется девушка.
Она была одета в белое платье, маняще развевающееся складками в воздухе, ростом была маленькая и хрупкая, с черными волосами и синими глазами. Она стояла совсем рядом с ним и чуть переливалась искорками, точно фея или ангел, сияющая нежными оттенками, озираясь вокруг, точно впервые попав в этот мир из иных. Он смотрел на неё и... все сильнее моргал, борясь со слезами, порываясь обнять и не отпускать. Но режиссёр с прескверным педантизмом, мотивируя хотя б и скромной зарплатой, приказал ни на пядь не отступать от плана. И он покорно-деловито прошёлся вокруг девушки с самовлюбленными жестами. Воздушное создание плавно повернулось к нему, протягивая руки с кроткими-кроткими глазами. Маг, удерживая дрожь во всем теле, поддержал полупрозрачные руки гости из параллельной реальности, медленно кружа её в танце, не отрывая глаз от бледных почти детских щёчек её личика, совсем забыв, что под бок ему ассистенты толкали розу, что следовало протянуть девушке. Он с опозданием взял и едва не провалил фокус, чуть не выронив цветок. Но, вспомнив одну, видимо спасительную для его сознания вещь, он взял себя в руки и ловко держал розу, чтоб создавался эффект, что это девушка тоже поддерживает её. Они кружились в танце одни, по его команде-па, парни в масках ушли со сцены, унося магический реквизит с собой. Наш друг теперь не смотрит на нас, он растворился в этом чуде (и для него оно совсем настоящее, хотя он знал, что и это – лишь фокус). Под, уносящую куда-то в сказку, мелодию, чародей обнимает девушку и спешит поцеловать (у меня все механизмы внутри замерли - какой это был поцелуй! Сколько в нем скрыто!). Дым, сверкание лучей от прожекторов повторяются. Когда все исчезает, наш друг....
Стоит на потемневшей сцене, уже не сдерживая слез. И я с грустью ловлю каждую слезинку, падающую с его причудливой черно-сине-белой маски, впервые он виновато-прощаясь машет рукой, спеша за кулисы. Оставив, наверное, для нового выпуска тайну девушки из воздуха.
Маг снимает маску, впервые не отвернувшись от меня, уже погасшей. Но я внутренним глазиком вижу его молодое симпатичное лицо: вот эти смеющиеся добрые глаза, вот внимательная ласковая улыбка, темноволосого скромного юноши, снимающего наконец перчатки и жаркий костюм.
Но он не торжествует хорошо отснятую программу, не пересчитывает гонорар и даже не сплетничает с дублером и с ассистентами, снимающие тоже маски (а кто и парики). Он садится на табуретку и, перед тем, как уйти со съемочной площадки, долго-долго смотрит на кассету с записью девушки. Это она, при помощи хитроумного проектора, танцевала с ним на сцене.
Волшебник чуть смачивает слезой свои губы и целует кассету (это была его любимая, погибшая в авиакатастрофе; с тех пор он продолжил ставить номера только с ассистентами-парнями, отказавшись от модных нынче помощниц, чтобы не оскорбить память о невесте). Он ещё посмотрел на пленку, вспоминая каждый миг, проведённый с любимой, какой особенно красивой она предстала перед ним с помощью проектора; легонько обнял запись, представляя снова в объятиях с нею, и третий раз поцеловал. После он положил её на место и ушёл, ловко положив ближе к груди под пиджак незаметно взятую розу (ту самую, из номера). Она была искусственной, а значит, магически будет цвести вечно, как и его любовь к девушке в его сердце...

Аватара пользователя
Gazero
Свободный художник
Сообщения: 3007
Регистрация: Март 2014
В сети/Не в сети: Не в сети

писанинки :)

Сообщение Gazero » 26 янв 2017, 14:13

(Посвящение)

Digital winter

На пустынных улицах полно толпы, празднуют новое событие, придуманное не ими; но просто, чтобы быть в течении; часы отмеряют секунды морозных огней снежинок; похоже, ночь вновь укроет холодом.
Народ спешит за кофе и в тёплые кафе сытных булок с начинкой; прижимая последние копейки для соуса последней моды. Еле-еле пробивается луна, этот безликий смайлик вечера... сквозь катышки снега ползут лепестки розы, унося в страну воспоминаний минуты мечты. Чёрная помада худенького мима опускается на усталую улыбку, его руки мерзнут в тонких белых перчатках. Но они притворяются, что касаются солнца... крошечного, заключённого в стеклянный шарик, ведь такая его новая миниатюрка, отрепетированная, короткая, но сложная... Но мало кто наблюдает её - все или говорят по телефону, или просто пробегают мимо, удрученно прижимая к себе портфели и сумки, либо стоят, сидят, полулёжа располагаются на покрытых инеем скамейках с цифровыми экранчиками (там - что они захотят, вплоть до собственной маленькой реальности).
Ох уж эти экранчики! Мим с робкой улыбкой подхватывает их ритм увлеченности и принимает ту же позу, состроив изумленно-восторженную забавную рожицу. Его пальцы в тоненьких белых перчатках, терпя мороз, начинают похоже тыкать и водить по воображаемому экрану, очевидно, в поисках крошечных виртуальных сердечек для своего мирка. Его взгляд, подведённый чёрные и оттеняемый белой пудрой на щеках, еле-еле скрывает готовые навернуться слезы (никогда ещё настроение прохожих так не передавалось ему; как никогда ему нужна была хоть частичка признания).
Ведь рядом с юношей лежал голубок, его ручной тихий друг, что очень грустил без солнца; такого, крошечного в форме ярких воздушных ниточек на деревянной иголочке. Птичка скучающе уткнулась носиком в перья, что нещадно теребил ветер...
Парочка, увлечённая смартфонами, на которую подавал надежды мим, оторвала глаза от электронного путешествия в моменты эмоций. Юноша собрал всю жизнерадостность и веселость для озорного жеста навстречу им, незаметно протягивая старомодный котелок ("Хоть самую мелочь, прошу, он замёрзнет!" - безмолвно молил он, с каждой минутой все больше переживая за крошечное белоснежное сердечко, дрожащее на холоде у его ног, бессильное улететь). Парочка виновато-благодарственно улыбнулась и, сфотографировавшись с мимом (он только и успел ошалело-заученно принять эффектное выражение лица), поспешила по своим делам. Лунный смайлик над той безлюдной улицей вновь освещал огни и пробегавшую редкую толпу и считал падающие крупные хлопья снега, зажигающиеся окна домов и неоны кафе. Опустив голову, юноша хотел смотреть в никуда, но невольно видел только одно - мерзнущую птицу и... увлечённо глядевшую в экранчики ту самую парочку (была у них и не мелочь, ведь они угощались пирожным и коктейлем).
Мим, боясь за остатки грима, одернул мысленно себя, чтобы не заплакать и поспешил заглянуть в разбитое крошечное зеркало (тёмные глаза его подчёркивали две чёрные полосочки с капельками на конце, спускающиеся по щекам). В край стекла просилась разноцветная электронная панорама города, который где-то далеко, и в нем есть живое солнце, хотя б и за стеклом, даже среди ночи зимы...
Внезапно он дрогнул - негромкое "дзинь" отозвалось в его прохудевшем котелке. Юноша поднял глаза - белоснежная фигура девушки удалялась по направлению к далёкому силуэту заброшенного здания с высокими и крутыми ветхими лестницами. На мгновение незнакомка повернула к нему лицо - только чёрные глаза на фоне белого одеяния со складками и покрывалами, бледного лица и белых ресниц с бровями. Руки у неё были пусты, никакой, даже крошечной сумы. "Она отдала все свои деньги, чтобы мы могли почувствовать крошечную нить солнца" - подумал мим, покупая спички, мысленно провожая её взглядом.
Пальцы в белых перчатках осторожно подносят огонёк к голубю и укрывают его от ветра, его глаза смотрят на живые искорки пламени, они - точно крылья белой птички или... белоснежные складки длинного одеяния той девушки... Вокруг продолжают мелькать цифровые огни и опускаться ночной снег, круговорот даже незримой толпы на безлюдной улице. Мимолетно падают снежинками мгновения и сияют в огнях неонов… Юноша собрал лепестки, которые не успел похитить ветер и осторожно вручил их клювику согревшегося обрадованного голубя. И несколько мгновений спустя…
Она увидела, как, точно в сказке, падает на ступеньки заброшенного здания снег, перемешанный с лепестками нежно-розовых роз, точно дождь… Сквозь него улетает голубь, и кажется, частицы солнца и лунного смайлика осыпают тишину ночи сиянием…

Аватара пользователя
Gazero
Свободный художник
Сообщения: 3007
Регистрация: Март 2014
В сети/Не в сети: Не в сети

писанинки :)

Сообщение Gazero » 29 янв 2017, 16:55

Sim-Arcade

Девушка снова укрылась одеялом, вспоминая, что где-то, в реальности, в которую вели ступеньки клавиатуры и открывалась дверью экрана монитора, без неё распускались цветы на новых артах и вились дорожки ленточных записок о новых фильмах; в пузырьках уровней игр ждали красочные и движущиеся фигурки...
Она с тоскующим видом уткнулась щекой в подушку - несколько стаканов воды потихоньку отпускали из головы и сердца шумяще-давящее действие соли...
"Ну и все равно" - скучающе подумала девушка, вспомнив, как без неё, должно быть, уже погибли любимые человечки из игры... Которых она кормила, одевала и следила за их жизнью и отношениями с другими человечками, дарила им питомцев и... компьютеры... А теперь все насмарку (она тихонько вздохнула, вспомнив одного, особо симпатичного ей человечка - мужчину, одетого в забавные широкие шорты, ботинки с развеселыми шнурками в разные стороны; с немного кудрявыми волосами до плеч и добродушными карими глазами. В глубине души она даже признавалась себе, что хотела бы такую жизнь, как у него, или хотя бы, чтобы он был рядом, пусть и на экране...
Часы показывали непоздний час, но она продолжала лежать в кровати, раза два неохотно-робко вытянув шею в сторону морозного окна - там был холод, спешили по своим делам машины и люди; и все одно и то же, скудно и неинтересно, каждый день; а вот у того человечка...
Девушка закрыла глаза и ухватилась крепче за воспоминания о своём виртуальном любимце о забавных шортах и чуть кудрявых волосах - как он потешно плясал при знакомстве с другими человечками и фотографировал котёнка для задания (часы в комнате совсем затихли и неслышные цыпочки луны крались к её глазам)...
- Проснись! - вдруг услышала девушка негромкий мужской голос. Она спросонья потянулась и потёрла глаза, потом ещё и ещё, никак не считая возможным поверить в то, что видит: перед ней стоял... Тот самый человечек-мужчина, в полный рост, без значка жизни над головой. Те же добродушные глаза, немного вьющиеся волосы до плеч и уморительные ботинки со штанами. Его вид чуть изменился, но она не могла ошибиться, это он, только... Живой!
Мужчина в руке держал так знакомый ей телефон, на котором приготовлен ролик с рыжим котёнком (именно такого питомца она дарила ему в игре).
- Ты так и не посмотрела мой новый ролик... - протянул ей отснятое мужчина.
- Я... не в игре... - пространным голосом ответила девушка, точно помня, как, долго гонявшись за результатом, довела человечков до изнеможения, потом, чтоб не видеть, как они умирают, перезапустила игру и, увлёкшись другими мирками, к которым ведут ступеньки клавиатуры, больше не возвращалась к ним.
Ей стало неудобно перед человечком, все любезно глядевшим ей в глаза, до чуть покрасневших щёчек.
- Я... перезапустила свою игру - быстро ответила она, надеясь, что эта аллегория не оскорбит его.
- В таком случае, давай начнём все сначала! - радостно отозвался он. - Я - Сим. Давай дружить! - он хотел было протянуть руку для знакомства, но задумался.
Немного погодя он, боязливо-быстро положив телефон обратно в карман, начал опасливыми широкими шажочками на цыпочках мерять комнату, словно в поисках чего-то.
- Что ты делаешь, Сим? - привстала от изумления девушка на кровати, стараясь не улыбаться.
- Не вижу кнопки "Стать друзьями" - отвечал человечек, деловито заглядывая в шкафы и перебирая там одежду. - Раньше я её видел... - он на минуту растерялся и словно чуть погрустнел. - А, это, наверное, новая аркада, без кнопочек.
И Сим ребячливо-радостно присел, если не сказать "плюхнулся", на кровать рядом с девушкой. - Попробуем пройти это задание вместе? - он стеснительно чуть улыбнулся.
И осторожно-восторженно сложив руку для приветственного пожатия, человечек протянул её девушке. Она... внутри себя тотчас захотела привычно спрятаться за набором смайлика и скрытым планшетом взглядом; неуютно-опасливо отозвался внутри миг простого знакомства; - "до чего я дошла! Даже Сим не робеет познакомиться со мной, а я..." - нечто вроде совести тотчас округлило ей глазки.
- Делай как я, друг, это несложно! Помнишь, ты сама учила меня знакомиться?.. - тепло изрёк человечек, подбадривая её и тактично-медленно вкладывая свою руку в её.
И в это мгновение она ощутила... Тёплую и сильную, живую руку (она забыла, когда общалась с кем-то; и это банальное пожатие как будто... Сложилось в невидимую развязывающую путы ниточку, лучик, ведущий к настоящему, интересному миру...).
Карие понимающие глаза Сима разговаривали с ней об этом без слов; и этот момент мог длиться вечно; как... Щелкнули часы. За окном было светло.
- Ого, пора встречать новый день! - бодро взмахнул чуть рукой человечек, на лету поправив кудри.
- О, Господи, опять! - вырвалось вслух у девушки, и она вцепилась в подушку и одеяло, точно цветок корнями в живительную почву.
- Ну ты чего? Я помогу тебе... - ещё раз пожал руку ей Сим, браво-забавной походочкой описывая круги по комнате, очевидно не желая что-то делать без своего нового друга.
Она, подгоняемая этим жестом, робко-скоро встала с постели и заправила её. После этого они направились на кухню.
- Что будем кушать? Я угощаю! - загорелись глаза у Сима (неудивительно, ведь в игре у него было хобби кулинария).
- Да что попроще, неудобно тебя нагружать! - спрятала взгляд девушка, открывая холодильник и готовясь сварить сосиски.
Чудной человечек опять застыл, но теперь не в поисках кнопки.
Он внимательно обошёл кругом её, так близко всматриваясь, что касался волосами. Закончив эту потешно выглядевшую процедуру, он заключил:
- Нет, давай лучше каши. Ты худенькая и бледная. Надо кушать больше и здоровее.
"Не... достаю… до крупы!" - буркнула про себя она, одними глазами, с видом тонувшего в лимонах услышав нелюбимый продукт питания. Этим она хотела всеми силами уйти от каши, хотя и вправду была маленького роста.
Понимавший её без слов Сим открыл телефон и что-то усердно читал несколько минут, потом он подошёл с нескольких сторон к табуретке, точно оценивая, с какого вида она краше, и, изумившись чему-то, взял её, приставил к шкафу, на верхе которого поджидала упаковка крупы...
- Просто я думал, что не привыкну к новой игре! - объяснял он, помешивая кашу. - А она почти не изменилась, так же предметы с высокой полки доставать.... только кнопочек нет... - с этими словами он отложил порцию девушке и себе.
Они ели молча и все это время она спрашивала себя: почему вдруг такая мелочь, как завтрак заиграла для неё новыми красками, и больше не просятся усталость и раздражение при мысли о том, что надо будет, к примеру, варить кашу?
Человечек отвечал ей взглядом: "В этом нет ничего серого и тягостного, просто ты так привыкла к миру за кнопочками, его стало уже слишком, он довёл тебя, что ты держалась на его нити, упуская другую... Прости, не плачь". Он подбежал к ней, бросив кашу, вытирая слезы.
- Не плачь, давай попробуем ещё что-то. Ты главное, не бойся, я буду рядом...
И она... поверила в себя, в то, что жизнь может продолжаться, после минут соли; девушка старательно делала ногами "елочку", держа за руку Сима и, впервые за долгие дни, ощущая радость движения и морозного воздуха; она даже попробовала сделать круг и поворот змейкой, поддерживая на скольжении человечка, попробовавшего исполнить на льду свой фирменный танец из игры. Но... Коньки наклонились, поехали - и танцоры мягко упали; однако... Она не обратила внимания на неожиданность и ощущение падения, снова встала и поехала, смеясь и хлопая в ладоши своему спутнику, который забавно перебирал ногами на месте, пробуя двинуться вперёд...
Над ними мягко кружили электронные огни дискотеки катка (девушка видела в них звезды), она ехала с ним вперёд, к белой и почти незаметной линии бортика, невидимо прощаясь со страхами и горестями темного уголка, освещаемой только экраном и лампой...
Сим тихо-осторожно обнял её на повороте. "Я счастлива, что смогла начать жить снова! Знаешь, это произошло в тот миг, когда мы встретились". - тихонько обратилась она к нему глазами.
"Я буду рядом. Ничего не бойся!" - повторил он, и пару взлетевших от льда снежинок переместились с его кудрей на её щёчку...

Аватара пользователя
Gazero
Свободный художник
Сообщения: 3007
Регистрация: Март 2014
В сети/Не в сети: Не в сети

писанинки :)

Сообщение Gazero » 03 фев 2017, 17:19

Beyonde...-Entrance-...

Крошечные лучики и облака льются причудливой вязью сквозь синеву. И вы наверняка в ожидании новых чудес, ведь... отлично знаете, что это - оформление заставки вашей любимой передачи, в которой загадочный маг в маске придумывает невероятные фокусы, показывает их и после - проделывает снова, раскрывая все их секреты.
Отлично помню, что она не поменялась с самого начала нашего с вами знакомства (меня тогда только установили на павильоне о двух залах (один - комнатка с красными шторками), другой - открытая сцена, декорации которой меняются в зависимости от трюков. И каждый раз, как впервые, волнуюсь и изумляюсь, следя за нашим героем; откладывая каждый миг его искусства фокусника в… электронной своей памяти (я ведь... - обычная камера на площадке шоу о нем)...
Позвольте приоткрыть её занавес для вас ещё раз; до того момента, когда человек в маске стал выступать только с ассистентами-юношами; когда в прорези для глаз его необычного убранства закралась грусть...
В тот вечер он был особо волновавшимся, ведь ему предстояло открытие нового сезона программы; и он, наспех поужинав, отправился на съемочную площадку. Там его ждала... Девушка с кажущимися синими глазами и черными волосами, кротко улыбнувшись и приобняв его (в сумочке у неё уже были приготовлены аксессуары для сегодняшнего выпуска; и я изо всех сил ловлю их взглядом, сгорая от женского любопытства (мы ведь все так похожи в интересе к чужим помадкам и платьицам)). Юноша тихонько целует её в щёчку и показывает записку о том, что её ждёт сюрприз в каждом номере, ведь открытие нового формата шоу он посвящает ей.
В подкрепление своих слов (ведь тот вечер был в День Влюблённых) он мягкими движениями, на которые способен лишь крепко любящий свою половинку, одевает ей на палец изящное колечко с сапфиром в форме сердечка (он недавно перестал скрывать свои чувства к ней и всю небольшую зарплату тратил на подарки любимой и приятный совместный досуг с ней, мечтая с новым сезоном, своими новшествами обязанным подарить больше поклонников передачи, зарабатывать чуть больше и, наконец, жениться на девушке).
Ещё раз поцеловав её, он посмотрел на часы и на меня - скоро надо начинать: юноша одел свою фирменную причудливую маску на все лицо, покрытую бело-черным узором из полосок; чёрные перчатки и красную рубашку с черным драконом и черными манжетами. Я пока кручу заставку и коротенькое выступление конферансье. Когда отвлекаюсь от вступительных роликов, фокусник уже стоит посредине большой площадки, задрапированной чёрной тканью. Он проводит магические пассы и негромко хлопает в ладоши. И вдруг я восторженно наблюдаю настоящий звездопад, красиво ниспадающий вокруг нашего героя, стоявшего с одной рукой, согнутой в локте и державшей букет белых розочек (вторая плавными движениями, подчеркивала мистически сказочную музыку).
Кажется, мы можем наблюдать это вечно; но волшебство только набирало обороты (подзывающим жестом человек в маске приглашает девушку... с рыжим каре и вуалью на все лицо). Присев в реверансе перед вами, дорогие зрители (а я могу посмотреть на её длинное синее шелковое платье со складочками), она берет букет розочек и робко протягивает руку фокуснику. Он с радостью поддерживает её, от счастья видеть её рядом, видно, позабыв разогнуть вторую руку. Внезапно опять падают звезды, только... Снизу вверх! Эдакий пульсирующий небесный фонтанчик перед нашими глазами; я с трудом верю собственной линзе: девушка тает в звёздах, и видно только силуэт склонившегося над ней мага!
Но через несколько мгновений звезды рассеиваются и... Мы видим, как человек в маске поддерживает в воздухе девушку на одной согнутой руке! Невероятно! Какой силач, оказывается, мой друг! Его очаровательная спутница тем временем чуть опирается на его плечо и смотрит на меня, и на вас тоже; в мыслях, наверное, только догадываясь вместе с ним, как сильно вам понравился этот фокус!..
Как им это удалось?! - думаю я, прокручивая крошечный ролик. К счастью, это видео миновало очень быстро, и снова видим мага (его прелестная помощница вышла за кулисы). Он демонстрирует нам ладошку, на которой спрятан искусственный букет с пружинным механизмом, прикладывая к другой руке и слегка надавливая на него, можно увидеть, как смятые цветочки распрямляются. Кудесник, магически поводив руками, снова хлопает в ладоши и убирает руку, от чего букет становится пышным, оставляет его на второй ладони и... Осторожно убирает руку за спину, как раз в тот момент, когда посыпались электронные движущиеся картинки на черном холсте, подвешенном чуть впереди него; для достоверности работники сцены подсвечивают "падающие звёздочки" лучами, падающими с боков сцены. Но ведь вторая согнутая рука так и осталась, цветы на которой дожидались девушки в интересном платье со складочками. Как так получилось? Присматриваюсь со всем вниманием. Взяв букет, девушка опирается на другую руку человека в маске, на вторую она...
Просто ложится, быстренько принимая аккуратно-безопасную позу и приподнимая чуть ноги, чтобы сохранить равновесие (а чтобы не терялась реальность эффекта, она приподнимает складочки платья и, быстро-осторожно... Прикрывает ими концы доски, в которую вмонтирована фальшивая рука мага (раньше её концы прикрывал букет). Все это делается очень точно и с большой скоростью, ведь иначе даже отвлекающий фонтанчик звёзд не спасёт трюк; и лишь не устаю поражаться усердию и фантазии фокусника и его милой ассистентки. Но некогда размышлять, надо смотреть дальше! - с этим мысленным постулатом, удваиваю четкость объектива.
Да, я не ошиблась! Вот, видно, как по окончанию номера девушка осторожно слезает с доски и приоткрывает её, завернув чуть ткани "костюма и перчатки", а "их" владелец отходит на небольшое расстояние от... Небольшой сваи, замаскированной под его ноги и туловище, на уровне согнутой руки там и была закреплена доска (вот почему он приготовил обе руки - чтобы подстраховывать помощницу, балансирующую на довольно тонкой и недлинной конструкции).
Далее снова ролики, сначала меня раздражала необходимость вечно прерываться на эту короткую рутину одинаковых кадров, но потом я приноровилась другим краем стекла отмечать, что происходит в это время в студии. А за эти сверхбыстрые моменты девушка откидывает вуаль от лица (те самые синие глаза, что свели с ума нашего волшебника) и помогает ему накинуть поверх рубашки тёмный пиджак для выхода в следующее представление (он тем временем заботливо проводит по волосам, высвобождая чёрные пряди от парика и удерживающих его заколок); представляю, как бы он хотел оставить все свои дела и провести остаток вечера только с ней; но необходимо было закончить передачу... Слышу его досадный вздох сквозь маску; но он осознает прекрасно: грустить некогда, чем быстрее отснимут материал, тем скорее он уйдёт с площадки и сможет уединиться с девушкой. Вдохновлённый этой мыслью, он скрупулёзно вытирает глаза от пота и подводит их тенями, в тон темным полоскам маски; и идёт в красную комнату, бросив взгляд на девушку, устремившуюся на переодевание...
Встречаю знакомые красные шторки, круглый столик и... Добрые улыбающиеся глаза нашего любимого кудесника, жестом подготавливавшего нас к новой маленькой сказке. Он держит в руках спичку и показывает, что она самая обыкновенная. Из сундучка на столе достаёт крошечный объемный прямоугольник из льда. На секунду кажется, что он что-то заговорщически шепчет этому холодному безмолвному добровольцу. Магический милый круг надо льдом указательным пальцем. Он снова просит нас посмотреть, что ни с прямоугольником, ни со спичкой ничего не изменилось. Ловкими многоопытными руками человек в маске кладёт деревянную иголочку для ниточек огня на лёд и веерными движениями другой руки, чуть прикрывая объект, снова призывает на помощь свою магическую силу, сопровождая это игриво-лукавым взглядом. "Раз, два, три!" - отсчитывают его артистичные движения кисти одной руки и вторая убирается.
Спичка... Вросла в лёд! Человек в маске демонстрирует нам прямоугольничек с разных сторон, показывая, что это вправду занятная ледышка с, оказавшейся мистическим образом внутри, спичкой. Для достоверности он даже зажигает её от коробка, предусмотрительно подготовленным им перед съемкой этого фокуса. И мы снова наблюдаем зажженную спичку, беспечно поигрывающую пламенем, как будто она не находится во льду. "Ву-а-ля!" - откидывает в жесте ладонь фокусник, задув огонь, отложив пленницу холодного прямоугольника и представ перед нами в финале в излюбленной бравой позе.
Скучный голосок конферансье с трудом вырывает меня из впечатлений после увиденного и обнадеживает скорой разгадкой этого трюка. От предвкушения и нетерпения я едва ли не тупочу невидимыми ножками на месте и не тяну ручки к магу, приготовившего для разоблачения новый кусок льда и новую спичку, спрятав в сундучок старые... Мимолетность и... - Ура! Я снова в деле; и вместе с вами, затаив дыхание, готова узнать секрет фокуса. Маг опять демонстрирует тощую щепку с серой на конце, убеждая нас, что она самая банальная в мире. Затем он подносит к лицу такой же найобыкновеннейший на свете прямоугольник из льда; и глазами словно что-то говорит ему. Далее идёт уже знакомый круг над ним указательным пальцем, в котором вся соль номера...
Вы не ослышались и это не каламбур - юноша в маске действительно намазывает пальцем соль на лёд, умело прикрывая это правильным ракурсом, на миг он меняет его, чтобы мы могли рассмотреть этот процесс получше; ради нас он даже чуть распахивает горлышко пиджака и засовывает руку в его глубины, из недр нагрудного кармана он ловко достаёт солонку, любезно поднося её ближе к нам. "Убедитесь сами!" - беседует с нами он одними глазами, чуть высыпав на палец содержимого и попробовав на вкус. "Ммм, вкусная соль!" - показывает он жестом и высыпает ещё, смелее, на лёд этого лакомства, повторяя магический круг.
Далее он, положив на прямоугольник спичку, проделывает веерные движения руками и показывает нам кусочек льда со внутри спичкой, так, чтобы были заметны катышки соли, после – поворачивает так, чтобы их не было незаметно; зажигает пламя он на мгновение, чтобы лед не успел подтаять, присовокупляя разыгранную взглядом миниатюрку под названием «удивление». Задув спичку, он откидывает руку с понимающим кивком головы («Вот и вся соль фокуса!» - точно при этом повторяет мои мысли человек в маске; как ему иногда это удается? – загадка!).
Да, он не перестаёт нас баловать все новыми тайнами... Но вернёмся к нему (после привычной паузы). Он вновь приветствует зрителей в большой зале, с темным фоном, прогуливаясь в полном одиночестве по небольшой площадке со стальными прутьями, показывая нам попутно, что тут никого нет.
Из другого конца появляется та самая девушка (на этот раз на ней нет ни парика, ни маски на пол-лица, она не прикрывалась веером, ни вуалью); точно сияющая фея она прогуливалась неподалёку на сцене от нашего героя, невольно любовавшимся её синими глазами, черными локонами и пышным белоснежным платьем с пышными коротенькими рукавами (она предстала перед ним словно в ту минуту, о которой он грезил - как невеста). Юноша в маске сделал шаг было к ней, но остановился, опустив огорчённо голову, потрогав свой бело-чёрный неподвижный убор (мне стало жаль его, вдруг он мечтал подарить своей прекрасной подруге поцелуй?). Тем временем его сон наяву прогуливалась, вставая на причудливые фигурки, ведущие ступеньками к лунному свету. Она необычайно хороша, купаясь в нем. Наш чародей, судорожно ухватившись за понимание этого, сделал несколько отчаянных магических пассов, упав на одно колено и поэтичными жестами одновременно выражая свою любовь.
Сцена наполнилась красивыми искорками дыма; я... Не могу оторвать цифрового глазка от этого мирка поэзии чувств. Ой, сейчас ахну вместе с вами - девушка идёт по воздуху! Точно поднимаясь по незримой лестнице, она летит к луне, несмотря на падающие фигурки...
Юноша хотел было броситься за ней, но... Вспомнил о своей маске, с горечью на глазах снова схватившись за неё (мне даже показалось, что он вправду возненавидел свой артистичный аксессуар, не особо, должно быть привлекающий такую красивую девушку)... Чувствую себя вместе с вами неловко от бессилия помочь воссоединиться двум половинкам любви. Ах, если б было средство скинуть маску!
Но я верю, для человека в маске нет ничего не возможного. Он магическими пассами помогает девушке спустится и... От избытка чувств немного приопускает ей рукава платья, проводя руками вдоль её рук, но не касаясь их (да, с открытыми плечами она ещё более прекрасна, хоть и засмущалась). Юноша осторожно отходит в сторону и... Рывком снимает маску, попутно заключая девушку в объятия. Но что это? Он так и остался в ней! Не давая ей опомниться от изумления, он целует её в нижний угол щёчки... Вот так магия любви оживила маску, ух!..
Дух захватывает... Вокруг них смыкается поток лунных искорок как причудливый занавес миниатюры из истории их чувств... Прозаичный ролик обрушивается на мой штекер, но... Я не обращаю на него внимания, с интересом наблюдая, как отходят на начальные позиции маг и девушка, робко поправляющая рукава, а из отведённого места вырастают (из глубин пола) копии опрокинутых фигурок. Время повтора! Поехали! Я иду вслед за нашим чародеем, который обходит площадку с тёмными сторонами (наверняка именно там таится ключ к одной из разгадок номера); но не буду торопить вас; посмотрим ещё раз на прекрасную девушку и её платье. По сценарию, юноша порывается к ней подойти, но не может, с горечью трогая маску. Теперь он показывает её маленький фокус: это бело-тёмное узорное чудо... Крепится одной стороной к темной ткани, скрывающей уши и остальную часть головы фокусника, как дверца; за которой нас ждёт... Такой же как и маска грим (та же глубокая, как вырезанная, полоса рта с опущенными углами вниз; те же ободки, по всей ширине лба и по обе стороны глаз и щёк, темно-серые с темно-синим, кажущиеся при нужном освещении черными, вперемешку полосками цвета грязно-белой пудры; вот он даже чуть проводит пальцем руки, обнаженной от перчатки, по лицу, чтобы на нем остался след от теней. Показав нам таинства своего туалета, фокусник поправляет грим, при помощи мини-зеркальца с тенями, потом пряча это в карман. Он робко-ласково улыбается нам так, что это едва заметно, как если б наш человек и вправду был в маске, и захлопывает её дверцу, проверив, чтобы все нюансы его сценического макияжа совпадали с узором этого убранства.
Теперь чародей со спокойной душой трогает её с выражением отчаяния и тоски по возлюбленной, как это предусмотрено сценкой; успеваю метнуться взором к девушке, которая тем временем восходит по фигуркам к лунному свету, предоставляемого им софитами и спец-эффектами. Только мне видно, как ей тяжело сохранять равновесие, осторожно держа подол пышного белоснежного платья. Она шагала по тонкой стеклянной лестнице, к которой вплотную приставлены фигурки. Уф, бегу снять общий план, откатываясь взглядом назад, чтобы в кадр попала и она, и юноша. Он делает магические пассы руками. И тут она... Осторожно-едва заметно толкает ножкой (продолжая идти вперед) вбок статуэтки, подняв руки, чтобы они падали и создалась видимость ее полёта (надеюсь вместе с вами, что она не порезала ножки).
Наш товарищ в маске отвлекает от сложностей такого трюка своим повторным драматичным жестом, связанным с хватанием за лицо (Осторожней, не сдвинь там ничего, человек в маске!). Выждав паузу, он магическими движениями рук "помогает" спуститься девушке (она тем временем аккуратно сходит со стеклянных ступенек и, встав на цыпочки, художественными шажочками, создавая иллюзию, что её влечёт невидимая сила магии, подходит к нему).
Далее она, чуть краснея щечками, демонстрирует прикреплённые к внешней стороне рукавов магниты, чуть прикрытые материей, фокусник приподымает руки тыльной стороной, показывая прикреплённые к рукаву плоские магниты; он проводит ими вдоль рук девушки на расстоянии (и они начинают притягиваться к другим магнитам, опуская ткань вниз). Уважая стыдливость своей возлюбленной, он проводит ими в обратном направлении и рукава натягиваются за ними вверх.
Но для полного исполнения сценария надо опять приоткрыть плечи и девушка стеснительным кивком подсказывает это магу. И вот встав в нужный ракурс, они проделывают снова этот незабываемый трюк с платьем.
Немного отойдя к площадке со стальными прутьями по углам, человек в маске смотрит на меня (Ух, не по себе иногда от его взглядов, не так ли?) и снимает маску. Но повернувшись к девушке, словно остаётся в ней, только ожившей настолько, чтобы поцеловать её; все так быстро что я...
Замедляю время своим электронным глазам и прищуриваюсь фокусом в этот фокус (извините за каламбур) как можно сильнее. Вот оно! Он только отодвигает муляж маски, выдвинутый им незаметно при помощи нажатой кнопки. Там все скрывала ткань и такого же цвета кармашек в ней. Когда он готовился поцеловать девушку, он быстро нажал кнопку, схватил шторку с другой стороны одной рукой, откинув настоящую маску, другой он придвинул стальной прут с подвешенной тканью, чтобы скрыть окончательно задвигающийся муляж, делая вид, что обнимает возлюбленную. Косые лунные лучи, столпом охватывающие их, помогли скрыть эту сложную операцию. Но для большего интереса чародей повторил все без дымо-световых эффектов.
После этого, он встал в позу в обнимку с девушкой, на случай, если вам захочется их сфотографировать или подольше полюбоваться ими. Впереди ещё было несколько номеров, но о них я расскажу в следующий раз (я тоже, как и человек в маске, люблю оставлять секретики на потом); они все были яркими, сложными и не очень, насыщенными и быстрыми... Но все их он старался выполнять с задором, чётко и терпеливо выполняя все части фокуса (и повторяя их так же выносливо и точно).
Он не мог дождаться завершения передачи, чтобы написать ей одну заветную записку... Но, уже выключенная, я увидела невидимым глазиком, как сразу после последнего кадра, пока он писал признание ей и предложение руки и сердца, у девушки зазвонил телефон. Она ответила и быстро пошла к выходу, схватив чемоданчик и попрощавшись (она оставила подаренное кольцо ему, пообещав, что скоро они снова будут вместе)...
Это был последний раз, когда он видел её и был счастлив... Вскоре лунная дымка унесла лишь воспоминания о ней... Все вроде бы было как прежде, только больше наш фокусник никогда не появляется с девушкой на сцене...
Ведь тоска по его погибшей любимой навсегда поселилась в прорези для глаз его маски, скрывая слезы... Но их почти не видно в рамке заставки продолжавшегося (в память о ней и об их любви) шоу, за искорками и таинственным дымом...

Аватара пользователя
Gazero
Свободный художник
Сообщения: 3007
Регистрация: Март 2014
В сети/Не в сети: Не в сети

писанинки :)

Сообщение Gazero » 05 фев 2017, 21:27

Kwai-dan


Каждое упавшее перо, что летит сквозь дождь или снег, что рисует причудливые узоры в тумане, стремясь к луне, несёт в себе частичку одной древней истории...
В тот миг, как и сейчас, тихонько зажигались фонарики с наступлением темноты в одном древнем королевстве. На первый взгляд, кажется, кругом лишь заброшенные храмы и дворцы, и лишь ветер стучит в колокола заброшенного города... Но и там и тут видны перья, крупные и крошечные, нежный пух и жесткие внешние пластиночки крыльев, разных цветов и переливов, точно все птицы мира слетелись в это таинственное место...
Это было королевство волшебных птиц, что умели превращаться в людей. Там можно встретить аристократичных гейш - журавлей, ловких ниндзя - крох-кардиналов, важных надутых старух-купчих - уток-мандаринок, усердных мастеров - дятлов, мудреца - сову и глупого, но красивого глашатая-павлина. Жили они мирно и в согласии со своими соседями - простыми людьми, отчего-то… с некоторых пор очень недобро глядевшими в сторону высоких расписных стен города птиц.
И никто не понимал, отчего многовековая дружба стала рушиться: матери, укладывая спать непослушных малышей, пели им песни про "страшных оборотней, что прилетят и унесут их".
Всех, кто нечаянно поднимал летящее перо, сразу подозревали в магии, дошло до того, что государь соседей волшебных птиц запретил появление не только их у себя в стране, но и их тени, под страхом смерти.
И лишь один генерал - попугай радовался зловещим переменам. Ведь... Страшно он завидовал своему правителю - принцу черному лебедю, прекрасному юноше, чьё лицо украшали сияющие чёрные с красным на концах тенями, изображавшие фигурку лебедя; На поясе черного одеяния носил он... Месяц, сияющий и искрившийся волшебным светом. Лучи его и питали их крошечный мир. Был он богат и добр, умён и смел.
Но не поэтому злился скверный генерал на юношу. Имел чёрный лебедь невесту - прекрасную девушку, умевшую превращаться в чёрную голубку; кроткую, с притягательной бледностью, маленькую, с чермными раскосыми глазами и длинными серными локонами.
Омрачала их любовь сердце генерала - попугая; мечтал он выгнать постылых служанок и получить себе именно такую же прекрасную невесту, какая была у принца. День и ночь он лелеял коварный план, тренируя маленьких ниндзя; с вежливой улыбкой приветствуя повелителя, а за спиной мрачнея и зеленея от зависти; бросая жадный взгляд на принцессу.
Не раз обнимала она спящего жениха в образе черного лебедя, проливая горькие слёзы, вспоминая эти ядовитые взоры; не раз просила она любимого уехать в другой город, попросить защиту у соседей. Но принц лишь печально качал головой, повторяя указ, карающий смертью всякого, кто вторгнется в мир людей.
"Ах, лучше умереть в объятиях любимого, чем жить в обмане поцелуя коварного" - воскликнула в сердцах голубка, спрятав лицо в широкий рукав темного кимоно, признавшись, как недавно лукавый попугай преследовал её и предлагал добровольно бросить жениха и любить его, иначе он возьмёт её в жены силой.
"Мой верный генерал, не может быть!" - воскликнул принц, схватившись за сердце и прижав к груди прелестную принцессу. И лишь ярко, как пронзённый, вспыхнул месяц на его поясе...
С тех пор он стал... Таять, точно утренняя дымка в облаке сакуры; отнимая силы своего хозяина и всех волшебных птиц. Перепуганные, не умеющие жить без лунного света, они одна за другой поднимались по ночам к соседям, к небу, где не переставал сиять месяц. А те, завидев птичью тень и вспоминая страшные истории о них, бросались призывать стражников; и... лишь тонкие грустные перья падали на плачущий снег...
И так день за днём, и в один миг... Осиротелые птенцы волшебного города бросились на колени перед чёрным лебедем, лежавшим уже не одну ночь в тяжкой неведомой болезни. Он силился поднять шею к подданным и не мог; и вот вспорхнула лежащая у его крыльев чёрная голубка - и вот уже прекрасная девушка приподнимает голову юноши и даёт ему воды.
"Надо позвать генерала, пусть ведёт войско защищать нас!" - пищали птенцы в виде заплаканных босых детишек.
"Ах, простите! - опечалился ещё больше принц. - Не слушается меня попугай, только играет в кости с индюками на золото день-деньской... И нет средств призвать к нему... ". Далее несчастный, изнеможенный лебедь упал на пуфик, совестливо спрятав мордочку в пух груди.
"Что же нам теперь делать? - плакали малыши. - Неужели мы погибнем?".
"Нет, есть одно средство!.. - немного подумав, решилась принцесса и, строго-настрого наказав не подкупленным, глупым павлином и попугаем, стражникам охранять принца; легонько вышла из покоев.
Злой генерал праздновал свою победу и, объевшись жирного риса, горланил песенку о том, как хорошо, что между королевствами раздор, и как он скоро захватит власть после, должного погибнуть, черного лебедя, и женится на его прекрасной принцессе...
Какого же было его радостное изумление, когда он увидел перед собой черноглазую черноволосую красавицу в тёмном кимоно, о которой грезил так давно. На удивление она была с ним ласкова и приветлива, угощала дорогими яствами и брала подарки, весь двор стал поговаривать, что она... Станет женой, но попугая.
Суетливые индюшки заправляли пуховое одеяло и шелка на брачном татами, гейши-журавли поигрывали веерами и зонтиками, репетируя танец для молодых, а девочки-цыплята отдали свои косы-пух, чтобы соткать роскошное свадебное платье для невесты; мастера-дятлы вытачивали клювами корону для попугая.
Он уже примерял на себя роль короля, который ограбит глупых людей, красуясь в брачной мантии.
"Скажи, любимый! - обратилась к нему невеста, радостно обнимая его и улыбаясь завораживающе, - Старики говорят, что много веков царства людей и наше дружили, отчего раздор?".
"Не скажу! - грубо отрезал бывший генерал, немного отталкивая девушку, боясь, что она помнёт его убранство. - И вообще, нам надо думать о свадьбе!".
"Ах, если б я знала, почему... Я сделалась б самой счастливой принцессой на свете! - погладила несговорчивого будущего супруга голубка, легонько-магично танцуя в прелестном свадебном кимоно, - Я бы пела листьям в ночном лесу, о том, какой мудрый и прекрасный у меня муж... И тень тумана на камне восхваляла бы такого могучего короля... И сакура шептала бы дождю, как ещё сильнее я буду его дарить и любить..."
Голос её сказочным ручейком так и лился в душу попугая, мёд ее слов так и развязывал язык, от ее танца и прикосновений ему вовсе вскружило голову.
"Я рассказал людишкам, как опасен чёрный лебедь и его королевство! Вот какой я молодец, теперь я подчиню всех, а ты будешь меня за это любить!" - гордо нахохлился и со скрипом прокричал гордый попугай.
"О, ошибаешься ты! - ахнула девушка, узнав правду. - Не может быть любви, где есть обман. Не может быть королевства, там, где гордость. Не может быть свадьбы, там, где расчёт!" – и, произнеся это, она отбежала к окну и в тот миг... Легкое чёрное крыло голубки мелькнуло в синеве ночи...
Попугай был ошарашен и... Потемнел от обиды и... горя (волшебное сияние, до избытка перетекавшее к нему одному, покидало его, и он даже не замечал этого, ведь слушал лишь своё, теперь разбитое сердце). А тем временем... Лунные нити вились по прохладному воздуху города, незримыми крыльями складываясь в... снова наливавшийся сиянием магический месяц на поясе, уже готового было проститься с жизнью, принца. Чёрный лебедь открыл глаза - прекрасная девушка ждала его в свадебном платье, от неё шли волшебные лучи, настолько мягкие и тёплые, так нежна была их музыка, что...
Одна за другой из перьев снова складывались птички - воробьи, кардиналы, фламинго и павлины, с радостными вскриками они взлетали в небо, делая пассы в полёте крыльями, отчего... У людей возвращалось потерянное добро, уходили горести и болезни, и на королевство их лился добрый волшебный свет. Поняли соседи земель черного лебедя, что это незлые и магические птицы. И снова стали они дружить.
И много гостей было на свадьбе принца и принцессы - и людей, и птиц. Только попугая не позвали. До сих пор его род не уважают. А любовь лебедя и голубки и сейчас воспевают песни тихой сакуры лунной ночью...

Аватара пользователя
Gazero
Свободный художник
Сообщения: 3007
Регистрация: Март 2014
В сети/Не в сети: Не в сети

писанинки :)

Сообщение Gazero » 08 фев 2017, 23:41

Cold Pulsar


Чёрные звёздные тропинки прячутся под широкими ногами с крючками - скорпион идёт за ней; он просто так не упустит шанс съесть игрушку нового ребенка... Он родился в сказочной стране, где среди пирамид текли молочные сладкие реки и лили источники мёда; маленьким, привлекательным черно-звездным малышом был взят к одной принцессе...
На первый взгляд у неё было все - роскошный дворец, заботливая мачеха, жена фараона сказочной страны, одевавшая её в богатые платья и украшения, кормившая сладостями и яствами. Но с самого начала царица... Не любила мягкие игрушки дочери, очень сердилась, когда видела, как принцесса играет. "Тебе не должно быть дела до этих глупостей!" - твердила она. Бедной малышке приходилось играть тайком.
Долго терпела это жена фараона, а потом... Отправилась с принцессой на рынок, приятно улыбаясь и сказав, что собирается подарить питомца. Она тянула девочку мимо палаток, в тенях которых на пуфиках дремали восхитительные щенки, мимо жёрдочек с радостными попугайчиками, котят, и велела присмотреться к глубокому бассейну, к которому не хотел никто подходить, несмотря на золотистый блеск его волн.
"Вот, он будет отличным другом тебе!" - сказала мачеха, указывая принцессе на яйцо, охраняемое гревшейся на солнце змей. "И ты сама должна его взять!" - нахмурив брови, прибавила она.
Малышка протянула руку и потрогала скользкую и холодную голову змеи, та открыла глаза и, увидев её, зашипела приятной тихой мелодией, придвигая кольцами своего тела яйцо испуганной девочке.
"Видишь, даже она советует тебе его взять!" - внушающе присовокупила царица, хватая крошечную находку и вкладывая в руке приемной дочке.
Как только яйцо коснулось её ладони, скорлупка треснула - и крошечный скорпиончик робко стал протягивать клешни, чтобы поздороваться с новой хозяйкой.
И принцессе вдруг показалось, что он совсем неопасный и ласковый, она радостно погладила малыша пальцем и побежала домой, впереди довольной мачехи, играть с любимцем.
Но не догадывалась она, что этот скорпиончик был непростой - он питался только её любимыми детскими игрушками. И с каждой съеденной игрушкой она внезапно стремительно росла. А царице этого только и надо было, ведь её заботило, как расширить границы своих владений (для этого стоило подождать, когда падчерица вырастет и отдать её замуж).
Жена фараона сказочной страны не хотела ждать, ведь днём и ночью мечтала она, как пройдётся по владениям соседнего, ещё более богатого края, где водились изумрудные павлины и жемчужные лани, весь дворец владыки которого был из белого золота, а одежды горожан расшивали алмазами.
Подрастал у владыки сын, вполне видный парень, только ещё любивший поиграть и погулять; как и принцесса... "Неужели, магический скорпион не работает?!" - возмущалась мачеха, потирая руки от нетерпения (сама она редко занималась дочерью, предпочитая сходить в гости да прикупить наряды). Но видя, как исчезают мягкие игрушки, а платьица девочки становятся ей малы, радовалась и гладила черно-звездного питомца.
Принцесса сначала радовалась, что становилась старше и красивее; но... Чем больше она менялась, тем строже становилась к ней царица: "Не пой и не танцуй в гостях, если не попросят, это ребячество!, "Носи это и терпи, что неудобно, ты должна подчеркивать свою красоту, чтобы все завидовали тебе и мне!", "ты не будешь дружить с этой девочкой, она не нашего круга!".
И... Она вдруг очень захотела вернуть время назад, когда не было этого скорпиончика, со слезами вспоминая тихий и беззаботный сон среди игрушек. Принцесса прогоняла его, выкидывала; однако, к её ужасу, он каждый раз возвращался (и каждый раз он был больше, темнее и злее). Девушка умоляла мачеху избавиться от жуткого питомца, который ее вовсе давно не радовал; но корыстная царица не собиралась рушить собственные планы; и она посадила скорпиончика на волшебную цепь, которую почти невозможно сломать, чтобы тот оставался при них.
По ночам она тайком подкидывала игрушки ему, а он жадно разрывал их клешнями и протыкал жалом... Тем временем её дочь полностью превратилась в девушку, и, нарядив её, как следует, царица повела её к соседям, знакомить с сыном владыки.
Принц этой богатой страны сразу обратил внимание на прекрасную девушку в богатом наряде и заговорил с ней, долго любуясь её фигурой и лицом перед тем, как подойти.
Она доверчиво поддержала беседу с ним; они гуляли среди садов, на волшебных деревьях которых росли драгоценные кораллы, и янтарные птички пели трели так сказочно, что... Девушка позволила себя обнять сыну владыки.
Он обрадованно-с любопытством ещё посмотрел на неё и поцеловал. Но оба ощутили лишь словно холодное и скользкое веяние змеи.
"Все, иди, больше ты мне неинтересна!" - резко сказал он; и эти слова, как по магии, пронзили её, уже доверившееся сердце, и острым лезвием показались сквозь ладонь одной руки.
"Мама, принц меня прогнал! - плача, побежала к царице девушка, надеясь, что в ней, до скверного обожавшей славу и богатство, осталось что-то от добра.
"Значит, ты недостаточно красиво оделась, и не смогла его удержать! Сама виновата!" - резко бросила жена фараона, угощаясь вином (ей наливал владыка, который хлопал по плечу сына: "Ничего, ещё принцесса будет, и лучше!").
А ведь мгновения назад, когда они гуляли, принц говорил ей, что всегда будет с ней, что она самая лучшая; сейчас он вернулся к игрушкам из золота, а мимо неё проходил так, словно никогда не видел. И это нанесло ещё одну рану в сердце принцессы, отразившуюся потом вторым острым лезвием из другой руки.
Она отвернулась и пошла прочь, не обращая внимания на то, что прекрасный её наряд потемнел, а опечаленное красивое лицо скрылось под роем из стеклянной острой сетки из иголок.
Так, принцесса превратилась в воительницу, преследовавшую волшебных скорпионов
Она твёрдо решила победить их, чтобы больше никто не страдал от потерянного детства...

Аватара пользователя
Gazero
Свободный художник
Сообщения: 3007
Регистрация: Март 2014
В сети/Не в сети: Не в сети

писанинки :)

Сообщение Gazero » 12 фев 2017, 17:23

Gemini

Мы жили с тобой в сердце одной далёкой звезды. И были счастливы вдвоём в нашем маленьком мире. Когда-то не было вокруг этих туманных крыльев и страж комет вокруг нашей звезды, и всякий мог обратиться к нам за помощью, ведь мы обладали способностью дарить волшебных существ.
Мы были такими разными, а внешне были похожи, как две капли воды. Ты устраивала ночь, осыпала её искристыми листиками и убаюкивала ветер пением птиц; я возводил день, и выкрашивал листики в тёплые ниточки солнца, укрывая голубое небо радугой...
Никто не нарушал покой нашего мирка, и мы могли долго тихо гулять по его сказочным местам, беседуя обо всем на свете...
Увы, это мгновение не длилось вечно. Обратился к нам народ, где были все разные на вид, но одинаковые внутри: всем им хотелось чудес, без труда и побольше, каждый думал, чтобы ухватить себе больше даров их планеты, и каждый всегда думал, что у другого больше и лучше. Никогда я ещё не встречал такого жуткого племени. Но ты, что была всегда добра со всеми, приветливо спустилась к ним, с жалостью трогая измученные ненасытными жителями ключи и леса их мира. Они же даже не обращали на это внимания, спеша укрыться в, все разраставшиеся, каменные неясные норы, высотой превосходивших нас в десятки.
И мне пришлось подчиниться своей любви к тебе и помогать выращивать невиданные для них растения, рождать зверей с магической силой (они долго не могли ничем удовлетвориться, придирчиво осматривая каждый наш подарок).
Затем, они скучающе зевнули и хотели уже прощаться, как один из них что-то прошептал другому, тот - ещё одному, и так далее, пока вся их толпа неожиданно не оживилась и снова начала приближаться к нам (мы стояли в нерешительности).
"Мы хотим быть внешне как вы, да и силы вашей хотим!" - обратился к тебе их предводитель. "Не будет тогда существа красивее и могучей, чем мы, вас всего двое, а нас больше, и мы ещё таких чудес придумаем, что о вас все забудут!" - гордо заключил он, грубо хватая тебя за руку.
Ты испугалась, осознав, что их различие и слабость хоть как-то помогали им сохранить свою неповторимость, хотя она и гнулась под тяжестью тщеславия и жадной зависти. А теперь они могут не только себя, но и других погубить...
Лишь дай им нашу силу. А что до внешности... Нет, я бы не стал меньше любить тебя, даже если с сотни созданий походили собой на твои прекрасные глаза, кроткую алую улыбку, оттеняемую бледными щечками, понимающие руки, твои пышные светло-зеленые волосы, твою фигуру, сияющую плавными космическим звездным мерцанием; однако... Они своим безумным желанием могли погубить тебя!
Я не мог этого допустить и, мысленно произнеся заклинание, мановением одной руки убрал все наши дары этому скверному племени, второй - поднял тебя в воздух, вырвав из их злобных рук.
Представляю, что пережило твоё бедное сердце, но... Не бойся, я рядом.
"Я могу отдать вам все, но не позволю забрать её для ваших сумасбродных планов!" - громко окликнул я их, указывающе крепче обнимая тебя.
"Добивайтесь сами своих идеалов, не подражая никому, только так вы совершите чудеса! Надеюсь, мы послужим вам хорошим напоминаем об этом!" - сказал я на прощание, поднимаясь с тобой все выше...
Они таяли в высоте, роем возмущавшихся и, как один, красных от злости, судорожно пытавшихся поймать исчезающее добро. А я... Соорудил из туманности крылья нашей звезде (когда ты коснулась их, все её черты сложились в прекрасного Лебедя)....
Прости меня, возможно, я не прав, но лучше будем... Сияющим созвездием Близнецов, напоминанием вопроса о идеалах и важности оставаться собой... вместе... вдали, в тихой синеве среди звёзд...

Аватара пользователя
Gazero
Свободный художник
Сообщения: 3007
Регистрация: Март 2014
В сети/Не в сети: Не в сети

писанинки :)

Сообщение Gazero » 23 фев 2017, 12:45

Рок-Пьеро


Тихо-тихо шелестит дождик из звёзд, что переливаются в темноте разноцветными искорками, открывая маленький месяц... Внимательно присмотревшись, можно заметить, как они дрожат от ветерка, ведь являлись занавесом на сцене. На тёмную площадку осторожно падают лучики проектора, утопая в... нетерпеливых разговорах и выкриках.
Высокий юноша задумчиво поправляет белила и чёрные подводки глаз и щёк, готовясь к выходу на сцену. Он терпеливо подключает и проверяет исправность акустики, пока конферансье триумфально беседует с публикой о нем.
"Встречайте, Ваш любимый Пьеро!" - громогласно завершает свою пафосную речь тот, и юноша проходит к микрофону, на ходу включив проигрывание вступление к своей песне и одев ремни с гитарой поверх черного костюма, на груди украшенного белым помпончиком (в тон такому же шарику из меха посередине темного обруча, прикрытого длинными кудрями юноши).
Музыкант взял первый аккорд, внутренним чувством бережно-спасительно устремляясь к инструменту - чёрной рок-гитаре, украшенной голубыми крупными узорами.
Он вдохновенно перебирал струны, словно это были страницы истории, которая раскрывалась в песне, бережно подчёркивая эмоции нот голосом, Пьеро не переставал мысленно глядеть на... Маленькое отражение искусственного месяца, беспечно скользившее по плавным граням его струнной подруги (он назвал её «Мальвина», может, ради того, чтобы глубже проникнуть в свой сценический образ; а, может потому, что искренне был привязан к гитаре).
С некоторых пор это отражение как-то по-новому блестит, все дальше забирая невидимое дуновение счастья вдохновения. Восторженные поклонники, конечно же, не видели, как юноша грустит, ведь он сохранял свой фирменный вдумчиво-благожелательный вид, в перерывах между песнями фотографируясь с почитателями и расписываясь в их блокнотиках-книжках на память, отвечая на их вопросы. Но его глаза, с тоской все глядевшие вслед убегающему чистому лучику музы, плакали про себя.
Пьеро с облегчением дождался окончания выступления и, получив скромный заработок, поехал домой.
Фанаты живо представляли себе (не без зависти и стремления подражать), как их кумир легонько отбрасывает гитару и, затянувшись сигаретой, лениво просматривает адреса поклонниц и соратников, прикидывая, кого в этот раз осчастливить своим присутствием с ним или с ней в пабе, купаясь в его или её обожании себя за бутылочкой пива. Но на самом деле, герой их грёз и мотиваций... бережно кладёт «Мальвину» рядом со скромным столиком с компьютером, напротив синтезатора у бедной кушетки, наспех перекусывает кофе и бутербродом из крохотного холодильника и садится думать.
Он очень любил моменты тишины, когда ещё часы или творческая идея не диктовали ему быстро садиться за инструменты или программы - сводить записи или пропевать текст в микрофон для песен. Тогда можно просто прислушаться к молчанию и подумать.
Пьеро в такой миг скромно садился поближе к гитаре и задумчиво водил пальцем по её голубому узору, мысленно спрашивая, что случилось в их отношениях и какой рок отнимает у них ту связывающую нить светлого тихого впечатления...
Он не мог ответить на этот вопрос, а «Мальвина», казалось, спешила снова убраться лунными искорками на чёрной фигурке, и чувствовала себя вполне счастливой, издавая бодрые пассажи, когда он перебирал её струны. Но это все не то, уже не то! - с обреченной ностальгией вздыхал юноша и, ещё раз проверив исправность техники, выключал все и, смыв грим, ложился спать (долго ещё про себя беседуя с, так поразившим его переменой, отражением искусственного месяца).
Ему снилось то ощущение, когда он в первый раз придумал песню, и робко делал первые шаги по игре на «Мальвине», они как будто могли сутками быть вместе, и ничто не нарушало их идейно-музыкальных уз, будто так было и будет всегда. Ему снилось, что он этим жил, жил по-настоящему, без душащих порою пут творческого кризиса, формальностей с заказчиками и сложностями с удерживанием карьеры рок-певца-одиночки.
В этом сне ему снова не нужен был никто, только гитара, вдохновляющее как тогда, как впервые, сияние месяца на сценке, переливающееся вместе со звездочками на темной шторке.
Пьеро тихонько заплакал, проснувшись - сон подзабудет о нем, забравшись шажками уходящих теней в новый день, оставив тоненькую нить воспоминаний...
Он тихо снова коснулся пальчиком «Мальвины», беседуя с ней без слов внимательными карими глазами. И, как по волшебству, на ней сверкнули осторожные искорки месяца, как в его сне, взмахнув крыльями перелива на прощание...


Вернуться в «Кухня Рокфора»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 6 гостей

cron